Боруто 1 сезон 13 серия
29 июня 2017 года
Манга Боруто 14
29 июня 2017 года
Блич 367
Трансляция приостановлена.
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 278
Осень 2017 года.
Манга Хвост Феи 542
1-2 июля 2017 года
Ван Пис 795
2 июля 2017 года
Манга Ван Пис 870
29 июня 2017 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Fire game №64
Написал: ザエルアポロ・グランツ
Дата: 2017-06-26
Ответов в теме: 5185
Тема: ACT Clan Общал...
Написал: Ado_Burn
Дата: 2017-06-26
Ответов в теме: 8702
Тема: `Old Schoo...
Написал: Guru_Smoke
Дата: 2017-06-26
Ответов в теме: 6247
Статистика

В деревне: 143
Учеников: 132
Шиноби: 11

SuStaS, CIIiPi†, Ado_Burn, Amazing, Rudeus, Arekku, Alf94, Дон_Вишенка, wizards13, ザエルアポロ・グランツ

Путь молнии. Эпизод 12. "Пусть поют во сне и наяву".

Темнота была не страшная - прохладная. Он глубоко вдохнул - ночь пахла домом. А еще горькой полынью и сладкой корицей. Рин...
Реальность или иллюзия?!
- Развейся, - на всякий случай пробормотал он.
- Это не гендзюцу, - твердо сказала она. - Кошмаров больше не будет. Обещаю.
И тогда он сгреб ее, так что она охнула, прижал к себе, выдохнул в пушистую макушку:
- Рин, настоящая...
Его трясло, вздрагивали даже пальцы, вцепившиеся ей в плечи.
- Рин, - захлебываясь, шептал он, - живая, настоящая, моя... Ты вытащила меня, нашла на дне страшных снов. Не оставляй меня, Рин. И я... тоже никому тебя не отдам.
- Не оставлю. - И ее тонкие руки сомкнулись у него на спине.

Так близко, так тесно, сердце в сердце, что между двоими уже не остается места для смерти. Здесь ее временно отменили.
Нет ни прошлого с его ужасами, ни будущего с его тревогами. Есть только вечное здесь и сейчас, мгновение ценой в целую жизнь.
Бессмертие прячется под разными ликами. И лишь немногим открывается именно этот.

***


Много лет спустя Какаши, как ни старался, никогда не мог вспомнить, сколько же длилось это мгновение. У него в сознании всегда всплывало дурацкое слово - "вечность". Вечность, которую они боялись спугнуть лишним движением или словом. А потому долго так и стояли, прорастая друг в друга объятиями, дыханием, биением крови под кожей.
- Рин, - шепнул он. - Давай включим свет. Я слишком долго был... в темноте.

"Какое изможденное у нее лицо... Какие синяки под глазами".

- Фугаку... он тебя тоже пытал?!
- Нет.
Он выдохнул и опустился на пол: ноги не держали. Рин села рядом, он обнял ее и ткнулся лбом в плечо.
- Кто вмешался? Кто меня спас?
- Данзо-сан.

Рин вкратце рассказала ему все, что произошло.

- И сколько я валялся?
- Двое суток с лишним.
- Со мной... было тяжело?
- Ну... так. Мы справлялись. Правда, сегодня с Чидори ты застал нас... врасплох.
Какаши дернулся, вцепился ей в плечи, встряхнул.

- Рин, ты что творила?! Зачем ты вообще ко мне близко подошла? А если бы я... убил тебя? Как бы я потом жил дальше? Я же... ты для меня... всё.
- А если бы ты умер, пока я отсиживалась бы в соседней комнате?

Он помолчал.
- Рин, обещай мне, что и близко не подойдешь, когда я снова... засну...
- Нет, - твердо ответила Рин. - Я же сказала - кошмаров больше не будет. Плевать мне на Данзо и на секретность. Я сейчас же пошлю Гая за кем-нибудь из Яманака. Гай! Га-а-а-ай!!!

