Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Обсуждение ман...
Написал: Lapidus
Дата: 08.12.2016
Ответов в теме: 3563
Тема: 33 Tasty Cakes...
Написал: Bishokukai_Boss
Дата: 08.12.2016
Ответов в теме: 7271
Тема: Асага вс Дарк ...
Написал: Absolute
Дата: 08.12.2016
Ответов в теме: 6
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 402
Учеников: 343
Шиноби: 59

Z-ray, Ichimarik, rusl_Uchiha, ZoroKenshi, Енот, Sheogorath, messiar, Pain, Lucifer_Morningstar, azret0707, Inkorak, calliedq1, Andreas, MrSazonchik, Cepjj, Сяко, Кельвин, Toba_Madara2011, Acid_Cake, qww, Pain_Rikudo, Yuki_Naruto, azat_killer, Мой_Ангел, janieay69, jurgal, Ник9302, Bishokukai_Boss, Крошка_Инод, kotaamatsukami1997, Wzz, Дон_Вишенка, BK201, Bethrezen, Zeref_Radioactive, Интересный_факт, Tatsumaki, SLeiTeR, [Полный список]

Проклятие Ангела. Глава 7

Глава 7. Сомнение.

- Кто ты такой?.. – с плохо скрываемой злобой произнес Саске, не отрывая взгляда от возвышающегося над ним парня, что стоял на фонаре, глядя вниз с задумчиво-утомленным выражением на лице.
Тот, вздохнув, спрыгнул и легко приземлился на увязшую в грязи траву.
- Мое имя Шикамару Нара, - спокойно ответил он, без малейшего опасения или страха глядя прямо в глаза своему противнику. – Я, как и ты, являюсь Харотимом.
- Значит, ты заодно с этим Хатаке Какаши, - Саске сузил глаза, напрягаясь. В любой момент могло начаться сражение, а он не имел ни малейшего представления о силе своего врага, и поэтому нужно было быть максимально внимательным и не упускать ни одно его движение из виду.
- Именно, - в голосе Шикамару, кажется, прозвучала усталость. – А я могу узнать твое имя?
Саске удивило, с каким спокойствием был произнесен этот вопрос. Кажется, этого парня вообще не волновало происходящее, словно это была всего лишь милая беседа двух старых приятелей.
- Нет, - холодно ответил он, мысленно проклиная Карин всеми возможными словами. Почему эта девчонка сразу не убила этого Арилия сама? Зачем ей, черт побери, потребовалось, чтобы это сделал именно он? А теперь благодаря ней они вынуждены сражаться с опасными противниками!
Саске был почти уверен в том, что стоявший перед ним парень обладает большой силой, с которой ему пока не по силам справиться. Это можно было назвать интуицией, шестым чувством или, в конце концов, озарением, но брюнет почему-то только сейчас осознал, как на самом деле мало продвинулся в искусстве Харотима. Ему ведь еще так многому предстоит научиться...
А этот Шикамару, скорее всего, уже опытный в этих вопросах и имеющий немалое представление обо всех своих скрытых особенностях.
Не оставалось иного выхода, кроме как быстро завершить задуманное, а потом скрыться с этого места как можно скорее.
- Очень жаль, - Шикамару со вздохом скользнул взглядом по бессознательному телу Хинаты, которая лежала на спине, перепачканная в грязи, немного позади Саске. На ее коже виднелись свежие кровоподтеки, а всю правую скулу покрывал один большой, очень неприятного вида синяк, свидетельствующий о том, что удар в это место был далеко не из слабых. Слегка нахмурившись, Харотим вновь посмотрел на Саске, и в его взгляде, как показалось Учихе, промелькнуло сочувствие. – Знаешь, а ты ведь не первый такой. Убивать трудно, не правда ли?
«Да что он несет...» – Саске сузил глаза, почувствовав, как его уже в который раз за ночь наполняет странная злость, имеющая непонятную для самого парня природу.
- Я знаю, что так оно и есть. Я видел, как ты колебался. Поверь, за три года практики я прекрасно изучил поведение таких, как ты: Харотимов, оказавшихся во власти Темных Эльмиторов.
- Я не нахожусь во вл...
- Почти все они вынуждены убивать против собственной воли, - Шикамару не дал ему закончить, - бывают, конечно, всякие ублюдки, но в большинстве своем попадаются именно жертвы, которым не осталось иного выбора. Хотя выбор – понятие относительное. Как по мне, так он есть всегда, в какой бы ситуации человек не оказался.
- Зачем ты...
- Одни просто боятся Темных Эльмиторов, и это неудивительно, - вновь перебил его Нара, - другим просто что-то обещано: будь то мнимое могущество, будь то возможность осуществить свои мечты... В последнем случае Темные Эльмиторы обычно сами подводят свою «жертву» к такому пределу, когда она будет согласна на все, даже на убийство. Эти Демоны, как их еще называют, весьма хитры и умны, а также проницательны. Они прекрасно видят все темные стороны души, и именно поэтому им так легко надавить на самое слабое место, на то, что заставит Харотима пойти на их условия.
В глазах Саске мелькнула тень непонимания. Зачем он все это ему рассказывает?.. Неужели этот парень думает, что эти слова подействуют на него, что он испугается или поменяет свои намерения? Неужели он правда считает, что сможет этим чего-то добиться?
А может, ему просто нужно выиграть время?..
Да, именно это ему и нужно. Хатаке Какаши занят Карин, и этот Харотим просто тянет минуты до его прихода.
А значит, Саске нужно действовать прямо сейчас – без промедления.
- Я вот что хочу спросить... – негромко произнес Шикамару, не отрывая внимательного взгляда от брюнета ни на секунду, - к какому типу относишься ты?
В этот же момент Саске вскинул правую руку в направлении Шикамару, делая ей резкий толчок вперед, словно пытаясь отбросить что-то от себя. Уже несколько минут он концентрировал в себе энергию, и вот сейчас его неестественно красные глаза стали еще ярче, чем были прежде, что говорило о том, что он использует свою доселе скрытую в глубине души силу.
Надо сказать, использует почти на максимуме...
Шикамару явно не ожидал столь резкой смены царившей между ними атмосферы, поэтому его мощно отнесло назад порывом неосязаемого воздуха. Он с грохотом врезался в то самое общежитие, где и началось сегодня это ночное приключение.
Обычного человека этот удар размазал бы узорно-изящным слоем по поверхности здания, но Саске сильно сомневался, что сейчас был именно такой случай.
Образовалось облако пыли, а большая вмятина на стене была такой огромной, словно в нее как минимум выстрелили из пушки. Но Саске не стал ждать, проявит ли какие-либо признаки жизни его противник. Игнорируя усилившееся давление в висках и странным образом проявившиеся под кожей напряженные вены, он быстро обернулся на то место, где должна была лежать Хината...
Но её тела там уже не было. Саске только успел нахмуриться в предвкушении малоприятных последствий, как позади послышался негромкий шелест...
Этот звук был знаком ему почти до боли. Парень резко повернулся, и его глаза сразу же резанул яркий свет, заставив закрыть лицо согнутыми в локтях руками.
