Боруто 1 сезон 29 серия
18 октября 2017 года
Манга Боруто 18
15 ноября 2017 года
Блич 367
Трансляция приостановлена.
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 278
Весна 2018 года.
Манга Хвост Феи 545
Финальная глава
Ван Пис 809
15 октября 2017 года
Манга Ван Пис 882
19 октября 2017 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Итачи официаль...
Написал: сmPunk(N)
Дата: 2017-10-24
Ответов в теме: 54
Тема: Mafia - Основн...
Написал: Sliderpro
Дата: 2017-10-24
Ответов в теме: 7306
Тема: Обито vs Мадар...
Написал: TOBITO_OBITO
Дата: 2017-10-24
Ответов в теме: 133
Статистика

В деревне: 108
Учеников: 99
Шиноби: 9

ZoroKenshi, Крошка_Инод, сmPunk(N), Rudeus, TOBITO_OBITO, Sliderpro, Xerox, 111nomad

И снилось ворону, что был он лисом. Арка 1. Глава 3

Следующим утром в Академию я шёл на полнейшем автопилоте. Случайно подслушанный накануне разговор не давал мне покоя, и ни о чём другом, кроме него, я попросту не мог думать. Даже о готовящемся разносе за вчерашнюю мою шалость вспомнил лишь когда Ирука-сенсей, грозный и недовольный, преградил мне дорогу в коридоре.

— Ну, я пошёл, — Саске похлопал меня по плечу, обозначая моральную поддержку, и с обычным самодовольным видом удалился.

— Изуна, — внушительно начал учитель, когда мы остались вдвоём, — твоё вчерашнее поведение было неподобающим.

— Прошу прощения, Ирука-сенсей, — я поклонился, прекрасно зная, что извиниться проще и быстрее, чем ближайший час выслушивать его нотации (да, теперь я уже научен горьким опытом, так что приспособился усмирять свою гордость). — Как я вчера пообещал Итачи-сану и Шисуи-сану, этого больше не повторится.

Проходившие мимо ребята, спешившие в классы, с интересом поглядывали на нас, но я старательно игнорировал их внимание, полностью сосредоточившись на том, чтобы правдоподобно изобразить смирение. Ну, кажется, сработало — Ирука протяжно вздохнул, и руки его, до того упёртые в бока, опустились по швам.

— Что ж, я рад, что хотя бы Учихи имеют на тебя влияние, — сказал он с какой-то обречённостью. — Обратиться к ним было верным решением.

— Вы тоже имеете на меня влияние, сенсей, — пока он совсем не расстроился, я решил немного подластиться. — Заметьте, с каждым годом количество актов моего вандализма сокращается, и всё из-за того, что мне не хочется слишком уж часто расстраивать вас.

Ирука посмотрел на меня откровенно удивлённо, но выглядел он вполне польщённым. Поначалу все учителя прямо-таки шарахались, когда я начинал говорить красивыми фразами с толикой безобидной лести, хотя теперь, наконец, привыкли. Я знаю, что Узумаки Наруто не отличался особыми манерами, но в меня их с самого детства вбивали почти с таким же упорством, как искусство ниндзя, поэтому старые привычки говорили во мне и сейчас.

— Иди на урок, — стараясь не улыбаться, сказал Ирука. — И постарайся сдержать обещание.

— Свои обещания я сдерживаю всегда, сенсей, — серьёзно сказал я и удалился в класс.

Когда я вошёл, урок уже начался, но ругать за опоздание меня не стали (обычно я непунктуальностью не отличался), а просто попросили занять своё место. Всё же сочтя не лишним извиниться перед учителем, я быстро добрался до парты, за которой сидел Саске. При моём приближении он хмыкнул, но убрал с сидения рядом с собой сумку — всё-таки держал для меня место, заботливый мой родственник… друг. Усевшись около него, я сделал вид, что внимательно слушаю сенсея, читавшего лекцию о видах стихийных чакр, а на самом же деле вновь обратился мыслями к услышанному накануне.

