Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Mafia - Основн...
Написал: Jesus
Дата: 08.12.2016
Ответов в теме: 9852
Тема: Минато КМ2 vs ...
Написал: WhoAmAY
Дата: 08.12.2016
Ответов в теме: 45
Тема: Наруто и Саске...
Написал: Mingo
Дата: 08.12.2016
Ответов в теме: 169
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 406
Учеников: 341
Шиноби: 65

DarSh, Sheogorath, Lichter, Lucifer_Morningstar, Kakashe_Hatake, janbiko, Emil15, stalker46, the_naruto13, Vergil_Lucifer, Kakyza, LegacyGids, Dm1triy, Сяко, cazmen79, dahz, saddamchick, M-OwL, Acid_Cake, Pain_Rikudo, Arekku, malva, Mingo, shark100, Mirage_Coordinator, LoLO_O, Мой_Ангел, Научите, Lorcer, TheTim4ik, Batya, Filius_Zekt, Nickel, Alf94, Аlаn, kotaamatsukami1997, SIEG_9315, WhoAmAY, tikiarius, [Полный список]

Проклятие Ангела. Глава 8.2

Глава 8. Воссоединение. Часть 2.

- Не добровольно? О чем ты? – в глазах Неджи мелькнуло смутное недоумение. – Это невозможно. Эльмитор может перейти на сторону Тьмы исключительно по своей воле. Без согласия никто и ничто не способно...
- Верно, – губы Шикамару искривились в невеселой усмешке. – А если кто-то – или что-то – угрожает уничтожить кого-то – или что-то, – что тебе очень дорого?
Неджи хотел было возразить что-то еще, но почему-то не стал. В его глазах появилось осознание сказанных другом слов. Так вот оно что... Да, согласие на самом деле было добровольным. Вот только причина этого согласия была далеко не естественной. Её искусственно создали для того, чтобы получить желаемое. Для того, чтобы обратить Карин в Темного Эльмитора.
- Но кому это было нужно и чем ей угрожали?.. – негромко спросил Неджи, понимая, что, возможно, не получит ответы на эти вопросы. Слишком ревностно подходили Эльмиторы и Харотимы к тайнам о Темной стороне их мира. Они не хотели раскрывать причины, заставляющие Ангелов превращаться в Демонов, к тому же, не очень любили, когда об этом кто-либо упоминал. И всегда очень осторожно затрагивали подобные темы, либо всячески пытаясь увильнуть от наводящих вопросов, либо вовсе их игнорируя.
Шикамару молчал и достаточно долго вглядывался в лицо старшего Хьюга. Он словно пытался увидеть в глубине его серых глаз подтверждение того, что ему действительно можно доверять. Или же... пытаясь узнать, можно ли рассчитывать хотя бы на понимание.
- Есть одно... существо, - наконец, нарушив тягостное молчание, негромко проговорил Нара.
- Подробнее, - Неджи постарался произнести это таким тоном, чтобы голос прозвучал как просьба, а не как требование, но это у него весьма плохо получилось.
Шикамару переглянулся с Какаши, и в комнате повис немой вопрос гнетущего ожидания. Неджи терпеливо и молча ждал. Он не знал, быть может, они переговаривались сейчас телепатически, решая, стоит ли вверить ему подобную тайну. А его сестра недоуменно переводила взгляд с одного на другого и на третьего, явно совсем не понимая, о чем идет речь. Ну, винить её было нельзя, ведь понять это действительно было сложно. Неджи сам далеко не сразу смог разобраться во всем этом свалившемся на него дерьме.
~

Однажды, задержавшись в университете после лекций, парень открыл для себя то, что теперь стало неотъемлемой частью его жизни. Оно въелось, вгрызлось, почти впиталось помимо воли в окружающий его мир и не отпускает до сих пор. Те, кто когда-либо стал свидетелем подобного, обречены либо умереть, либо бороться. Бороться до конца. Если, конечно, Светлые Эльмиторы предусмотрительно не сотрут им память.
Неджи увидел тогда, как на его сокурсника Шикамару, раскрыв огромные крылья, напоминающие своим строением летучую мышь, надвигалось существо, не поддающееся человеческому объяснению. У этого создания была длинная приплюснутая морда и здоровые, словно у саблезубого тигра, клыки, по которым на пол стекала отвратительная желтая слюна. Ядовитая, как узнал Неджи позже. Тело монстра было покрыто колючей черной шерстью, а четыре лапы больше напоминали человеческие ноги, между пальцами которых виднелись перепонки. Когда Неджи вошел в ту злосчастную комнату, четыре пары красных, словно кровь, глаз вперились в него, а существо застыло, позволив Шикамару, валяющемуся среди обломков мебели, выиграть нужное время.