Догадка оказалась верной: на расстоянии нескольких метров от него стоял тот самый мужчина, Хатаке Какаши, а за его спиной виднелись только что раскрывшиеся синие крылья, состоящие из абсолютно идентичных друг другу тонких длинных перьев. Вокруг его тела невесомым сиянием обвилась мистически-белая энергия, а на руках он держал бесчувственное тело Хинаты. Её волосы слегка развевались от едва ощутимого ветра, излучаемого аурой Светлого Эльмитора. Глаза мужчины смотрели прямиком на Саске, и парень с мимолетно нахлынувшей на него волной вырвавшегося из оков воли страха понял, что Карин, возможно, уже...
Но тут слух парня уловил странный треск, сначала тихий, но усиливающийся с каждой секундой. Саске сперва не сразу понял, что происходит, и только когда земля под ногами начала сотрясаться, он опустил взгляд вниз. Его глаза расширились от изумления, и парень сделал несколько быстрых шагов в сторону. Земля стремительно покрывалась зигзагообразными трещинами, сквозь которые яркими огненными вспышками проступал темно-красный свет, словно намереваясь вот-вот вырваться наружу, уничтожив все преграды на пути к свободе, и выпустить что-то ужасное, таящееся в своих недрах...
Считанные мгновения, – и вся земля в радиусе ста метров от Саске была усеяна сияющими линиями, которые, буквально на несколько секунд замерев, вдруг стали расширяться, становясь все больше и больше. Парень не знал, что происходит, но был уверен в том, что ему нужно покинуть это место. Причем как можно скорее...
Какаши нахмурился и, произнеся несколько фраз, которые парень не смог расслышать из-за громкого треска, взмахнул крыльями, взлетая ввысь.
Впервые в жизни Саске пожалел, что не является Эльмитором. Быстро развернувшись назад, он устремился в сторону гаражей, куда, казалось, еще не проникли эти противоестественные трещины.
Позади себя он услышал протяжный вой, но даже не стал оборачиваться. Только достигнув гаражей и спрятавшись в тени одного из них, он выглянул из своего убежища, чтобы посмотреть, что произошло.
Сначала он просто не поверил своим глазам: множество неестественно длинных тонких рук, покрытых гематомами, ранами и засохшей кровью, тянулись вверх, беря свое начало под землей. Они проходили сквозь образовавшиеся на поверхности проемы, преследуя пытающегося скрыться от них Какаши, до сих пор удерживающего на руках Хинату. Эти руки были ненормально гибкими, они извивались, переплетались, словно стебли какого-то растения. Саске так и застыл, наблюдая за тем, как на его глазах происходило то, что еще два года назад он посчитал бы бредом сумасшедшего...
Хотя, может быть, он сам уже давно сошел с ума?.. Сошел с ума после того, как его собственный брат прямо на его глазах умер долгой, мучительной смертью?..
Может быть, все это лишь галлюцинации?.. И на самом деле нет никакой Тетради, никаких Темных и Светлых Эльмиторов, никаких Харотимов...
- Что-то ты совсем раскис! – послышался веселый голос совсем близко: за спиной.
Саске вздрогнул, явно не ожидая чьего-то присутствия рядом с собой, и быстро обернулся, уже готовясь к возможному сражению.
Рядом с ним стоял молодой парень, с виду приблизительно его ровесник, с взлохмаченными светлыми волосами, на кончиках отливающими голубым цветом. Одет он был в светло-синюю свободную футболку с нарисованной рожицей персонажа известных детских комиксов и в светлые джинсы. Его губы были искажены в оскале, открывающем ровный ряд острых, словно у акулы, зубов, а фиолетовые глаза с жадным интересом вперились в Саске.
- Хорошо иметь в друзьях Жнеца, не так ли? – снова весело повторил он, многозначительно кивая в сторону происходящего возле общежития безумия. – Если бы не я, хрен твоя подружка смогла бы такое представление устроить.
Саске смотрел на него уже почти удивленно, и, как бы ни было неприятно это осознавать, испытав огромное облегчение после того, как выяснилось, что вступать в бой этот парень, видимо, не собирается. Но нервы Саске все равно были напряжены настолько, что любое неверное движение этого странного типа могло быть трактовано как попытка нападения.
- Расслабься! – насмешливо протянул незнакомец, снова оскалившись. – Это всего лишь гнилые души. Кстати, приятно познакомиться, Саске. Я о тебе наслышан. Меня можешь называть Суйгетсу.
- Гнилые души?.. – полностью игнорируя вторую часть фразы произнес Саске, но вдруг его внимание привлек странный звук, очень похожий на взмах крыльев, донесшийся со стороны общежития.
Парень быстро перевел взгляд в ту сторону и заметил парящую в воздухе фигуру с огромными черными крыльями и красными волосами. Сомнений не оставалось – это была Карин. Её руки были раскинуты в стороны, и она не двигалась с места, словно под ее ногами вместо воздуха действительно была какая-то материальная опора.
- Что она делает? – напряженно спросил он, а из-под земли вновь послышался протяжный, леденящий кровь вой.
- А, хренью страдает, - отмахнулся Суйгетсу. – Она новенькая, а повыебываться надо. Они все равно отступят. С гнилыми душами никому, кроме Жнецов, не совладать. Так что можно сказать, что вы теперь в безопасности, - он ободряюще похлопал Саске по плечу, самодовольно усмехнувшись.
А брюнет неотрывно смотрел на фигуру своей напарницы, как никогда явственно ощущая, что ни к чему хорошему это не приведет. Он старался не замечать изуродованные руки, кажется, напрочь лишенные костей, которые просто-напросто не давали Какаши шанса улететь отсюда, но и поймать его были не в силах.
Мало того, Шикамару почему-то уже нигде не было видно...
- Знаешь, в чем несомненное преимущество гнили?.. – усмехнулся Суйгетсу, выглядывая из-за гаража так, словно тоже боялся быть обнаруженным. – Из этих душ можно лепить все, что угодно, как из пластилина. Остается лишь включить фантазию!.. И он еще надеется уйти... – протянул он насмешливым тоном, глядя на то, как одна из рук все-таки сумела достать до Какаши, схватив его за икру левой ноги, но яркий луч неизвестно откуда возникшего света резко разрубил ее пополам на уровне запястья. На землю хлынул поток отвратительной с виду черной жидкости, очень напоминающей кровь...
- Почему они гнилые? – негромко спросил Саске, глядя на то, как извивающая в агонии рука вернулась обратно под землю, скрывшись в образовавшихся совсем недавно трещинах.
- Как почему? – Суйгетсу, казалось, удивился такому вопросу. – Твоя подружка тебе не рассказала?.. Гнилые души – души, по какой-то причине не принимаемые Потоком Судеб, вынужденные навсегда остаться в этом мире, вечно скитаясь по закоулкам своего прошлого. Мы, Жнецы, таких обычно оставляем себе. Очень ценные кадры, честно признать. В бою помогают отменно. Поэтому тот миг, когда мы обнаруживаем, что та душа, которую нам нужно доставить в Поток, оказалась гнилой – просто преисполнен счастьем! – парень засмеялся над собственными словами. – Из нескольких подобных экземпляров я слепил это чудо! Милое создание, правда?