С какой стороны ни посмотри, это полная жесть. Гены и удивительная чакра Узумаки, ум взрослого и опытного Учихи, как оказалось, ещё и Кьюби в придачу… Гремучая смесь, поистине гремучая. И, главное, что со всем этим делать? Что я джинчурики, как видно, знает всё старшее поколение жителей деревни, при этом от меня самого почему-то этот факт старательно скрывался на протяжении двенадцати лет. Это что, решение проблемы из серии «Не будем о ней говорить — рассосётся как-нибудь сама»? Но ведь глупо как-то — не обучать джинчурики контролю над хвостатым. Более того, потенциально очень небезопасно.

На фоне всего этого особую актуальность приобретет вопрос: а что мне, собственно, делать с Кьюби? Со своим родным Шаринганом я бы смог без особых проблем его контролировать, но в этом теле любимого Мангекью при мне нет. И как тогда обходиться? Как вообще можно контролировать бидзю без додзюцу? И какого, опять-таки, хрена, никто не спешит посвятить меня в эти тонкости?! Ладно, если в ближайшие месяцы никто из старших не сподобится заняться решением данной проблемы, я возьму дело в свои руки. Пока же понаблюдаю за Итачи — возможно, у него всё-таки есть какой-то план. Признаться честно, я на это очень рассчитываю.

Тем временем долгий и безумно скучный (для меня; большая часть остальных студентов внимала сенсею чуть ли не с открытыми ртами) урок наконец подошёл к концу, и настал черёд физических упражнений — как раз то, что надо для успокоения нервов. После продолжительной и обстоятельной разминки и тренировки метания сюрикенов настал черёд спаррингов. Даже не спрашивая у учителя, мы с Саске встали друг напротив друга — навыками мы значительно превосходили всех без исключения одноклассников (спасибо Итачи и Шисуи, они об этом позаботились), а потому ни с кем другим в пару ни меня, ни Саске уже давно не ставили. Сенсей дал сигнал — и мы начали бой.

Я всегда любил тайдзюцу — когда сражаешься врукопашную, возникает какая-то связь с противником, дающая прочувствовать его в полной мере, помогающая понять, что за человек перед тобой. Мадара, как и в жизни, в атаках своих всегда был резок и непредсказуем, Тобирама, напротив, — последователен и методичен; Итачи сражается обдуманно, плавно, не допуская ни единого лишнего движения, а вот Шисуи обожает непрестанно кружить вокруг противника, путая его внезапными ударами с разных сторон. В отличие от родственников, у Саске стиль боя пока ещё не до конца сформировался, но уже сейчас я чувствую, что по резкости и порывистости этот парень через пару лет вполне мог бы и с Мадарой потягаться.

— Не зевай! — окликнул меня Саске, видя, что я витаю в облаках. — Или решил сдаться?

— Мечтай! — хмыкнул я, проводя быстрый удар ему под дых — только вовремя активированный Шаринган помог мальчишке увернуться и отскочить в сторону.

Не давая ему времени опомниться, я перешёл в атаку. Эх, Саске, Саске… знаешь ведь, что твой пока ещё довольно слабенький Шаринган не поможет против меня. Всё-таки я лучше других знаю, как сражаться против обладателей этого додзюцу — и не мудрено, сам ведь был им столько лет. Кроме того, немало хитростей в своё время придумал, сражаясь со мной, Тобирама, и сейчас я не стесняюсь пускать их в ход (хоть я и терпеть его не могу, отрицать, что Тобирама был очень сильным и талантливым шиноби, было бы глупо; к тому же, только исключительный воин способен убить обладателя Мангекью). Впрочем, не спорю, Саске хорош — для своего возраста; я же старше его, мягко говоря, намного, имею больше опыта, а потому чаще побеждаю. Хотя, когда начинаю зевать и отвлекаться на свои мысли, вполне могу оказаться на земле, подмятым под противника, — как, к примеру, сейчас.