- Нечисть, - пояснил оцепеневшему другу Нара в тот день. – Отвратительные создания, но совершенно бесполезные. В большинстве своем это оживленные мутированные трупы животных или людей. Таким делом промышляют Темные ведьмы и ведьмаки, а у Светлых Эльмиторов есть отряд Надзирателей, который должен следить за деятельностью этих одаренных сверхъестественными способностями людей.
В ответ на изумленный взгляд Неджи Шикамару лишь улыбнулся и неопределенно пожал плечами. Ведь он не сомневался, что Какаши просто-напросто сотрет Хьюга память. Но... всё было намного сложнее.
- Ты нужен им, Неджи, - мрачно сказал тогда Хатаке, внимательно разглядывая лицо парня. – Если моя догадка верна, - а я редко ошибаюсь, - то тебе грозит большая опасность. Я не буду стирать твою память о случившемся. Поверь, она тебе еще понадобится. Будет лучше, если ты успеешь привыкнуть ко всему этому.
Эти слова стали для Неджи роковыми. После этого в университете рядом с ним постоянно крутился Шикамару, и многие сочли их закадычными друзьями. Нара постоянно маячил на горизонте, чем вызывал порой сильное раздражение со стороны Хьюга. Но он терпел, невольно вспоминая каждый раз об этом чудовище, что увидел в тот самый позже тысячу раз проклятый им день.
А потом... потом на него первый раз напали.
Был выходной день, и Неджи, наслаждаясь долгожданной свободой от навязчивого присутствия Шикамару, отправился в ночной клуб. Никаких планов, только желание развеяться и отдохнуть от напряженных будней. Хорошенькая девушка, подсевшая к нему, только поспособствовала осуществлению задуманного плана. Несколько часов они протанцевали и проговорили за бутылкой приятного на вкус виски, а затем решили поехать к Неджи для продолжения стремительно развивающегося знакомства.
Парень до сих пор вспоминал произошедшее с отголосками былого ужаса. Очаровательная брюнетка прямо на его глазах превратилась в настоящего монстра: её ногти удлинились до размеров лезвия кинжала и заострились, всё тело покрылось мерзостными рубцами и шрамами, зрачки загорелись кроваво-красным светом, а между руками и туловищем появился тонкий слой кожи, создающий впечатление вросших в плоть крыльев. Если бы не вовремя появившийся Какаши, Неджи, скорее всего, был бы насмерть разодран этими длинными когтями.
- И это ты еще не видел так называемых Демонов, Неджи, - устало улыбнулся тогда Хатаке, довольно быстро расправившись с нечистью. – Пока они послали к тебе подобное создание через Темных ведьм, проверяя, защищает ли тебя кто-то из Света. Теперь они знают, что защищает. И будут нападать лично, - он почесал затылок, словно вспоминая что-то. – Кстати, я говорил тебе, что твоя сестра Хината – Арилий, и за ней тоже охотятся Темные Эльмиторы?..
~

- Хорошо.
Из потока неприятных воспоминаний Неджи вернул в реальность голос Шикамару. Тот смотрел на него уже серьезным взглядом, полностью настроенным на тяжелый разговор:
- Хоть это и нарушает полсотни правил и законов... мы решили рассказать тебе.

~~~


- Ооо, как я рада, что вы зашли!
Веселый голос Теруми Мей эхом разнесся по воздуху одновременно с заливистым смехом этой же особы.
- Карин, Суйгетсу, как же давно я вас не видела!
Они находились в довольно-таки просторном больничном коридоре, выкрашенном в серо-ванильный цвет. Лампочки на потолке были выстроены в два ровных ряда и горели на удивление ярким, почти ослепительным светом, а вдоль стен разместились достаточно уютные диванчики. Двери во все палаты были плотно закрыты, и стояла полная, почти мертвая тишина.
Саске немного удивился, когда Карин сказала ему, что теперь они держат путь в частную клинику в нескольких кварталах от того злосчастного бара, в котором им посчастливилось столкнуться в схватке с нечистью. Парень не стал вдаваться в расспросы о том, кто такая Теруми Мей, женщина, к которой так нужно было попасть Карин, но многозначительный взгляд Суйгетсу, то и дело бросаемый в его сторону, ничего хорошего однозначно не предвещал. Они в абсолютном молчании добрались до больницы и, полностью игнорируя такой неоспоримый факт, как ночное время суток, с легкостью пробрались внутрь, где, несмотря на столь поздний час, на первом этаже повсюду горел свет. Карин, Суйгетсу и Саске столкнулись с Теруми Мей как раз в тот момент, когда она выходила из больничной палаты под номером пять.