Гай появился из-за двери необычно быстро. На его щеках поблескивало нечто, подозрительно напоминающее торопливо смахнутые слезы.
- Гай, быстрее, приведи сюда кого-нибудь из практикующих Яманака!
- Не так быстро, - буркнул Майто. – Давай ты меня сначала подлатаешь, а я полюбуюсь... на нашего зомби.
Он был без майки, на плече красовалась кривая, быстро промокающая от крови бесформенная блямба из бинтов и ваты.
- Ох! – Рин покраснела. – Да, конечно. Прости!
Гай присел на краешек кровати, подставил ей плечо, глядя на Какаши, и вдруг всхлипнул.
- Очнулся… - пробормотал он, уже в открытую размазывая грязной майкой слезы и кровь по лицу. - Я так рад, что твоя сила юности победила, Какаши! Я зна-а-а-ал!
Впервые его друг не поморщился и не закатил глаз, услышав про «силу юности». Какаши рассматривал Гая серьезно, словно увидел в первый раз.

***


"Сегодня среда… - думал Гай, быстро шагавший к центральной площади деревни. – Так-так, подумаем. В «Ветке ивы» сегодня каждая вторая рюмка саке бесплатно… Это, конечно, аргумент. Но туда я уже заглянул - их там нет. Зато «У сытого кота» скидки на барбекю. Ставлю на «Сытого кота»!"
Он усмехнулся и свернул на знакомую боковую улочку.
"Угадал!" – Гай это понял с порога. Он остановился у двери, рассматривая посетителей.

Вкусные запахи, большая компания, веселые девичьи голоса, суетящийся больше обычного Рику, негромкий перебор гитары, задушевный тенор выводит:

«Только чувству, словно кораблю,
Долго оставаться на плаву…»

Ино-Шика-Чо уже здесь. Видно, завалились сразу после миссии – у стены валялись разгрузки и оружие.
Знаменитая команда джоунинов заняла сразу несколько столов. За одним развалился Чоуза, так и не сбросивший боевой брони. Блестящий панцирь был расстегнут на животе. Чоуза жестикулировал так, что сидевшей вокруг молодежи приходилось то и дело уворачиваться от могучих рук в стальных накладках, рассекавших воздух.
- ...остались мальчишка-чуунин, раненый Иноичи и мы с Шикаку. Это только на словах четверо. И тут я увеличил кулак и ка-а-ак шандарахну! Семерых накрыл.
- Чоуза-сан, а вы только кулак… увеличивать умеете? – прощебетала из-за соседнего столика одна из девушек, как обычно окружавших Иноичи Яманака.
Иноичи красноречиво изогнул изящную бровь. Окружающая джоунинов молодежь грохнула хохотом.
Чоуза, красный как рак, замолчал и обратил свое благосклонное внимание на тарелку с барбекю.
Иноичи с невозмутимым видом продолжил:

- Прежде чем узнать, что "я люблю" -
Значит "я дышу" и "я живу".

***


Двое сидели в раю за чашкой чая, а больше не было ничего. Даже времени.
Какаши лег грудью на стол, уткнулся лбом в ее руки, пахнущие горькой полынью, и зажмурился.
"Как пес, - подумал он. - Ее пес. И пусть бы она гладила - всю оставшуюся жизнь".
Пальцы Рин разбирали его спутанные волосы, касались затылка - в той сладкой точке, откуда горячая дрожь выстреливала вдоль позвоночника и отдавалась во всем теле.
Он прикоснулся кончиками пальцев к ее щеке, провел вниз, легко коснулся губ и подбородка.
Он хотел запомнить ее не только глазами, не только чутьем, но и осязанием, и всем телом.
- Не спи, - попросила Рин.
- Я не... буду.
"Я буду защищать тебя всю жизнь".

***


Гай прислонился к косяку и слушал, как поет Иноичи.
Насмешливый красавчик, легкомысленный любимец женщин, Яманака преображался, когда пел.
Голос у него был небольшой, но душевный. Как свеча в темной ночи.
Шум в кабачке как-то сам собой утих. И даже в груди Гая, крысеныша из трущоб, умевшего и любившего в этой жизни только одно - драться, - ворочалось что-то раскаленное, отзываясь словам:

"Свежий ветер избранных пьянил
С ног сбивал, из мертвых воскрешал,
Потому что, если не любил -
Значит, и не жил, и не дышал".