Брюнет заметил, что крылья Какаши были уже весьма потрепаны и измяты, и мужчина с трудом удерживал необходимую высоту, с каждой секундой спускаясь все ниже и ниже. Поразительным оставалось то, как ему до сих пор удавалось избегать хватки, лавируя между многочисленными уродливыми конечностями неизвестного для Саске существа, притаившегося под землей и излучающего этот багрово-красный свет. Сейчас Какаши был похож на бабочку, пытающуюся улететь из плена любителей коллекционировать насекомых. И он устал. Это было видно даже отсюда...
- Отпусти его, - слова сорвались с губ прежде, чем Саске успел понять их смысл.
- Что? – недоуменно переспросил Суйгетсу, ошеломленно вытаращившись на него.
Саске на миг растерялся, не зная, что ему следует сделать: быстро сменить тему или просто ничего не ответить, как в сознании отзвуком вспыхнули слова его недавнего знакомого:
«Выбор – понятие относительное. Как по мне, так он есть всегда, в какой бы ситуации человек не оказался».
- Отпусти его, - уже увереннее повторил Саске, в глубине души понимая, что его слова вряд ли что-то изменят: «Какого черта я делаю...»
Суйгетсу непонимающе нахмурился, наблюдая за ним долгим, внимательным взглядом, словно пытаясь понять, не блефует ли он. Затем его губы дрогнули в странной ухмылке, немного удивленной и вместе с тем почему-то снисходительной:
- Ладно.
Саске потрясенно обернулся на белобрысого парня. Он явно не ожидал, что тот послушается, а уж тем более так быстро, даже не вдаваясь в расспросы...
Но Суйгетсу уже не было там, где он стоял секунду назад. Недоуменно оглядевшись, Саске почувствовал, как по земле вновь прошла дрожь, а изуродованные руки резко, словно по команде, устремились вниз. Как только они скрылись в светящихся трещинах, послышался уже знакомый парню вой, а земля с громким треском начала срастаться...
В этот же момент Какаши взмахнул крыльями и устремился прочь с этого места. Его тело становилось прозрачным, словно растворяясь в воздухе, до тех пор, пока полностью не исчезло во мраке ночи.
- Проклятие!
Это был голос Карин. Девушка, все так же парившая в воздухе, быстро выставила перед собой руки и резко взмахнула ими. По пространству пронесся порыв горячего воздуха, а общежитие на короткий миг словно накрыла красная тень. Послышался громкий пронзительный звон: окна дома тут же разлетелись на осколки вместе с порывом ослепительного огня и лавиной обрушились вниз.
А Саске изумленно смотрел на здание, в котором сквозь разбившиеся секунду назад окна виднелось смертоносное пламя, охватившее все, абсолютно все до единого этажи...

~~~


- Какого хрена, Саске?!
Уже глубокой ночью, сгустившейся над городом плотным облаком бездонного мрака, они сидели в захудалом баре, находившемся в незнакомом сомнительном переулке, добираться куда пришлось через многочисленные грязные узкие улочки и воняющие гнилью и тухлятиной мусорные баки.
- Какого хрена, Суйгетсу?!
Тускло горели маленькие шарообразные светильники, оплетенные искусственными ветвями, предусмотрительно поставленные на каждый столик. Размеренно тикали настенные часы в форме кленового листа, с усталой педантичностью передвигая упрямые стрелки. В такое время суток, надо признать, не было ни одного посетителя... кроме этой троицы.
- Я вас спрашиваю!
Небольшие деревянные перегородки с трех сторон отделяли их от остальной территории бара, и обзор открывался только лишь на дубовую стойку, за которой сидел уставший бармен, отсутствующим взглядом уставившись в одну точку пространства. Навскидку мужчине было лет пятьдесят, а под глазами проступали огромные синяки, будто он не спал уже несколько ночей подряд; колючая борода свидетельствовала о сильной степени небритости, а волосы явно даже мечтать не смели о душе. Вообще, вид у него был такой, словно он чем-то отравился, и теперь изо всех сил сдерживает рвоту.
- Зачем, мать вашу?!
Все в этом баре было выполнено из дерева, что создавало невольное ощущение уюта и даже некоторого умиротворенного покоя. Саске смотрел в стол, то ли не желая поднимать взгляд на девушку, то ли просто уже не в состоянии это сделать. Глаза болели так, словно в них плеснули серной кислотой. Все-таки использование силы еще очень негативно сказывалось на его здоровье...
Ужасно хотелось спать. Тихая музыка ночного радио, издаваемая колонками над барной стойкой, только усугубляла это желание, а полумрак помещения так и манил притягательными объятиями Морфея...
Саске несколько раз моргнул, отгоняя обволакивающий его плен дремоты, и поднял взгляд на сидевшую рядом с ним красноволосую особу, которая вперилась в него крайне возмущенным взглядом:
- Учиха Саске, будьте так любезны, объясните мне смысл своего поступка!
Суйгетсу сидел на плетеном диванчике напротив них, постукивая пальцами по столешнице. Каждый раз он морщился от истеричных нот в голосе Карин, и недовольно скашивался в ее сторону.
А Саске был бы рад объяснить – лишь бы только она, наконец, заткнулась, – но он сам совсем не понимал, что заставило его сделать это. Сейчас происходящее в тот момент казалось ему чем-то нереальным, покрытым пеленой тумана, утопающем в несуществующем прошлом. Такое чувство, словно все то, что было – лишь кадры из фильма, обрывочные кривые нарезки киноленты, никак не относящиеся к действительности...
Глаза вновь начали слипаться, и Саске откинулся на спинку дивана, устало прислоняясь виском к деревянному покрытию стены:
- Я не знаю.
- Ты не знаешь?.. – тихо прошипела девушка, напомнив сейчас разозленную ядовитую змею перед нападением. – Не знаешь?.. Учиха Саске, да будет ли вам известно, что Ходзуки Суйгетсу не отличается особым интеллектом, а вы, в свою очередь, лишь подтолкнули его жалкий умишко к совершению сего безапелляционного, чуть ли не варварского поступка...
- Да замолчи ты уже, - буркнул Суйгетсу, недовольно почесав нос.
- Молчать! Сейчас я говорю! – Карин бросила уничтожающий взгляд в сторону белобрысого парня, а затем вновь вернула свое внимание Саске. – Так какого хрена, черт тебя дери, ты вообще решил сморозить эту чушь?! Ты в курсе, что мне не хватило секунды – секунды, мать твою! – чтобы испепелить Светлячка дотла вместе с этим гребаным Арилием?! А вместо этого, между прочим, погибло много людей, и ты, Саске, только ты в этом виноват!
Она лгала, и прекрасно это знала. Да, возможно, ей бы и удалось уничтожить Хатаке вместе с Арилием, но люди, находившиеся в том здании, погибли бы в любом из возможных исходов и при любых обстоятельствах.