Но в коридоре не было больше ни души.
Женщина лет тридцати на вид в длинном медицинском халате отбросила назад прядь густых каштановых волос. Её полные губы, очерченные яркой красной помадой, украшала довольная внезапной встречей усмешка, а правый глаз прикрывала пышная челка, прячущая его от постороннего взора. А вот взгляд левого, словно зеленый прожектор, жадно вперился в лицо Саске. Парню казалось, что эта женщина видит его душу насквозь, проникает в его сознание с порывами холодного воздуха, время от времени проносящимися в коридоре легкими сквозняками.
- И кто этот красавец? – кокетливо произнесла Мей, неторопливо оглядывая Саске без малейшего смущения.
- Харотим, – медленно и четко произнесла Карин, глядя на Теруми пристальным взглядом, казалось, не упускающим ни единой мелочи в её движениях. Трудно было не заметить, что красноволосая особа весьма напряглась при виде этой женщины, а в отражении зеркальной глубины её глаз можно было увидеть потаенную неприязнь, готовую в любой момент перерасти в откровенную злость. – Мой, – добавила она, интонационно выделив последнее слово.
- Вооот как, - протянула женщина, с неохотой отрывая взгляд от Саске и устремляя его на Суйгетсу. – А ты? Что тут делает Жнец?
- Очень любезно с твоей стороны, Мей, - оскалился блондин, выставив на обозрения свои заостренные зубы. – Впрочем, как и всегда. Я здесь... – он по-хозяйски приобнял Карин за талию, – выгуливаю свою цыпочку.
Казалось, что в коридоре взорвалась ядерная бомба, прошло цунами, и образовался страшный тайфун – и всё это одновременно. Волосы девушки буквально стали дыбом, наэлектризовавшись потоком раздражения и злости, а глаза сузились в тонкие, едва различимые щелочки. Ходзуки тут же всей дури прилетело по башке сжатой в кулак ладонью, что заставило парня согнуться под тяжестью, казалось бы, всего лишь девичьего удара, но Саске по горькому опыту знал, что внешность бывает обманчива. Пошатнувшись, Суйгетсу отпустил Карин, прижимая ладони к ушибленному месту и сильно морщась:
- Сука!
- Только попробуй тронуть меня еще раз!
Теруми Мей, скрестив на объемной груди изящные руки, прислонилась плечом к бетонной стене, с вкрадчивым интересом наблюдая за происходящей здесь потасовкой. Суйгетсу, шипя в полголоса ругательства разной степени тяжести – то есть всё, что мог сейчас воспроизвести его больной лексикон – перевел раздраженный взгляд на женщину, потирая место удара:
- Видишь, она неадекватна и требует присмотра! – сердито бросил он, недовольно скашиваясь на красноволосую особу, которая, улыбаясь во все тридцать два, смотрела на Мей уже с крайне невинным выражением на привлекательном лице.
- Он помогает мне, - самоуверенно заявила Карин, поправляя на переносице очки. – Так сказать, мой личный Жнец.
Брови Мей поползли вверх со скоростью постепенно возрастающего удивления, а Суйгетсу интенсивно замахал руками в гневном протесте:
- Нет! Я помогаю ей, потому что... – и он почему-то замолчал, оборвав фразу посередине, словно не знал, как её закончить.
- Почему же? – поторопила его Теруми, улыбаясь, словно чеширская кошка.
Саске тоже перевел на Ходзуки заинтересованный взгляд. Ему действительно было любопытно узнать, с чего этот парень, судя по всему, многократно превосходящий по силе среднестатистического Эльмитора, решил помогать этой экспрессивной девчонке, которая, к тому же, явной благодарности за оказанные услуги не выражала.
- Нууу... – протянул Суйгетсу, пытаясь заполнить паузу хоть какими-то звуками. – Скажем так: из-за её особенности.
Карин тут же насторожилась и заметно напряглась. Что бы ни имел в виду Суйгетсу, ей это явно не понравилось.
- Ммм... – неопределенно кивнув, Мей перевела взгляд на красноволосую девушку и внимательно оглядела её сверху вниз. – Так ты принесла отчет?