***


Яманака допел, отставил гитару, полушутливо поклонился.
Наступившая тишина прорвалась аплодисментами. Потом снова заговорили. Красивая блондинка, сидевшая справа от Иноичи, что-то у него спрашивала, томно заглядывая в глаза. Но Иноичи сначала скосился влево, где сидел темноглазый, тихий Шикаку. Тот одобрительно кивнул и молча поднес к губам кружку с вином.

Гай двинулся через весь зал к Ино-Шика-Чо.
- Иноичи-сан, прошу прощения, что отвлекаю вас...
- Слушаю, юноша, - благосклонно отозвался джоунин.
- Нужна ваша помощь?
- Почему именно моя? - бархатно протянул Иноичи. - Вам нужен кто-то из Яманака? Так в кабинете клана сейчас наверняка дежурит кто-то из наших женщин.
- Здесь нужен мозгоправ. И шиноби. Нужны именно вы.
При слове "мозгоправ" Иноичи едва заметно поморщился.
- Я сейчас занят, юноша, подойдите утром к моему отцу. - Он демонстративно отвернулся к блондинке и поцеловал ее тонкие пальчики.
- Нет, - упрямо сказал Гай. - Вы. Сейчас. Очень нужна ваша помощь. Пожалуйста.
- Я же сказал - я занят!
- Я все объясню. Мне только нужно поговорить с вами один на один.
- Да ну-у-у! - Бирюзовые глаза потемнели, Иноичи явно начинал заводиться. - И что же это за секрет, который не могут узнать мои друзья?
- Это действительно важно. И я могу рассказать только вам. - Гай почувствовал, что начинает терять терпение.
- А если я откажусь? - В глазах Иноичи плясали озорные искры.
- Тогда я морду тебе набью! - гаркнул Гай. - Моему другу нужна помощь, слышишь, ты, м-м-м-м... мозгоправ!
- Пустите меня. - Начал подниматься Чоуза. - Я буду краток.
- Нет, - тихо сказал Шикаку. - Чоуза, СЯДЬ.
Здоровяк Акимичи плюхнулся обратно за стол.
- Иноичи... - Шикаку особым знаком сцепил пальцы - у Ино-Шика-Чо была своя система жестов, позволявшая им общаться без слов.
- Понял, - кивнул Иноичи. - Выйдем, юноша. Сегодня вам повезло.

***


- Хатаке Какаши нужна помощь! Срочно! - едва очутившись за дверью, выпалил Гай.
- Тот самый Шаринган Какаши? А что произошло? Что-то с глазом? - Хмель, казалось, начал выветриваться из Иноичи прямо на глазах.
- Нет, - тяжело сказал Гай. - Последствия пыток под гендзюцу. Больше я ничего не могу вам сказать. Вы все увидите сами. Два дня он не приходил в сознание, бредил, у него был жар...
- Пойдемте, - сказал Иноичи. - Подробности расскажете по дороге.

Надо отдать должное Яманака, когда они дошли до дома Хатаке, красавчик уже был трезв как стеклышко, собран и сосредоточен. На разбитую в щепы дверь взглянул коротко, но ничего не спросил.
Гай боялся, как бы Какаши снова не заснул, пока Рин с ним одна. Но эти двое сидели на кухне и пили чай, причем его друг выглядел уже немного живее, чем пару часов назад.

- Иноичи Яманака. - Представитель клана мозгоправов вежливо поклонился. - Я пришел, чтобы помочь вам, Хатаке-сан. Будьте добры, найдите место, где вы могли бы удобно сесть в кресло, а я - расположиться напротив вас на уровне зрительного контакта.

Такое место быстро нашлось - в комнате Какаши. Гай и Рин были допущены под обещание, что ни словом, ни жестом не помешают Иноичи.
- Возможно, будет тяжело, - предупредил Яманака.
Рин зажала себе рукой рот. Какаши смотрел на Яманака спокойно, но тяжелое дыхание выдавало его.
Ему страшно.
- Давайте начнем с диагностики. Я должен увидеть то, что с вами сделали, - мягко сказал Иноичи. - Для этого просто посмотрите мне в глаза...