Карин просто не могла не убивать длительное время. Это было похоже на ломку, которую испытывает наркоман без спасительной дозы. В ее случае принцип был почти такой же, только, разве что, еще более мучительно и медленно распространялась обычно внутри нестерпимая боль по причине неутоленного желания. Она не могла жить, просто не могла существовать без необходимой ей дрожи безумного наслаждения, разливающегося по венам в момент очередного убийства.
Сначала было страшно. Даже жутко. И невыносимо. Но боль взяла свое. Она заставила, приручила, подчинила себе. И теперь точно так же нужно заставить, приручить и подчинить этого упрямого Харотима...
- Я знаю.
Суйгетсу рассмеялся, когда Карин уже почти застонала от уготовленной ей кромешной беспросветности сложившихся обстоятельств, наградив Саске одним из самых испепеляющих взглядов, имеющихся у нее в арсенале. Хорошо хоть, что не в буквальном смысле, ведь по части огня она была мастером...
- Саске, ты издеваешься?
- А, по-моему, он классный парень! – Ходзуки уже с откровенным интересом рассматривал сидевшего напротив брюнета. – Так держать, Саске! Не давай этой стерве спуску!
Карин перевела на блондина возмущенный взгляд, уже практически задыхаясь от переполняющих ее эмоций:
- Заткнись, ошибка мироздания! Какого хрена ты послушался его, Харотима, без моей команды?! Ты прекрасно знаешь, что за все отвечаю я , что это было нужно мне , но, мать твою, ты все-таки...
- Заторнись, мегера, - лениво протянул Суйгетсу, вальяжно устроив локти на спинке дивана. – Во-первых, откуда я знал, что Харотим действует вразрез с интересами своего Эльмитора? Во-вторых, какое мне, собственно, дело? Я согласился помочь тебе, откровенно говоря, за красивые глаза. Ну, или... за красивые... – взгляд Ходзуки как будто невзначай скользнул по зоне ее декольте, вызвав очередной залп невидимых молний, мелькнувших между ними в потоке неистового раздражения со стороны девушки, – неважно, – тут же отмахнулся он, не сумев скрыть довольную её реакцией усмешку. – Если бы не я, Хатаке смешал бы тебя с той самой грязью, в которой Саске оригинально искупал эту Хьюга Хинату. Ты ведь слышала его имя раньше, не так ли?
Карин прикусила губу. Еще бы... А кто не слышал его имени? Знаменитый Эльмитор из Отряда Истребителей, славившийся не одним десятком убитых изменников Света. Действительно, если бы не помощь Жнеца, коим и являлся Суйгетсу, она, возможно, была бы уже мертва. Но, черт возьми, как же не хотелось это признавать!
Но Ходзуки словесное подтверждение явно уже не требовалось: растянувшаяся пауза со стороны Карин сама ответила на все поставленные вопросы. Поэтому блондин снова искривил губы в довольной ухмылке, глядя на Карин с буквально-таки выпирающим чувством собственного превосходства.
Девушка лишь гордо тряхнула копной кажущихся очень темными в здешнем освещении волос, тихо фыркнув и пробубнив себе под нос что-то нечленораздельное.
Победа была за Суйгетсу.
Саске с трудом заставлял свой разум оставаться в реальности, отгоняя назойливое желание погрузиться в такой необходимый ему сейчас сон. Жизненные силы были буквально на исходе, и парень чувствовал себя так, словно не сомкнул глаз уже добрую неделю.
«Неужели я настолько слаб?.. – мелькнула непрошеная мысль у него в голове. – Настолько, что использование силы даже в такой короткий промежуток времени сказывается подобным образом на моем организме?»
Да, Карин предупреждала, что все это будет весьма изматывающей процедурой, но Саске тренировался уже довольно давно! Неужели это все, на что он способен?..
И снова волна бессильной злобы охватила парня, погрузив в себя воспоминаниями о Хинате, о Тетради, которую он теперь не получит из-за неё, о Шикамару, об этом проклятом Хатаке Какаши, заставившем его испугаться...
Почему он поступил именно так, а не иначе? Что заставило его сделать это? Саске очень хотел узнать ответы на эти ненавистные вопросы, которые притаились в глубине его души, так далеко, что даже он сам не подозревал об их существовании.
Убийство... это ведь так просто...
Во всяком случае, он так искренне думал. Раньше. Когда согласился на эти условия. Когда нисколько не колебался. Когда думал, что убить ни в чем не повинного человека будет так же легко, как дышать.
Карин все это время смотрела на него странным взглядом, в котором смешалось буйство самых разных чувств: от жалости до презрения, от сочувствия до удивления, от грусти до ярости... В совокупности вся эта убийственная смесь давала растерянность, ту самую, которую Карин постоянно пыталась уничтожить в себе.
Растерянность, близкую к сомнению.
«Так ты все-таки... – иногда Карин ненавидела свою способность читать его мысли. Но она не могла упустить из виду ни одной мелочи, если она относится к нему. Это могло стоить ей слишком многого. – Ты не знаешь, что делать, да, Саске? Жизнь не озлобила тебя настолько, насколько ты сам того хотел? Уверенный в своем полном хладнокровии, в последний момент ты всё же отступаешь, а потом отказываешься признаться себе в причине своего решения?..»
Суйгетсу лениво оглядывал бар – здесь становилось ужасно скучно, и парню уже не терпелось покинуть это унылое место. Скользнув взглядом по парочке перед собой и уже собираясь было сообщить им о своем скором уходе, он застыл, заметив на губах Карин странного рода изменения...
Улыбку?..
Суйгетсу так и вылупился на девушку, на губах которой он в первый раз в жизни видел хоть какое-то зарождение нежности. Пусть блеклой, пусть ужасно нечеткой, но все-таки... все-таки она была – намеком, тенью, но она присутствовала, и этим вводила парня в полное замешательство.
Но Карин, кажется, заметила его ошеломленный взгляд. Улыбка тут же исчезла с ее лица, словно ее там и не было вовсе. Вместо этого глаза девушки сузились, в них появились решимость и жестокость, а губы сомкнулись в тонкую полоску холодности и злости:
- Говоришь, Суйгетсу, первый раз видишь Харотима, действующего против воли его Эльмитора? – тихо произнесла она таким вкрадчивым тоном, что брови блондина в невольном удивлении поползли вверх, а Саске наконец-таки перевел на неё свой взгляд... – Что ж, тогда мы сейчас это исправим.
Саске не успел даже моргнуть, как его глаза расширились в изумлении и неверии. Желание спать исчезло словно по мановению руки, а пальцы судорожно вцепились в край столешницы.
Рядом с их столиком, глядя на него сверху вниз, стоял человек, облаченный в длинный черный плащ с вздернутым воротом. Под его глазами виднелись длинные синяки, а темные, как ночное небо, волосы были убраны в небрежный тонкий хвост.