- Да, - негромко ответила Карин, но, судя по стальным ноткам в её голосе, слова Суйгетсу как-то странно на неё повлияли.
- Тогда прошу за мной, - улыбнулась Теруми и, игриво подмигнув Саске, направилась вперед по коридору, изящно покачивая бедрами.
Девушка фыркнула и, бросив на Ходзуки уничтожающий взгляд, отправилась следом за Мей, а тот, мрачно поджав губы, в скором времени проследовал за ними. Саске только хотел устремиться в том же направлении, как его внимание привлекла слегка приоткрывшаяся от сквозняка дверь в палату, из которой совсем недавно вышла женщина. Из комнаты доносились весьма странные звуки, и парень не мог понять их природу. Не понимая, зачем он это делает, ведомый странной внутренней интуицией, Саске подошел к узкому проему и заглянул внутрь.
Зрелище, представшее его взору, вызвало невольные рвотные позывы. На больничной кровати лежал окровавленный труп молодой девушки, части тела которого были в буквальном смысле разбросаны по некогда белой простыни. Огромное количество алой жидкости распространилось по поверхности ткани и мощными струями стекало вниз, прямо на плиточный пол. Но вовсе не это было самым отвратительным...
На расчлененном трупе сидело множество длинных крыс с прилизанной черной шерстью, с противными чавкающими звуками всасывающих эту багрово-красную кровь, разливающуюся между кусками человеческой плоти...
~

Саске медленно вошел в кабинет следом за скрывшимся в проеме белобрысым затылком Суйгетсу, стараясь утихомирить отвращение, заполнившее, казалось, всё его естество. Теперь он испытывал это чувство ко всему, что окружало его: к этой чертовой больнице, к этим лицемерным улыбкам, прячущим натуры истинных дьяволов, к Карин, что затащила его сюда, к Теруми Мей, о подлинном обличье которой ему оставалось лишь догадываться... Но, пожалуй, единственным, кто не вызывал подобное отторжение, был Ходзуки.
Отчего-то казалось, что, несмотря на своё местами весьма странное поведение, Суйгетсу на самом деле во многом отличается от Темных Эльмиторов не только в силе, но и в принципах. Саске помнил о том, что парень скрыл от Карин настоящую причину своего поступка: тогда, когда он выполнил спонтанную просьбу и позволил Хатаке Какаши спасти Хьюга Хинату. Ведь на самом деле Суйгетсу сделал это не потому, что не догадывался, что Харотим действует отдельно от желаний своего Эльмитора, а потому, что сам не очень-то хотел их убивать. И хоть словесного подтверждения этому предположению не было, Саске почему-то был уверен в своей догадке.
Саске оказался в небольшом кабинете, выполненном в бежево-коричневых тонах. Полумрак помещению создавали горящие на стенах небольшие светильники, разливающие по пространству томный красный свет; большой стол из массива дуба, стоящий параллельно двери, занимал почти весь центр комнаты, а перед ним были предусмотрительно расставлены несколько кресел на полозьях – для посетителей. Вдоль стен тянулись стеллажи и серванты, уставленные богатым разнообразием многочисленных бокалов и бутылок с выпивкой, а несколько полок были похожи на сейфы для хранения документов, хоть и не отличались от общего стиля мебели и вполне органично вписывались в интерьер. По бокам от двери стояли уютные бежевые диванчики с деревянной отделкой спинки и подлокотников, а рядом с ними примостились небольшие коричневые столики. Просторные окна центральной стены заслоняли сложно драпированные портьеры с ламбрекенами из парчи, а широкая картина в узорчатой раме, почему-то снятая со своего законного места, покоилась возле одного из стеллажей. Саске мельком взглянул на изображение и тут же отвел взгляд: нарисованный на холсте мифический демон с козьей мордой, держащий в лапе бокал с красной жидкостью, перевел на него взгляд горящих в полутьме алых глаз.
Пора бы, в самом деле, перестать удивляться подобным вещам.
Теруми Мей села в кожаное кресло возле стола, закинув ногу на ногу, и откинулась спинку, рассматривая гостей из-под слегка опущенных ресниц. Карин прошла в сторону сидений для посетителей и, вопросительно приподняв бровь, получила в ответ утвердительный кивок. Девушка тут же уселась в одно из таких кресел и, недовольно скрестив руки на груди, замерла в ожидании.