— Саске-кун! — радостный визг Ино и Сакуры сообщил мне, что наш бой уже собрал зрителей. — Ты просто супер!

Напрочь игнорируя вопящих девчонок, Саске встал и протянул мне руку; мимолётно усмехнувшись, я принял его помощь. Резко дёрнув меня на себя и поставив на ноги, Саске не сразу отпустил мою руку.

— Что с тобой? — прошептал он мне на ухо.

— В смысле? — состроил я непонимание.

— Совсем не следил за боем, — он нахмурился; такая лёгкая победа его совсем не радовала.

— Прости-прости, задумался, — я хитро улыбнулся и, чтобы отделаться от продолжения допроса, добавил: — Можем попозже повторить, Саске, и тогда уже, обещаю, я поваляю тебя по земле, раз ты так этого хочешь.

— Придурок, — фыркнул парень и, легко толкнув меня плечом, направился в сторону скамейки.

Пряча улыбку, я последовал за ним. На скамейке меж тем по бокам от Учихи образовались Ино и Сакура, наперебой восхваляющие мастерство юного гения.

— Саске-кун, ты так классно дерёшься!

— У тебя так хорошо поставлен удар!

— Твой Шаринган такой суперский!

— Ты замечательно двигаешься, Саске-кун!

И дальше в том же духе. При этом сама жертва поклонения сидела с каменным лицом, только во взгляде читалась почти что мольба.

— Простите, дамы, — я беззастенчиво прервал их дифирамбы и втиснулся на скамейку между Саске и Ино. — Слушайте, а как насчёт сходить куда-нибудь сегодня?

— Отвали, Изуна, — пробурчала Ино, откровенно раздосадованная тем, что между ней и Саске образовалась преграда. Я же, продолжая нахальничать, снял с волос резинку и, нарочно широко расставив локти, принялся по новой завязывать хвост (на это ушло немало времени, но старую причёску с хвостом до середины спины мне восстановить удалось).

— А Саске-кун пойдёт с нами? — заискивающе спросила Сакура, сверля предмет воздыханий пытливым взглядом.

— А то как же, — ухмыльнулся я, за что получил незаметный, но ощутимый тычок под рёбра от друга.

— Круто! — обрадовалась Ино. — Куда пойдём?

— В Ичираку, — подал голос Саске.

Я недовольно цыкнул — ведь знает же, гад, что я рамен не люблю!

— Отличный выбор, Саске-кун! — захлопала в ладоши Ино. Ага, да если бы он даже в притон какой предложил пойти, это всё равно был бы «отличный выбор».

— А во сколько пойдём? — Сакура не сдавалась и упорно пыталась перетянуть внимание Саске на себя.

— Давайте после уроков, — предложил я. Вечером — не вариант: хочу сегодня опять попытаться заночевать у Учих, вдруг ещё что удастся подслушать.

— Что скажешь, Саске-кун? — уточнила Ино.

— Мне это подходит, — подумав немного, величественно кивнул он. Нет, и всё-таки наш клан — неисправимые позёры; теперь-то, понаблюдав за Учихами со стороны, начинаю понимать, что имели в виду Тобирама и его брат.

— Тогда до встречи! — помахав нам ручками, Ино и Сакура унеслись к учителю, звавшему их для проведения нового боя.

— На кой? — ёмко осведомился у меня друг, когда будущие куноичи вышли за пределы слышимости.

— Помогаю Шисуи-сану в его стремлении поскорее восстановить популяцию Учих, — преспокойно сообщил я, откинувшись на спинку скамейки и, заложив руки за голову, прикрыв глаза.

Саске недовольно проворчал что-то себе под нос и погрузился в молчание. Небось придумывает месть, с него станется.