Выражение лица этого человека было совершенно бездушным, а глаза, казалось, не выражали ни капли эмоций. Бледные пальцы медленно поднялись в сторону Саске в таком до боли знакомом жесте и мягко коснулись его лба...
Это был... Да, сомнений быть не могло...
- Итачи?..

Саске просто не поверил увиденному. Этого ведь не могло быть в действительности!.. Это всего лишь сон, мираж, иллюзия... Потому что его настоящий брат уже давно мертв. Саске своими собственными глазами видел его смерть. Видел то, как в течение нескольких дней его измученное тело медленно покидала жизнь.
Но нет. Итачи на самом деле стоял сейчас здесь, прямо перед ним, совсем рядом со столиком, за которым они – Карин, Суйгетсу и Саске – решили скоротать остаток ночи после схватки со Светлым Эльмитором и его Харотимом. Он был абсолютно реальным, из плоти и крови, и настоящим, не призрачным... Его черствые пальцы касались лба Саске, совсем как тогда, в тот самый день, когда он последний раз видел жизнь в глазах старшего брата.
И видел, как медленно и безжалостно она угасает.
- Саске.
Воцарившуюся в баре тишину нарушил до боли знакомый голос. Парень вздрогнул, поднимая взгляд в глаза Итачи, стараясь сдержать водоворот эмоций, образовавшийся в его душе. Это давалось ему с огромным трудом, поэтому пальцы сжимали край столешницы все крепче и крепче, дабы не выпустить наружу все то, что таилось сейчас внутри.
- Саске, ты уже отомстил за меня?
Его губы двигались медленно, а глаза по-прежнему не выражали никаких эмоций. Этот взгляд прожигал Саске леденящим чувством отчаяния, таким знакомым, преследующим его уже несколько лет, не дававшим ни единой возможности забыть все то, что сделало его таким. То, что заставило его убивать. То, что сломало множество жизней...
Нет, нет, нет... Это всё лишь иллюзия... Это ложь!
Саске дернулся назад, отстраняясь от холодных пальцев брата, но путь к отступлению преградила спинка дивана, вынудив парня замереть на месте, с постепенно нарастающим страхом глядя на то, как пространство перед глазами стало меркнуть и растворяться: очертания мебели вместе с сидевшими рядом с ним Карин и Суйгетсу постепенно исчезли, уступив сцену для другой реальности. Саске сразу же узнал то самое место, где когда-то треснула и разбилась вся его прежняя жизнь. Где когда-то он испытал безумный, неподвластный разуму ужас и разъедающую изнутри, сдавливающую тисками невыносимой боли безысходность...
Тот самый подвал. Те самые грязные стены и отвратительный запах гнили. Ни одного окна или проема. Намертво заколоченная дверь. И тяготящая тьма, расступающаяся только от одинокого лучика света, излучаемого крошечным фонариком, лежащим возле чьих-то ног.
Глаза Саске расширились от изумления, и он медленно, словно в оцепенении, сделал несколько шагов назад. Нет... Неужели он снова вернулся туда?.. Снова вернулся в тот самый день?..
Плач. Громкий детский плач. Фигура маленького мальчика, сжавшаяся возле еще одного тела, лежащего на полу.
- Итачи! Итачи!!! Нет... Нет!!! Прошу тебя, братик, открой глаза!
Но Саске знал, что бесполезно. Он знал, что все мольбы канут в пустоту. Его собственный детский голос эхом отдавался в сознании, а голова закружилась от стремительно нахлынувших воспоминаний, постоянно преследующая боль которых не давала ему спать ночами, превратившись в безумное, овладевшее сердцем жгучее желание мести.
Несколько дней взаперти, в подвале заброшенного дома посреди леса, где не существовало ни малейшего шанса на то, что кто-то придет им на помощь. Ни одного источника света, кроме этого маленького игрушечного фонарика, принадлежащего Саске и всегда носимого им с собой, небрежно и презрительно кинутого на пол теми людьми, которые закрыли их здесь, оставив умирать. Теми людьми, которые убили Итачи, которые ввели ему под кожу смертельную дозу яда, вынудив страдать, мучительно погибать здесь ровно три дня...
- Итачи!!! Пожалуйста, не бросай меня тут!!!
Разрывающие душу крики маленького ребенка, вынужденного увидеть смерть самого родного для него человека. Ребенка, который тоже скоро должен будет умереть здесь, взаперти, когда закончится вода, зачем-то оставленная одним из мучителей. Ребенка, который никому еще не сделал ничего плохого...
Злость. Нет, не просто злость – ярость. Саске сузил глаза, сжав ладони в кулаки, заставив костяшки пальцев громко захрустеть. В его глазах появилась лютая ненависть, обнаженная помимо воли разума, а боль смешалась с так презираемым им самим отчаянием. Хотелось убить, убить прямо сейчас, разорвать на части, уничтожить, не оставить и следа...
Но вопреки дикому желанию закричать, вопреки неистовству чувств, охвативших все его естество, Саске на удивление тихо, почти вкрадчиво произнес:
- Выпусти меня отсюда, Карин.
И тут же картина перед глазами словно треснула пополам, образуя в центре пространства длинную черную полоску, а по воздуху, как по воде, прошла едва различимая рябь, и затем всё вокруг бесследно растворилось, оставив после себя лишь очередной крик отчаявшегося ребенка, познавшего смерть в столь юном возрасте...
Саске понял, что снова сидит на диванчике в том самом баре, куда совсем недавно пришел вместе с Карин и Суйгетсу. Итачи, как и ожидалось, уже не было. Все так же на своем прежнем месте сидел бармен, кажется, совершенно не интересующийся происходящим в этом заведении. Размеренно тикали настенные часы. И только музыка перестала звучать из колонок над стойкой. А так все осталось таким же, как и было раньше. Не изменилось ничего.
Суйгетсу сидел, ошеломленно вытаращившись на Карин с нервно подрагивающим верхним веком левого глаза. Выражение его лица было, откровенно говоря, обалдевшим, а рот слегка приоткрылся в немом удивлении. А сама девушка сидела, в пол-оборота отвернувшись от Саске, и довольно-таки резко качала правой ногой, закинутой на другую.
Брюнет медленно перевел взгляд на Карин, с трудом удерживая себя от того, чтобы не наброситься на нее прямо сейчас. Охватившая его несколько секунд назад ярость застыла внутри ледяным комом, и теперь гнев уже не застилал глаза, позволяя мыслить более-менее трезво. Он не справится с ней, как бы ни хотел сейчас уничтожить. Он не сможет причинить ей боль, как бы ни хотел раздавить сейчас её сущность...
- Зачем... ты... это... сделала? – почти спокойно произнес Саске, делая большие паузы между каждым словом и глядя ей в затылок полным сдерживаемой ярости взглядом.