Да, эта комната действительно была словно из другого мира. Однотонные больничные стены и потрепанные диванчики в коридорах сменились изыском и роскошью, будто они прибыли в кабинет главы какой-нибудь крупной инвестиционной компании, но никак не в кабинет среднестатистического врача обычной частной клиники. Саске решил не присаживаться, поэтому молча остановил сдержанный взгляд на лице Теруми, которая медленно убрала пряди пышной челки за ухо.
Она действительно была красива, словно только что сошла с отфотошопенной обложки глянцевого журнала. Кожа этой женщины, как и кожа Карин, была идеально гладкой и свежей, и не имела ни намека на хотя бы мельчайшие морщинки. Губы были пухлыми и красиво подведенными, что создавало неповторимый акцент на объеме, а большие зеленые глаза так и манили какой-то неестественной притягательностью, словно гипнотизировали взмахами потрясающе длинных ресниц. Томный взгляд из-под полуопущенных век разжигал внутри искры теплой истомы, приятной слабостью распространяющейся по всему телу, охватывающей разум пленительным объятием блаженства...
И тут раздался оглушительно громкий звук разбивающегося стекла. Саске почувствовал, как дико кружится голова, и едва удержался на месте, мгновенно отводя взгляд от женщины. Глаза щипало так, будто их только что искупали в спирту, а сердце бешено колотилось в грудной клетке, распространяя в крови потоки неистового адреналина.
Суйгетсу, стоявший возле какого-то стеллажа, растерянно смотрел вниз: под его ногами расстелился настоящий хрустальный ковер, а одна из стеклянных дверец серванта отсутствовала как таковая.
- Это не я, - отрицательно качая головой, Ходзуки перевел взгляд на Мей. – Она... сама лопнула.
Теруми растянула губы в улыбке чеширского кота:
- Ну что ты, дорогой мой, стоит ли обращать внимание на такие мелочи?
Саске заметил, что челка снова прикрывает её правый глаз.
- Тебе нехорошо? – Карин обеспокоенно обернулась на него. – Может быть, тебе лучше сесть?
Видимо, его состояние все-таки не осталось незамеченным.
Саске медленно кивнул и опустился на диван, стоявший слева от двери. Подходить к столу ближе, чем на расстояние пары метров, он теперь точно не собирался.
Суйгетсу отошел от стеллажа, недовольно поведя плечом:
- Давайте уже ближе к делу, цыплятки! Нам с Мей нужно будет поговорить наедине... – и он усмехнулся, многозначительно скользнув взглядом по женщине.
- Ты прав, - улыбнулась Мей, как ни в чем не бывало, словно ничего не произошло несколько секунд назад. – Отчет? – она обратила вежливый взгляд на девушку перед собой.
В правой руке Карин прямо из воздуха появилась тонкая черная папка, и она положила её на стол перед женщиной. Теруми провела по обложке длинными красными ноготками и, замерев на мгновение, улыбнулась недоброй улыбкой, снова подняв взгляд прямо в глаза красноволосой особе:
- И это всё?
Что-то в её голосе заставило Саске насторожиться. Её тон был ласков, но одновременно груб, нежен, но вместе с тем напряжен... он таил скрытую угрозу, которую, в чем парень не сомневался, эта женщина вполне способна осуществить.
Карин медленно облизала пересохшие губы:
- Я...
- Один Харотим, - перебив её, промурлыкала Мей, положив скрещенные ладони прямо на папку. – Всего лишь один Харотим, пусть и такой красавец, за два года? И ни одного убитого Арилия...
Почти физически стало ощутимо напряжение, безмолвием застывшее в комнате. Светильники мигнули, на несколько секунд погрузив помещение в полную темноту. И за это мгновение, Саске готов был поклясться, прекрасное лицо Теруми Мей преобразилось до неузнаваемости: вкрадчивая улыбка сменилась угрожающим оскалом, клыки увеличились порядком на пять сантиметров, кожа покрылась жуткими морщинами и обвисла, словно у старухи в летах, ухоженные каштановые волосы стали вдруг жесткими и взлохмаченными, а единственный открытый взору левый глаз приобрел темно-фиолетовый оттенок... Но это наваждение исчезло в тот же миг, когда вновь включился свет.
- Я всё поняла, - тихо произнесла Карин, и Саске с удивлением обнаружил в её голосе нотки тщательно скрываемого страха. – Я могу как-то исправить положение?
- Ну конечно! – Мей обворожительно улыбнулась. – Я на то и начальник, чтобы всячески помогать своим подчиненным выходить из трудных ситуаций! – она встала и прошла в сторону тех самых сейфов для документов, замаскированных под обычные тумбочки. Легко взмахнув пальцами, женщина заставила ящики открыться самим по себе, и начала безмятежно копаться внутри, мурлыкая себе под нос мотив весьма забавной песни.