Передохнув немного, мы снова сразились, теперь уже просто интереса ради. Саске, конечно, старался, но на этот раз я был полностью сосредоточен на бое, а потому парню пришлось тяжко. Однако, как бы я ни был поглощён нанесением и отражением ударов, всё же заметил, что из окна второго этажа Академии, выходящего на тренировочную площадку, за нами кто-то пристально наблюдает; причём, готов поклясться, следил неизвестный именно за мной и Саске. Однако когда я наконец повалил друга на землю и получил возможность внимательнее взглянуть в подозрительное окно, никого там не оказалось. Раздосадовано — а как же, упустил ведь следившего — хмыкнув, повернулся к недавнему противнику.

— Лучше? — не без ехидства поинтересовался я.

— Лучше, — кивнул Саске, поднимаясь и отряхивая одежду от пыли.

Я же опять непроизвольно покосился на окно. Предчувствие вновь зашевелилось внутри меня, и очень надеюсь, что на сей раз ничем плохим это для меня не обернётся.

До конца учебного дня больше ничего интересного не было — уроки тянулись, мозг закипал, с прилежным Саске сидеть было скучно, поэтому пришлось на перемене перекочевать к Кибе, беспардонно дрыхшему на задней парте. Растолкав приятеля, последний урок я разнообразил играми в «крестики-нолики»; когда же я, в очередной раз обыграв Кибу, довольный собой, под тихое ворчание противника стал от нечего делать оглядывать класс, вдруг наткнулся на взгляд сидевшей справа от меня Хинаты.

— И-изуна-кун… — пролепетала она, тут же заливаясь краской, стоило мне посмотреть на неё.

— Как дела, Хината? — беспечно спросил я, делая вид, что не заметил её состояние.

— Н-нормально, — она покраснела ещё сильнее, но всё-таки продолжила: — Изуна-кун, я… я хотела…

— Да?

— Я хотела сказать… т-ты очень здорово сражался против Саске-куна сегодня! — выдав это, словно самую сложную фразу в мире, девочка стремительно опустила взгляд на свои колени.

— Спасибо, Хината, — улыбнувшись ей, я отвернулся.

Да, я прекрасно знаю, что нравлюсь ей, однако упорно который год сей факт игнорирую. Честно, если бы не чрезмерная робость, Хината была бы милашкой, но вот только встречаться с ней я не планировал ни при каком раскладе — по правде говоря, есть у меня один коварный план. Что поделать — хочу, чтобы у моих детей обязательно, прямо-таки всенепременно был Шаринган! Наверное, даже сейчас я остаюсь в душе слишком Учихой, и раз уж обладание додзюцу для меня заказано, то пусть хотя бы детишки мои порадуются. А так как из Учих единственной подходящей мне по возрасту девочкой является Минори-чан, которая на год младше нас с Саске… Что ж, надо начинать намекать Итачи на моё искреннее желание стать частью их большой и дружной семейки. Да здравствуют браки по расчёту! Никаких проблем и треволнений!

Ну, а пока моя невеста (она, конечно, ещё не знает о своём счастье, но годика через три, думаю, я её обрадую) учится метать кунаи и складывать печати, можно и мне немножко погулять на стороне. Тем более что ж не для себя, а для друга стараюсь! Он мне потом ещё спасибо скажет!.. Или нет. Если подумать, Мадара так и не сказал, когда я попытался свести его с одной куноичи из клана Узумаки… А, впрочем, ладно. Саске — не Мадара (и стоит мне, наверное, почаще об этом вспоминать), поэтому за собственное здоровье после выступления в роли свахи можно не опасаться.

Едва урок закончился, я первым вышел из класса, чтобы подождать остальную компанию во дворе. И вовсе не потому, что влом мне было делать это в классе, и не из-за непрекращающихся тихих вздохов Хинаты, вовсе нет — просто прямо напротив дверей Академии на дереве висели замечательные качели, на которых я безумно любил посидеть после уроков. Вот и теперь, быстро выскользнув из толпы детей, тянувшейся по коридорам школы, я поспешил усесться на излюбленное место и, оттолкнувшись, принялся неспешно раскачиваться. Знаю-знаю, это глупо, по-детски, недостойно солидного шиноби — но, Рикудо возьми, как классно-то! И вообще, мне двенадцать, так что качели мне очень даже по возрасту.