И тут она резко повернулась к нему, заставив его глаза расшириться в изумлении. Её губы были слегка приоткрыты, а из-под них выглядывали неестественно удлинившиеся клыки, больше напоминающие природное оружие какого-нибудь хищного зверя или вампира. Её и без того красные глаза теперь приобрели вертикальный зрачок и стали источать странное свечение, словно внутри нее действительно существовало огненное начало.
Теперь эти глаза были не просто красными, они были поистине демоническими, воплощающими в себе представления людей о дьявольской силе, внушающими практически благоговейный страх. Саске в первый раз за всё время их знакомства в полной мере осознал, какое существо постоянно находилось рядом ним.
- Слушай меня внимательно, Учиха Саске, – даже голос её изменился до неузнаваемости. Теперь звуки, издаваемые ею, были больше похожи на рычание дикого животного, смешавшееся с шипением ядовитой змеи – нечто человеческое сохранялось теперь лишь в способности говорить. – У тебя нет выбора. Ты будешь делать то, что я скажу. Ты будешь убивать тех, кого я прикажу убить. Ты будешь подчиняться. Иначе ты сильно об этом пожалеешь!
Саске непроизвольно отстранился назад и медленно прислонился спиной к поверхности стены, стараясь не совершать резких движений. Его глаза были расширены в немом шоке, и он был просто не в состоянии отвести оцепеневший взгляд от этой девушки, внутри которой обитало одно из тех самых существ, внедряющих страх в сердца и души людей во все времена. Наружная оболочка, привлекательная внешность юной особы, истеричный нрав и подростковые привычки – всё это обман, лишь иллюзия, мастерски позволяющая этому созданию находиться среди других людей, совершенно не подозревающих о том, что существует рядом с ними...
Демон. Это вовсе не мифическое существо и не персонаж из страшных фильмов или историй. Это вполне реальное настоящее, в котором оказался Саске, и из которого ему вряд ли удастся когда-нибудь выбраться...
Но вдруг со стороны барной стойки послышался шум: протяжный стон пронесся по пространству, все-таки заставив Саске обратить свой взгляд в ту сторону. С мужчиной, все это время просидевшим там, творилось что-то ужасное. Его челюсть с хрустом увеличилась, прорвав насквозь тонкую ткань кожи на щеках, а зубы резко вытянулись и обострились, превратившись в неровный ряд огромных клыков, с всплеском крови пронзивших плоть вокруг рта. Губы треснули и исказились в неистовом оскале, а глаза вдруг бешено закрутились в глазницах, издавая бросающие в дрожь отвратительные звуки. Волосы удлинились, беспорядочно разметавшись во все стороны, а на руках появились длинные когти, острые, словно сабли. На коже по всему телу проступили вены, а мышцы увеличились в размерах, с громким треском порвав на его груди одежду. Это существо издало неистовый рев и тут же, одним ударом разнеся в пух и прах барную стойку, бросилось в сторону сидевшей за столом троицы.
Губы Суйгетсу успели дрогнуть в нервной усмешке прежде, чем Карин резко вскочила на столешницу, расправив огромные черные крылья. За секунду до того, как существо врезалось в то место, где она стояла, девушка стремительно взлетела вверх. Одного взмаха крыльев хватило, чтобы поднять ее на несколько метров над чудовищем, что с громким ревом, расплескивая вокруг себя капли струящейся по его телу крови, поднялся с обломков некогда целого стола, повернув уродливую голову в сторону Саске.
Парень, на несколько мгновений лишившийся дара речи, сообразил, что бесценные секунды возни этого существа среди устроенного им самим погрома потеряны безвозвратно, и теперь он просто не успеет уйти до очередного удара... Это чудовище было выше его раза в два и многократно сильнее...
- Ну, вперед мочить нечисть! – раздался веселый голос Суйгетсу, и Саске успел заметить в его руках длинную цепь, которую он в то же мгновение набросил на шею этого существа и потянул на себя, словно пытаясь угомонить взбесившуюся лошадь в поводьях.
Как и следовало ожидать, чудище тут же заметалось, словно в неистовой агонии, пытаясь выбраться из крепкой хватки блондина, но, что самое удивительное, парень не отпускал цепь, хоть с виду сила была далеко не равной... и далеко не в пользу Суйгетсу.
- Саске, что вылупился?! Проваливай!
Повторять дважды не потребовалось. Саске тут же перемахнул через спинку дивана, а затем и через стоявшую немного поодаль перегородку и устремился в сторону противоположной от происходящего безумства стены, к той, возле которой виднелись остатки барной стойки.
Обернулся он как раз в тот момент, когда чудовище прорвалось сквозь цепь, разорвав ее пополам, и снова устремилось в сторону Карин, которая стояла уже немого в стороне, возле двери, с плотно закрытыми глазами. Её крылья все так же были раскрыты, а вокруг них распространялась почти незаметная простому человеку энергия, алым сиянием обводящая их контур.
Суйгетсу чертыхнулся, вскакивая на спинку уцелевшего после буйства монстра дивана и воинственно размахивая обломками цепи в обеих руках, а Саске с изумлением наблюдал за тем, как Карин даже не предпринимает попытки уйти с места.
А разъяренное чудовище, казалось, было способно снести всё на своем пути, а уж тем более такую хрупкую шестнадцатилетнюю девушку...
Но тут в сознании Саске промелькнул отблеск тех самых демонических глаз, которые он видел всего несколько минут назад.
Нет. Что-то подсказывало ему, что Карин невозможно убить. Во всяком случае, это уродливое создание уж точно не в силах сделать это.
Как только расстояние между монстром и девушкой достигло возможного минимума, а Саске уже невольно напрягся в ожидании необратимого, Карин резко открыла всё те же, уже знакомые парню красные глаза с вертикальными зрачками.
Раздался ужасно неприятный звук разрываемой плоти. Фонтаном брызнувшая кровь с головой накрыла девушку, на мгновение скрыв ее от посторонних глаз. Но ни следа, ни малейшего алого пятна не осталось ни на коже, ни на одежде, ни на волосах. А существо, которое еще несколько секунд назад являлось смертельной угрозой, было разорвано на части: на мельчайшие куски плоти, внутренних органов и костей. И всё это отвратительное содержимое обрушилось прямо к ногам Темного Эльмитора, окрасив в багрово-красный цвет весь пол и ближайшую часть стены.
Словно бомба, взорвавшаяся внутри его тела. Мгновение – и смерть.
Саске медленно сел на уцелевший возле обломков барной стойки табурет, отрешенно глядя на то, что осталось от монстра, чуть не убившего его буквально минуту назад. А со стороны Суйгетсу послышался сначала довольный смех, а затем вкрадчивые аплодисменты:
- Так его, Карин! Умеешь эффектно убивать, не спорю. Но в этот раз ты почему-то решила обойтись без огня. Поняла, что это устарело, и решила сменить имидж?
