Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: ACT Clan Общал...
Написал: Filius_Zekt
Дата: 08.12.2016
Ответов в теме: 2358
Тема: 33 Tasty Cakes...
Написал: Sheogorath
Дата: 08.12.2016
Ответов в теме: 7015
Тема: Ророноа Зоро V...
Написал: Sword_of_Eternity
Дата: 08.12.2016
Ответов в теме: 14
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 284
Учеников: 244
Шиноби: 40

alex183, HelgiFrost, ZoroKenshi, Енот, Sheogorath, Pain, DeMpSi, Inkorak, Orkwar, stalker46, Jomb1ch, Cellinger, Ghost2604, Рус, Каратель80, Acid_Cake, death_liquid, shark100, JellalMeteor, Filius_Zekt, Mugivara_Luffi123, l7upaT, Bishokukai_Boss, aleks6699, Крошка_Инод, Mike_Merser, kotaamatsukami1997, Ara_Dah, Fossa, Yelloy_Flash), WhoAmAY, Bethrezen, Nathan92, harful, Булла

Проклятие Ангела. Глава 6

Глава 6. Охота.


Уже привычный щелчок выключателя оповестил о том, что в ванной загорелся свет. Саске открыл дверь, переступив порог как раз в тот момент, когда из комнаты Карин послышались трели разрывающей барабанные перепонки музыки.

Что-то в твоем стиле сводит меня с ума,
Эй, парень, эй, парень,
Ты несомненно будешь моим!
Эй, парень, эй, парень,
Ты действительно спокоен и играешь великолепно!


Саске на мгновение застыл в проходе, а музыка тем временем стала настолько громкой, что казалось, словно неугомонная девчонка специально добивается того, чтобы весь мир – ну или, на худой конец, вся улица – услышали это. Терпеливо прикрыв глаза, парень с громким хлопком закрыл за собой дверь, внешне оставаясь абсолютно невозмутимым. Но даже такая преграда, как шесть плотных стен, окружающих Саске со всех сторон, не смогла помешать звуковым волнам проникнуть сюда.

Ты сводишь меня с ума,
Хочу быть твоей девочкой.
Я не знаю, что делать,
Не могу отвести от тебя глаз!*