Я раскачивался всё сильнее, ветер лёгкими потоками обдавал моё лицо, ворошил волосы, и мне безумно захотелось вдруг в голос рассмеяться, плюнув на всё и всех, позабыв о проблемах. И я бы, наверное, даже сделал это, если бы очень не вовремя ко мне не подошли Саске и девчонки.

— Развлекаешься? — флегматично поинтересовался друг.

— Ага, — я легко спрыгнул качелей и, остановив их, улыбнулся одноклассницам. — Готовы?

— Готовы! — улыбнулась в ответ Ино и попыталась ненавязчиво взять Саске под руку, но тот движение предугадал и плавно шагнул вперёд, ко мне.

Пока шли по деревне, девчонки беспрестанно болтали. Честно, это какой-то трындец — я и в прошлом не слишком-то любил трепливость некоторых девушек в клане, но по сравнению с теперешними болтушками наши девчонки были прямо молчуньями. Да как у этих двух язык не заплетается — произносить столько слов в минуту, да ещё и без остановок?!

В общем, к тому времени, когда мы достигли Ичираку, затея со свиданием уже не казалась мне столь блестящей. В глазах Саске тоже читалась откровенная досада, и продолжал улыбаться и поддерживал разговор я больше назло ему, чем из интереса. Всё-таки мелкие подлости — неотъемлемая часть проявления семейной любви у Учих.

— Добро пожаловать! — стоило зайти в кафе, бодро приветствовал нас его владелец (Теучи, кажется).

— Здравствуйте, — Саске решил взять инициативу на себя — точно что-то замыслил, к Рикудо не ходи! — Нам, пожалуйста, четыре порции рамена.

А вот и подлость.

— Саске… — начал было я, но друг меня перебил:

— И да, одну сделайте, пожалуйста, двойной. Изуна сегодня очень устал на тренировке, ему необходимо хорошо поесть.

— Хорошо, сделаю, — старик светло улыбнулся и ушёл готовить заказ, так что мне оставалось только скрежетать зубами и устраиваться за стойкой между Сакурой и Саске (чтобы никому не было обидно, девушек я всегда обламывал по очереди).

— Сволочь, — прошипел я ему на ухо, на что Саске только ухмыльнулся. Он прекрасно знает, что я не люблю рамен. Но вместе с тем отказаться есть не могу — голодное детство в военное время научило нас с братьями с уважением относиться к каждой крошке, ради добычи которой старшим нередко приходилось жертвовать жизнями.

— Так здорово, — заговорила Сакура, чтобы нарушить повисшее молчание, — всего месяц остался — и мы станем генинами!

— Да, это большой прогресс, — с серьёзной миной согласился я, очень стараясь не рассмеяться. Генин — вот это круть. Особенно учитывая, что до определённого момента я был правой рукой главы клана Учиха.

— Интересно, какие сформируют команды? — протянула Ино, блестя глазами. — Надеюсь, мы с тобой попадём в одну команду, Саске-кун!

— Обойдёшься! — прикрикнула на заклятую подругу Сакура. — Это я буду той, кто попадёт в команду с Саске-куном!

— Что?! Ничего подобного, лобастая!

— Завидуй молча, поросёнок!..

— Девочки, девочки! — я замахал руками, призывая их к тишине. — Не надо ссориться! Саске на всех хватит!

— Сволочь, — вернул мне любезность Саске.