Примерно с минуту он впивался взглядом в единственный глаз Хатаке. Его лицо напряглось, красиво очерченные брови нахмурились, потом на лице проступило удивление.
- Я.. не могу добраться, - выдохнул он. - Там... в вашей психике... многое искорежено. Я видел следы разрушений. Вы чудом остались в своем рассудке. Каким-то образом вам удалось не только сохранить разум, но и... частично блокировать то, что с вами произошло. Вы, как бы вам проще объяснить, отгородились от этого, заперли этот ужас в кладовке разума, и теперь он воет там, кидаясь на дверь и пытаясь вырваться.
Этот блок отнимает много ваших сил - не понимаю, откуда они у вас вообще взялись. Ваш блок несовершенен и долго не продержится. Нам нужно будет почистить все и установить профессиональный барьер.
Для этого вам придется все-таки показать мне то, что с вами произошло. Обратиться к памяти об этом, хотя она и очень для вас болезненна. Мы должны войти в эту темную кладовку вместе, Хатаке. Это опасно для вас, но это единственный путь. Вы готовы?
- Да.
- Тогда используйте ваш шаринган и покажите мне начало гендзюцу. Дальше я ухвачусь за эту ниточку и сам размотаю весь клубок.
Какаши медленно поднял с левого глаза протектор.
Иноичи придвинулся ближе, холеными пальцами взялся за виски пациента и сосредоточился.
Бирюзовые глаза встретились со взглядом алого и серого.

***


Это было долго. Бесконечно долго. Яманака сидел неподвижно, их с Какаши взгляды, как намагниченные, впились один в другой.
Какаши побелел. Его пальцы вцепились в подлокотники кресла, сминая каркас.
Тонкое лицо Иноичи тоже начало бледнеть. С него схлынула краска: теперь оно напоминало рисунок тушью по белому. На лбу выступили капли пота. Он до крови прикусил губу, упрямо вглядываясь в невидимые Гаю и Рин бездны. На его белом горле пульсировала нелепая синяя жилка.
Наконец он со вздохом опустил голову и разорвал зрительный контакт.
- Это сделал Фугаку-сан? - потрясенно переспросил мозгоправ.
- Да, - глухо отозвался Какаши.
- Ошибки быть не может, - подтвердила Рин.
- Данзо Шимура в курсе?
- Он меня и спас. Кстати, вам лучше будет потом забыть обо всем, что вы сейчас... увидели и услышали.

- Хорошо. - Иноичи встряхнул головой и помассировал себе виски, возвращаясь в нормальное состояние. Ему уже приходилось восстанавливать разум шиноби после пыток. Правда, с такими сложными повреждениями он еще никогда не сталкивался.