Оперевшись ладонями о раковину, Саске поднял взгляд в овальное зеркало, висевшее над ней. Темные волосы в легком беспорядке обрамляли красивое лицо, а красная рубашка с высоким воротом неимоверно ему шла, но плотно сомкнутые губы и темные глаза, выражающие потаенное раздражение, заметно нарушали «эстетичный вид», как любила выражаться Карин. В такие моменты парень просто игнорировал её всяческие усилия вывести его на разговор. Ведь она часто пробовала докопаться до его души, открыть, что называется, самые охраняемые задворки сознания, но подобные попытки всегда заканчивались полным провалом. Саске не утруждал себя беседами с Демоном, с существом, доверять которому он стал бы в самую последнюю очередь. Он не понимал, зачем ей весь этот пустой треп, если она может сама проникнуть в его сознание и узнать всё, что требуется. И, конечно же, он не понимал, зачем ей изображать шестнадцатилетнего тинэйджера, если всё, что ей нужно: это его помощь в уничтожении Арилиев.
Так зачем она пытается вести себя, как человек?..
Сначала Саске думал, что таким образом она норовит обмануть его, внедриться в доверие, но потом стало очевидно, что это совершенно бессмысленно: она излагала свои требования четко и ясно и уж точно не пыталась окружить его вниманием и заботой. Карин являлась Высшим Темным Эльмитором, предателем Света. И никогда не пыталась этого скрыть.
Так к чему весь этот маскарад?..
Карин объяснила, как пользоваться Тетрадью, сказав, что уверена в том, что он найдет ей достойное применение. Трудно было не поверить в правдивость её слов после того, как на его глазах за её спиной распахнулись гигантские черные крылья, а по мановению её руки два автомобиля врезались друг в друга, породив многочасовую «пробку» и унеся за собой несколько жизней.
Что ж, новость о том, что он, Саске, является Харотимом, призванным защищать Арилиев, но по воле обстоятельств оказавшимся в руках Темного Эльмитора, долго не могла отложиться в его сознании ровно настолько, чтобы он стал делать то, к чему так давно интуитивно стремился. Саске даже мечтать не смел о том, что в один прекрасный момент обретет силу, способную воплотить его иллюзии в жизнь. Что в один прекрасный момент разъедающее изнутри желание убить сможет вырваться наружу и осуществиться.
И ему просто стало наплевать на то, что каждое убийство обрекает его следующую жизнь на адские мучения, что не будет ни малейшего шанса это исправить...
По словам Карин, каждый Харотим обладает некими индивидуальными особенностями, которые может развить в себе. Ведь Тетрадь – очень уязвимая и в некотором смысле даже бесполезная вещь. Да, она слушается только своего законного хозяина-Харотима, сумевшего подчинить её, так что пытаться отобрать её бессмысленно. Но вот уничтожить – вполне себе возможно. Особенно актуальна данная проблема стала после того, как резко возросло желание Света расправиться со всеми предателями и не позволить им переманить на свою сторону очень ценных в настоящее время Харотимов. Именно поэтому Саске стал усиленно развивать эти способности: нельзя было позволить, чтобы Светлые Эльмиторы забрали у него возможность завершить свою цель. А Карин, недавно ставшая Темной, была в глазах Саске совсем не опытной и в каком-то смысле неполноценной. Возможно, дело было как раз в её странном поведении, но парень не мог избавиться от ощущения того, что всё-таки какой-то отдаленной частью своего сознания девушка на самом деле была еще ребенком.
Словно в подтверждение его мыслей наверху раздалась музыка новой, не менее глупой песни, чем предыдущая.
Приняв душ, Саске довольно быстро собрался и через час уже в полной боевой готовности стоял перед дверью в комнату Карин. На удивление, безумный грохот разрывающихся от напряжения колонок уже стих, но вместо этого слышались многочисленные голоса, издаваемые, судя по всему, телевизором. Парень бы постучал ради приличия: застать её голой не входило в его планы, - но вместо этого просто открыл дверь и требовательно окинул взглядом помещение в поисках рыжеволосой особы.
Её комната олицетворяла собой картину разрушения после тайфуна. Длинный шкаф, заслоняющий собой почти всю правую стену, был широко распахнут, а на красный ковер в стабильной поочередности летели разноцветные шмотки, комментируемые недовольными фырками девушки. Кровать с пологом, помещенная под центральными окнами, была усыпана неисчислимыми пустыми шкатулками и украшениями, вероломным образом вынутыми из своих законных укрытий и разбросанными по одеялу; готического вида торшеры мерцали тусклым, почти загробным светом; а вокруг громадной, занимающей практически весь потолок люстры обвилась черная змея, своими габаритами напоминающая анаконду из фильма ужасов. Часть её свисала вниз, касаясь пола, а красные глаза, словно прожекторы во тьме, уставились на Саске, замерев в безмолвном предвкушении ужина. Огромный плазменный телевизор, занимающий добрую часть левой стены, показывал какое-то идиотское шоу: непрерывно слышались аплодисменты и наигранный лицемерный смех, а ведущий с завидным упорством пытался острить. В принципе, у него неплохо получалось. Осталось лишь напрактиковаться...