- Заткнись, Ходзуки, – сказала Карин уже своим обычным, привычным голосом шестнадцатилетней девушки. Её глаза стали вновь прежними, совсем чуть-чуть отливающими красным оттенком, а крылья плавно растворились в воздухе. – Это всего лишь нечисть, оживленный с помощью Темной магии труп, и не более. Еще бы я с ним не справилась!
- А я всё думал, когда же ты заметишь, что с нашим дружком за стойкой что-то не так, - Суйгетсу уселся на спинку дивана, насмешливо глядя на девушку.
- Я сразу это поняла, кретин, - Карин бросила на него уничтожающий взгляд. – Просто не стала пугать Саске раньше времени.
- Кстати о нем... – Суйгетсу почему-то понизил голос до шепота и кивнул в сторону брюнета, все так же безмолвно взирающего на кровь, медленно растекающуюся по полу в кривых причудливых узорах.
Карин проследила за взглядом Ходзуки, а затем, мрачно вздохнув, направилась в сторону Саске. Звон её каблуков эхом отдавался по всему бару, в котором вновь возникла полная, уже буквально мертвая тишина.
- Саске, – подойдя, ласково позвала она, коснувшись ладонью его щеки. – Прости. За Итачи. Мне нужно было напомнить тебе о том, ради чего ты все это затеял. Ради Тетради, разве нет?.. Неужели ты способен мириться с тем, что еще один, последний его убийца до сих пор жив?
Саске грубо стряхнул ее руку, прежде чем успел осознать, что делает. Но всё же отогнав все опасения, он поднял резкий, ожесточенный взгляд на девушку, который явно не сулил ничего хорошего в их дальнейших отношениях. Этот факт заметно расстроил Карин, заставив её обреченно вздохнуть:
- Ну вот... Опять. Саске, мать твою! Я же извинилась!
Но брюнет ничего не ответил. Вместо этого он продолжал прожигать её красноречивым взглядом, не заставляющим сомневаться в том, что будь у него хоть малейшая возможность, то он убил бы её, не раздумывая.
- А что ты ожидала, Карин? – Суйгетсу, казалось, происходящее сильно забавляло. – Ты уж реши, заставить ты его хочешь или договориться. Я лично тоже не понимаю, зачем тебе потребовалось, чтобы он сам убил Арилия. Ты могла спокойно заняться этим сама. Харотимы нужны только для того, чтобы брать на себя других Харотимов, препятствующих совершению задачи, ну, и для того, чтобы выискивать этих самых Арилиев. Но тебе почему-то нужно было, чтобы он обязательно лично убил эту Хьюга Хинату...
Карин мрачно смотрела на Саске еще несколько секунд, а затем отвернулась и отошла, недовольно скрестив руки на груди:
- Я хотела проверить его. И, как и предполагалось, он не убил. Несмотря на то, что на его счету уже двенадцать мертвецов и шесть своих же сломленных будущих жизней, он всё-таки не смог. Я разочарована, – почему-то очень тихо произнесла девушка, не поднимая взгляда на Ходзуки.
- Кстати сказать: я хоть и Жнец, но чистить его карму больше не собираюсь! Он и так кокнул двенадцать человек, а страдать будет всего в шести следующих жизнях. А все благодаря кому? Благодаря мне! – Суйгетсу торжественно хлопнул себя по груди. – Ты мне, между прочим, за это должна как минимум приятное времяпровождение с использованием своих ярко-выраженных особенностей, – взгляд блондина снова скользнул по её груди, а затем по бедрам, и губы тут же расплылись в довольно-предвкушенной усмешке.
Но Карин в этот раз даже не отреагировала на его слова. Девушка их просто не услышала. Она явно о чем-то задумалась и, судя по сдвинутым к переносице бровям, не совсем о приятном.
Саске... правильно ли она поступила?.. Вызвав иллюзию с его братом, заставив вновь окунуться в одночасье разрушившее его психику прошлое, в тот самый день, который отпечатком лежит на всей его судьбе, тот день, который предопределил всю его дальнейшую жизнь?.. Она снова разожгла эту безумную ненависть, которую всё это время Саске так старался удержать в тисках вырабатываемой год за годом воли. Да, он продолжал убивать, продолжал охотиться на тех, кто сломал ему жизнь, но делал это уже, скорее, словно робот по намеченной когда-то давно программе: расчетливо и без эмоций. Опустевшая душа, истлевшее сердце, остался – лишь разум.
А теперь... теперь поток этого разрушительного чувства вновь захлестнул Саске с головой, накрыл его всей тяжестью бремени, которое он сам взвалил себе на плечи. Саске почему-то был абсолютно уверен в том, что Итачи возжелал бы мести. Что Итачи не оставил бы все это просто так, не отпустил бы, не простил. Он мстил не за себя – за брата. Ведомый его призрачной волей, являющейся к нему в ночных кошмарах, заставляющей шаг за шагом приближаться к бездне, из которой он уже никогда не сможет выбраться...
Карин одернула себя, прикусив губу. Нет, черт возьми, почему она стала вдруг такой сентиментальной?! Разве ей есть какое-то дело до того, что будет с этим парнем, до того, как сложится его жизнь?! Ей всего лишь нужна его помощь в уничтожении Арилиев... не более и не менее того.
Её взгляд невольно скользнул по темноволосому парню, который сидел уже с закрытыми глазами, с силой сжимая в ладонях края табурета. Его зубы были сжаты, и он изо всех сил сдерживал злобу, так и стремящуюся вырваться наружу и разрушить всё на своем пути. Карин тут же опустила взгляд в пол, обняв себя за плечи. Она не хотела видеть это. Не хотела видеть войну, происходящую в его душе уже такое долгое время.
Самому Саске чудом удалось спастись тогда. Проведя несколько дней рядом с трупом собственного брата и изнывая от жажды, он почти погиб. Пока в конце концов их не нашли проезжающие мимо люди, которые по прихоти своего маленького сына залезли в этот проклятый дом. Саске, услышав шум, позвал на помощь, и спустя несколько часов приехала служба спасения, вытащившая его из того самого подвала, об ужасных событиях в котором потом так много писали в газетах.
Карин прекрасно знала, что всё это было не случайно. Что эти люди просто не должны были быть там в тот день, когда Саске наконец-то вышел на свободу. Что никто на самом деле не должен был обнаружить этот дом, а уж тем более ребенка внутри, запертого, измученного морально и физически, покинутого самой надеждой...
Карин понимала правду той истории, как никто другой.
И также она понимала, что Саске ни в коем случае не должен об этом узнать.
- И что теперь? – тишину нарушил почему-то мрачный голос Суйгетсу, до этого наблюдавшего за происходящим в какой-то отстраненно-удивленной задумчивости.
Карин в привычном жесте тряхнула копной густых волос:
- Отправляемся к Теруми Мей с отчетом. Тянуть время больше не имеет смысла. Как говорится, чему быть, того не миновать.
- О, – Ходзуки, кажется, оживился. – Давно я её не видел... Интересно, она так же хороша, как и прежде?..
- Пошляк, – сухо бросила девушка, направляясь в сторону выхода из бара. – Шевелитесь. Я не люблю ждать.