- Значит, так. Часть эмоций я уже подчистил. Теперь можно установить на эти воспоминания барьер или полубарьер.
- Что это значит?
- Странно, что вы не знаете. Барьер означает, что вы просто не будете ничего помнить, кроме нашего разговора и, может быть, самого начала гендзюцу. Я бы выбрал именно этот вариант.
- А полубарьер?
- Будете помнить, но отстраненно, без эмоций. В идеале - так, будто видели все это через прозрачную стену.
- Давайте поставим полубарьер.
- Почему?
- Ценный... жизненный опыт.
- Хорошо, - склонил голову Иноичи. - Кстати, подновлю и тот барьер, который у вас уже стоял раньше и который практически доломал Фугаку.
- Что это за барьер? - насторожился Какаши.
- Он закрывает какую-то часть ваших реальных воспоминаний о смерти отца. Почему-то очень небольшую. Я за него не заглядывал, что там - не знаю.
Какаши промолчал, пытаясь поймать хоть одну из разбежавшихся мыслей.
- Вот что, - наконец сказал он. - Не восстанавливайте этот блок на моих воспоминаниях об... отце. Наоборот, давайте снимем его полностью. Я хочу знать... что от меня скрывали.
- Я не уверен, что стоит это делать. Ваш разум находится сейчас в хрупком равновесии, я бы как можно быстрее заблокировал все, что связано с гендзюцу.
- Нет, - упрямо сказал Какаши. - Сначала снимите барьер. Сейчас.
- Хорошо. Дышите ровно и глубоко, не сопротивляйтесь мне. Если что-то пойдет не так, я остановлюсь, договорились?
- Да.
Иноичи сосредоточился, установил зрительный контакт и снова оказался в сознании пациента. Они стояли плечом к плечу перед очередной дверью в полумраке. Замок был взломан, дверь висела на одной петле.
- Вы готовы войти?
Здесь, во внутреннем пространстве сознания, голос Иноичи звучал по-другому: он был низким и гулким.
- Готов.
- Я жду вас на пороге. Это только ваши воспоминания.
Иноичи приоткрыл дверь и пропустил Какаши вперед.
Темная комната. Пятна лунного света. На полу - Какаши вздрогнул всем телом - хрипит умирающий человек. Его отец...
Зажимает вспоротый живот?!
Пытается... ползти к порогу?
А это что?
Из темного угла на него - нет, на маленького восьмилетнего Какаши - двинулась неясная фигура.
- Оставь... - шепот ударил по нервам, хуже крика.
Две тени метнулись в раскрытое окно и исчезли.
Какаши кинулся к отцу. Тот уже не мог ничего сказать, но левая рука еще двигалась.
Обмакнув палец в собственную кровь, он пытался что-то написать на полу. Пальцы дернулись еще один раз и разжались.
Собрав последние силы, его отец потянулся рукой куда-то вперед, за пределы светлого пятна. Пальцы заскребли по половицам и замерли.
Какаши медленно опустился на колени и рассмотрел проведенные кровью линии.
Не сразу, но он все-таки понял, что линии складывались в кривой, так и оставшийся недорисованным иероглиф.


Цуки.
Луна.

- Какаши-сан, пора возвращаться, - мягко сказал из-за двери Иноичи.

Кровавые линии перед его глазами начали таять, сквозь них забрезжил свет - и вот он уже снова в своей комнате, в кресле, ошарашенно трясет головой, пытаясь сосредоточиться, а перед ним встревоженный Иноичи.
- Вы в порядке?
- Да, - выдавил он.
- Выпейте воды, соберитесь с силами, и начнем ставить барьер.

Это было долго, но не так уж страшно. Он наблюдал со стороны за тем, как Иноичи возводит в его сознании защитную стену, отделяющую от пережитых кошмаров. Разумеется, всей сложности процесса он понять не мог. Сознание выдавало лишь упрощенные зрительные метафоры: Иноичи проделывает сложные пассы, и под его руками растет прозрачный барьер - глушит звуки и запахи, скрадывает боль, отодвигает ужас.

***


Они закончили уже на рассвете, измотанные до крайности.
Иноичи вышел из контакта, откинулся на спинку стула, выдохнул, начал массировать виски. У него дико болела голова. Если бы не девочка-медик, которая дважды поддерживала их обоих своей чакрой, могло бы и не получиться. Сейчас он больше всего хотел дойти до кабака и опрокинуть стопку-другую обжигающе-крепкого саке. И, наверное, поговорить об этом всем с умницей Шикаку.

Какаши прислушивался к новым ощущениям.
Клан Яманака не зря славился своими запредельными умениями по части работы с человеческим сознанием и психикой. А Иноичи не зря был наследником старого Яманака и будущим главой семьи.
"Теперь я смогу нормально спать. Кошмары больше не вернутся".
Но сейчас ему не хотелось спать. То, что он узнал несколько часов назад, меняло многое в его жизни.

"Кто-то был рядом с отцом в момент его самоубийства.
Или... это было не самоубийство?
Кто были эти люди? Почему от меня спрятали эти воспоминания?

Цуки. Луна.
Увидеть эту надпись мог кто угодно. Но я уверен - отец пытался что-то передать именно мне".

Предыдущая глава
Категория: Экшн | @Lady_Chidory | Просмотров: 679 | Добавлено: 2014-02-25

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]