— И я тоже тебя люблю, дружище, — протянул я в ответ и непроизвольно задумался: сейчас мы с ним ходим на парные свидания, а что будет через несколько лет? Впрочем, знаю я, что будет: сначала кто-нибудь, пряча глаза, предложит «сходить на разведку в бар», потом станем вместе после миссий напиваться, а однажды проснёмся в одной комнате с парой голых девиц… Так, воображаемые гормоны, уймитесь. Ох, как же всё-таки тяжко быть взрослым мужчиной с телом двенадцатилетнего мальца.

— Прошу, четыре рамена! — Теучи поставил перед нами тарелки. — Изуна-кун, специально для тебя большая порция.

— Спасибо, — догадываюсь, что улыбка у меня вышла довольно судорожная, но на большее при виде громадной миски нелюбимого блюда, которое нужно съесть, я просто не способен.

— Приятного аппетита! — Ино взяла из подставки палочки и принялась за еду. — Вкусно!

— Действительно, — и всё же, когда Саске так коварно скалился, он просто до безумия напоминает мне брата. — Согласен, Изуна?

— Конечно. Всем известно, что Теучи-сан лучше всех в Конохе готовит рамен.

— Вот спасибо, Изуна-кун! — обрадовался похвале повар. — Хочешь, положу ещё наруто или менмы?

— Не надо, спасибо, — затряс я головой и быстро добавил: — Положите лучше девочкам.

— Хорошо, — подложив в тарелки девочек ещё добавок, Теучи откочевал к кухне; я украдкой с облегчением вздохнул и приступил к своей пытке раменом.

— Мне уже так хочется поскорее узнать, кого нам дадут в учителя, — а Сакура настойчивая, упорно не желает слезать с темы приближающейся к нам на всех парах генинской реальности.

— Джонинов, — коротко отозвался Саске; да уж, в общении с девушками он просто мастер.

— Причём наверняка сильных, — задумчиво протянул я, невольно вновь вспомнив вчерашний разговор Итачи и Шисуи.

— Ой, да какая, в целом, разница? — легкомысленно махнула рукой Ино. — Главное, чтобы не напрягал слишком.

— Между прочим, даже закончив Академию, мы должны продолжать учиться, — заметила Сакура, но тут же ехидно прищурилась. — Хотя, тебе и не обязательно.

— Правильно, я и так хороша!

— Да нет, просто тебе не освоить ничего сложнее программы Академии, так что можешь даже не напрягаться.

— Что ты сказала?!..

— Теучи-сан! — раздалось вдруг от входа, прерывая назревавшую ссору. — Нам три порции мисо, и мяса побольше!

— О, Киба-кун! — старик оторвался от своих дел и кивнул новому посетителю и его спутникам. — Положить что-нибудь для Акамару?

— Если у вас есть, — отозвался парень и, наконец, заметил нас. — О, привет, народ! А чего вы не сказали, что тоже идёте сюда?

— Вы какого хрена припёрлись? — прошипела Ино; в такие моменты она становится поистине страшна.

— Поесть, логично же, — лениво отозвался Шикамару, скользя безразличным взглядом по нашей пёстрой компании.

— Хорошо, что все здесь, — воодушевлённо заметил Чоджи, усаживаясь на высокий табурет. — Чем больше народа, тем веселее есть!

Пока наши товарищи по обучению рассаживались, а девочки недовольно хмурились и надували губки, скорбя по сорванному свиданию, я, сдерживая смех, наклонился к другу:

— Всё-таки вовремя подоспело твоё спасение, да, Саске? Скажи честно, это ведь ты закинул им идею пойти сюда?

— С чего ты взял? — прохладно осведомился он; хорошая попытка, Саске, но меня так не проведёшь.

— Они предпочитают барбекю.

— И отчего же, по-твоему, они не могли просто решить сегодня сменить рацион?

— Ага, совершенно спонтанно и, к тому же, безумно вовремя для тебя…

Саске только досадливо отмахнулся, но я всё равно остался при своём мнении — звёзды очень редко сами складываются в благоприятную для Учих фигуру, так что нам зачастую приходится им в этом помогать.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 105 | Добавлено: 2016-11-16

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]