Саске перевел взгляд на Суйгетсу и с неким удивлением уловил в его глазах, внимательно следящих за движениями женщины, смутную тревогу. Видимо, Теруми Мей заставляла напрячься абсолютно всех, встречающихся с ней, и в этом правиле не было исключений.
Кто же она такая?..
Наконец, спустя несколько минут, женщина оторвалась от своего занятия, сжимая в руке небольшую серую папку, напоминающую с виду чье-то личное дело. Снова взмахнув пальцами и услышав покорный звук закрывающихся ящиков, Мей прошла обратно к столу и небрежно бросила папку прямо под нос Карин:
- Твой последний шанс, дорогая моя, - Теруми уперлась ладонями о стол и слегка перегнулась через него, нависнув над девушкой, словно буря над маленькой лодочкой посреди океана. – Иначе... я тебя уволю.

~~~


- Ну что, наворковался на сегодня, подлиза проклятый?!
- Молчала бы, стерва! Я вижу, как мы ушли оттуда, смелости у тебя сразу прибавилось!
Саске медленно и даже как-то лениво потягивал лимонный напиток, приятно охлаждающий тело своим мятным привкусом. Вместе с Карин и Суйгетсу он сидел в небольшом сквере между высокими многоэтажками, спрятавшись от нещадно палящего солнца в уютной тени одной из скамеек. Когда они покинули частную клинику, Карин не упускала ни единой возможности подколоть Суйгетсу, и сейчас, исчерпав богатый запас идей в голове, решила поднять уже закрытую, казалось бы, тему.
- Заткнись, балбес окаянный!
- Если ты будешь так бурно реагировать, Карин, я вполне серьезно могу посчитать, что ты просто-напросто меня ревнуешь!
- Я?! Тебя?! Ты себя давно в зеркале видел, жертва пьяной акушерки?! Иди посмотрись, освежи свою память!
- Заторнись, неудачный опыт пластической хирургии! Сама свою рожу давно видела?!
Обжигающе-теплый ветер неторопливо покачивал кроны деревьев, и приятный шелест листвы разносился по округе вместе с пением кружащих над сквером птиц. Почему-то всегда, слушая «интеллектуальные» беседы своих напарников, Саске приходилось нещадно бороться с охватывающей его дремотой, приносящейся сейчас вместе с жаркими лучами полуденного солнца.
Парилка действительно стояла еще та. Она полностью выключила мозг, и не хотелось думать вообще не о чем, кроме как о прохладе воображаемых капель холодной воды, в которую Саске окунулся бы сразу, не раздумывая.
Но вот беда: они находились посреди большого города, и до частного сектора, его дома, тянулось множество километров, как и до ближайшего водоема.
Сделав последний глоток остужающего напитка, Саске бросил пустую бутылку в стоявшую рядом урну, и перевел мрачный взгляд на парочку рядом с собой. Они продолжали собачиться, с завидным остервенением поливая друг друга грязью, и готовы были уже чуть ли не начать сражение, а парню вконец осточертело слушать их пререкания, поэтому он, не выдержав, произнес:
- Заткнитесь, оба, и лучше скажите мне, что мы будем делать дальше.
И – о неожиданность! – это сработало. Карин и Суйгетсу заткнулись, переведя недоуменные взгляды на Саске. Должно быть, молчащий и не задающий никаких вопросов Учиха стал настолько привычным для них образом после сегодняшней ночи, что его внезапно вырвавшееся наружу раздражение послужило немалым поводом для удивления.
- Хм... – протянула недовольно Карин, поправляя очки.
- Пфф! – фыркнул Суйгетсу, откидываясь на спинку скамьи и скрещивая на груди руки.
- Очень содержательно, - не удержался Саске от едкого замечания.
Карин наградила его раздраженным взглядом:
- Ну, раз тебе хватило наших объяснений, то я, пожалуй, пойду, пострадаю манией шоппоголика! Не скучайте, суслики! – и, вскочив, она решительно направилась в сторону перехода, чтобы попасть на соседнюю улочку, где на первых этажах многочисленных зданий тянулась вереница бесконечных магазинов.
Суйгетсу лишь закатил глаза.
И вновь наступила тишина, нарушаемая лишь шуршанием кленовых листьев.
Предыдущая главаСледующая глава
Категория: Фэнтези | @НЭзабудка | Просмотров: 949 | Добавлено: 16.08.2012

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]