~~~


- И что это за хрень?!
Хидан в возмущении затряс в воздухе кулаком, обращаясь к сидевшей на стуле уборщице, которой сегодня определенно не повезло с решением навести порядок в четвертом номере. Сорокалетняя Азуми никак не предполагала, что, зайдя в него, она застанет там высокого парня в длинном сектантском плаще и девушку в деловом костюме, педантично перерывающую все полки в комнате. И уж тем более она не могла предположить, что её схватят, скрутят, привяжут к шаткому стулу с помощью простыни и заткнут рот грязной половой тряпкой.
И все бы даже ничего, если бы не ужасающее оружие, по форме отдаленно напоминающее трезубец, не выпускаемое этим парнем из рук ни на секунду. А их разговоры... Они, несомненно, были просто психами, скорее всего, сбежавшими из больницы. Но позвать на помощь не представлялось возможным...
- Тут так грязно, фу! – парень скривился, закрывая дверцу шкафа. – Сколько же ты, дрянь, тут не убиралась? За такие делишки плохих горничных наказывают, ты не в курсе? – усмехнувшись, добавил он, проводя языком по одному из лезвий своего оружия, чем заставил бедную женщину нервно забиться в заранее обреченных попытках высвободиться из пут.
- Хидан, хватит, – недовольно произнесла Темари. Она стояла посреди комнаты с закрытыми глазами, сложа руки в молитвенном жесте, и что-то шептала на непонятном для Азуми языке. – Ты мешаешь мне сосредоточиться и выйти на их след.
- Это только с моим везением мы могли опоздать, - театрально вздохнул Хидан, почесав затылок острием трезубца. – Они уже свалили из этой чертовой гостиницы! И никаких улик! Даже присутствие своих аур стерли! Гребанный Узумаки! Сука, из-за него все проблемы!
- Замолчи, - спокойно повторила девушка, не открывая глаза.
- Кстати, - полностью игнорируя её слова, произнес парень, плюхаясь на кровать, тут же противно заскрипевшую под тяжестью его тела, - ты первый Харотим на моей памяти, добровольно разыскивавший себе Темного Эльмитора. И что же такого тебе сделал этот Узумаки Наруто, что ты готова идти даже на такое?
Через несколько секунд молчания Темари всё-таки обернулась на него, а её губы расползлись в хищной усмешке:
- Он многим доставил неприятности. И тебе в том числе. Не так ли?
Хидан хмыкнул, откинувшись на спинку кровати и закинув руки за голову:
- И кто же навел тебе обо мне столь подробные справки? Скажи, я запомню: надо будет не забыть обезглавить на днях.
Темари скользнула по нему снисходительным взглядом, а затем, приобняв себя за локти, взглянула в окно, сквозь которое проступали лучи заходящего солнца, окрашивающего небо в красно-розовый цвет.
- Он убил моего прошлого Эльмитора, - оборвал тишину её негромкий голос. – И он заплатит за это. Я обещаю.
Брови Хидана заинтересованно приподнялись, а на его губах мелькнула беглая усмешка:
- Значит, я нужен тебе, чтобы прикончить его?
- А я нужна тебе. Для этой же цели, – она снова повернулась к нему и медленно облизала губы, слегка подавшись вперед. – У нас почти симбиоз, не правда ли?.. – в ответ на его выразительный взгляд она подмигнула и, приблизившись, томно провела подушечками пальцев по его щеке. – Узумаки Наруто будет уничтожен. Я нашла его след.
Предыдущая главаСледующая глава
Категория: Фэнтези | @НЭзабудка | Просмотров: 914 | Добавлено: 08.08.2012

Всего комментариев: 2
#1. Aumi Спам  (16.08.2012, в 01:29)
AumiНачну с того, что не люблю читать незаконченные работы. Они заставляют мучаться в ожидании новых глав, также не хочется бороться с воображением, которое создает собственные варианты событий, которые не всегда совпадают с тем, что дает нам автор. Но это произведение я решила прочитать.

Текст фанфика приглянулся мне своей структурой. Читать его приятно и легко. Так же приятно удивляют начальные строчки и окончания глав, сохраняется интерес к работе. Развитие сюжета происходит плавно, без резких перепадов, что также радует, а мифические термины и их описания привели меня в полнейший восторг!

Перейдем к персонажам.
Наруто меня в этом фанфике удивил. Из непринужденного, оптимистичного парня автор сделал что-то, что не ассоциируется с его именем. Признаться, я не думала, что Наруто станет идти на поводу у Сакуры, которая вертит им, как ей вздумается, хотя прошло совсем мало времени с их первой встречи. Это мне не понравилось.

Сама же Сакура показана в фанфике как изгой общества, которая в момент перевоплощается в душу компании, что было показано на вечеринке Ино. Замкнутым людям нужен не один день, чтобы открыться обществу, перестать его бояться! Вот тут-то произошел слишком быстрый переход смены природы личности. Еще один минус от меня автору.

Карин и Саске. Для меня они превратились в одну команду, в которой доминирует Карин. Если в оригинале Саске был главой, то тут сменилось начальство, и Учиха приходится подчиняться рыжеволосой. Приглянулся мне и характер этого огненного Демона во плоти, наш сочинитель раскрыл ее. Девушка умна, хитра, а также знает, как заставить людей подчиняться ее воле. Характер, манеры, а также повадки младшего брата Итачи оставили неизменными, из него не сделали мальчика-паиньку. Несомненный плюс.

В завершении своего отзыва могу сказать, что получается довольно-таки неплохая сказка с участием персонажей Масаси Кисимото. НЭзабудка, желаю удачи в дальнейшем написании!
+2  
#2. НЭзабудка Спам  (17.08.2012, в 21:37)
НЭзабудкаЗдравствуйте.
Было приятно увидеть Ваш комментарий.
Очень радует, что мифические термины Вам понравились и, что важно, при этом Вы не назвали их запутанными. Потому как обычно читатели сообщают, что им пришлось основательно поднапрячься, чтобы врубиться в смысл.

Наруто Вас удивит очень сильно, в этом можете не сомневаться;)
А вот насчет Сакуры Вы не правы. Я не описала, что она "открылась обществу". Где же Вы увидели такое? На вечеринке она продолжала быть зажатой, что доказывает ее поведение во время игры, придуманной Ино.

А вот за Карин и Саске спасибо. Этот тандем у меня самый любимый в моем же собственном фф, поэтому рада, что Вам понравились их характеры ^^

Спасибо еще раз) Но это не сказка, что будет отлично прослеживаться в дальнейшем;)
0  
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]