Игнорируя царивший вокруг хаос, Саске остановил взгляд на Карин, стоявшей перед распахнутыми дверцами шкафа. Очередные джинсы полетели в сторону, оцененные лишь на «сойдет, но найду получше».
- Что ты делаешь? – как можно интеллигентнее поинтересовался Саске, найдя, наконец, достойную формулировку накопившегося внутри раздражения.
- Ищу, в чем пойти, - небрежно бросила девушка таким тоном, словно он спрашивал что-то само собой разумеющееся.
- Какая разница, в чем ты пойдешь убивать? – Саске старался не встречаться взглядом со змеей, что стало весьма сложно после того, как та стала уверенно подбираться к нему, свешиваясь с люстры в его направлении.
Вместо ответа Карин обернулась на Саске, держа в одной руке комплект из узких темных джинсов и длинной фиолетовой туники, а в другой – из коротких кожаных шорт и черного топа с вырезами в форме треугольников, ведущих с двух сторон к пупку:
- Что мне надеть?
Саске кивнул на второй комплект, умолчав о том, что ему, в принципе, все равно, во что она одета, даже если на ней будет цирковой костюм.
- У тебя нет вкуса, - фыркнула Карин, - но да ладно, так уж и быть, порадую твои глаза своими формами. Твои глаза ведь радуются от подобного лицезрения?
Саске предпочел вообще ничего не ответить, но девушка не стала настаивать.
- Выйди. Или ты рассчитываешь на бесплатный стриптиз?
Уговаривать долго не потребовалось. Парень тут же захлопнул за собой дверь снаружи, прямо перед носом у голодной анаконды.

~~~


Сказать честно, Саске представлял себе внешний облик этого здания более внушительным или, по крайней мере, хоть как-то охраняемым. Все-таки в голове не укладывалось осознание того факта, что человек, на которого ведется такая интенсивная охота, мог настолько халатно относится к сохранности своей жизни.
Хотя... разве Арилии подозревали об этом?
Он вместе с Карин стоял напротив разваливающейся пятиэтажки, служившей общежитием для «заочников». Воняло гнилью и блевотиной, а тусклый мигающий фонарь возле одинокого подъезда был единственным источником освещения на этой улице. Разбитая асфальтированная дорога тянулась вправо, в сторону гаражей, а слева резко и даже как-то нагло обрывалась, даруя траве возможность растелиться на несколько метров вперед, а затем безжалостно утонуть во взбитой шинами грязи.
Да, это место было действительно весьма «подходящим» для обитания Светлого Эльмитора, хоть и бывшего.
Карин поправила слегка сползшие на кончик носа очки и усмехнулась, одаривая здание довольным взглядом:
- Саске, разве не чудесно? По-моему, очевидно, что тут живут Ангелы. Им самое место в подобной мерзости. А если серьезно: ты точно уверен в своих расчетах?
Вся проблема состояла в том, что только Харотимы чувствовали Арилиев. Так что Карин можно было, конечно, обвести вокруг пальца...
Если бы она не могла прочитать его мысли.
Нахмурившись, Саске прикрыл глаза, заставляя себя расслабиться: без этого попытки почувствовать чью-либо отличающуюся от ауры остальных людей энергию были бы как минимум бессмысленными.
И вот началось... Привычное покалывание прошлось по коже сверху вниз, а сердце совершило один лишний удар, словно открывая, выпуская ту силу, которая таилась внутри. Он ощутил энергию душ, сконцентрированную в этом здании. Это было похоже на очертания аур, только более насыщенные и четкие. Он видел эту энергию, словно силуэты призраков, на фоне абсолютной темноты, не открывая глаз. Её было не так много, и каждая душа мало чем отличалась от других. Здесь явно не жил никто из великих личностей, несущих в своей карме какой-либо значимый отпечаток. Все эти души были очень молодыми, имеющими на своем пути всего несколько «жизненных страниц», как говорила Карин.
Но вот одна из них... Энергия этой души была настолько яркой и светлой, что она выделялась на фоне остальных, словно луч света в кромешной тьме.
Сомнений не оставалось. Только существо, в прошлом имеющее непосредственное отношение к Свету, могло излучать такую энергию.
Саске открыл глаза, мрачным взглядом скользнув по окнам пятиэтажки:
- Я уверен. Четвертый этаж. Третье слева.
Губы девушки тронула хищная усмешка:
- Ну, тогда пошли.
Порыв холодного ветра, растрепавший волосы парня, – и Карин уже не было здесь. Саске снова нахмурился, но долго колебаться не стал: он быстро устремился в сторону здания, сжимая в ладони длинную рукоять кинжала с изогнутым лезвием.
Это было уже привычным ощущением. Его ноги коснулись стены, а затем, заставляя свое тело удерживать себя на весу параллельно земле, он сделал несколько быстрых, но плавных шагов вверх, обходя встречающиеся на пути окна. Со стороны это было удивительным зрелищем: человек, взбирающийся вверх безо всякой опоры, кроме как поверхности здания, минующий второй, а затем и третий этаж...
Когда Саске в первый раз проделывал подобный эксперимент, то получил множество травм, свалившись с третьего этажа. Эта высота была для него чем-то вроде пика. Вот и сейчас, почти достигнув четвертого снизу окна, парень почувствовал, как давление с ног постепенно уходит и возвращается в спину. Тело начало отклоняться назад, грозясь вот-вот упасть. Скрипнув зубами, Саске заставил себя вновь перенести вес собственного тела на подошвы ног. До цели оставалось буквально несколько шагов...
В последний момент, как раз перед тем, как ноги оторвались от кирпичной опоры, парень крепко ухватился за подоконник, чему сопутствовал громкий звон, вполне способный спугнуть обитателя комнаты. Кинжал, выпущенный из рук, полетел вниз и тихо шлепнулся в грязь. Выругавшись про себя, Саске слегка приподнялся, пытаясь заглянуть в окно и рассмотреть то, что происходит внутри. Но вместо этого он увидел лишь темноту, которая встретила его взгляд насмешливым молчанием.
Подождав еще несколько секунд, чтобы проверить, не встревожило ли кого-нибудь происходящее, Саске подтянулся и, сосредоточившись, мысленно приказал засову открыться. Это было очень сложной манипуляцией, и парень весьма плохо с ней справлялся. Вот и сейчас, как обычно, закружилась голова, и он с большим трудом не разжал руки.
Но тихий щелчок известил о том, что задуманное всё же удалось. Саске осторожно дотронулся рукой до рамы и медленно толкнул от себя. Она со скрипом поддалась, и, довольно усмехнувшись, парень резко запрыгнул внутрь.
Он оказался в маленькой тесной комнате, возле противоположных стен которой напротив друг друга стояли две шаткие одноместные кровати. Помимо них здесь были еще и два ветхих шкафа, одинокий письменный стол с подкосившейся ножкой и табуретка в углу. Действительно, невозможно было поверить, что в подобном месте может жить существо, относящееся к Свету.
И всё шло бы по плану, если бы не один невеселый факт: здесь никого не было.
Саске нахмурился, быстро оглядываясь. Покрывало на одной из кроватей было взбито и измято, словно тот, кто там лежал, вынужден был вставать впопыхах...
Подойдя к двери, Саске пару раз дернул за ручку. С удивлением для себя он обнаружил, что она заперта. Дернув еще несколько раз и окончательно в этом убедившись, он в напряжении обернулся на комнату, утопающую в ночной темноте.
Саске снова прикрыл глаза, пытаясь сконцентрироваться и понять, откуда исходит та светлая энергия, которую он чувствовал несколько минут назад. Да, сомнений не оставалось: она где-то здесь... Еще в комнате... Но только где именно?.. К сожалению, он еще плохо владел искусством выслеживания Арилиев. В конце концов, это был его первый опыт...
Парень медленно открыл глаза и неспешно, стараясь быть неслышимым, двинулся в сторону шкафа, стоявшего возле правой от двери стены. Подойдя к нему, он плавно коснулся дверцы, а затем резко распахнул её.
Но никого. Шкаф был абсолютно пуст. Словно им вообще никто не пользовался...
И в этот же момент Саске услышал позади себя звук рассекаемого воздуха. Резко обернувшись, он все-таки успел перехватить здоровенную бейсбольную биту, чуть было не отправившую его в забытье на несколько часов.
Совсем еще молоденькая девушка с прямыми темными волосами, держащая её, вздрогнула и попыталась вырвать биту из хватки Саске, но тот оказался проворнее. Дернув её в сторону, он заставил руку девушки сильно изогнуться, и той пришлось выбирать: либо позволить ему вывихнуть ей руку, либо отпустить свое оружие. Как и предполагал Саске, она выбрала последний вариант.
С судорожным вздохом проследив за перемещением биты, девушка, словно загнанный в ловушку зверь, стала пятиться в сторону окна. Неужели действительно собирается выпрыгнуть?..
Саске слегка усмехнулся, следя за ее движениями. Видимо, все это время она пряталась под кроватью, затаив с собой оружие, которым так наивно пыталась противостоять нависшей над ней угрозе...
«Должно быть, это Карин закрыла дверь, чтобы облегчить мне задачу. А сама появляться даже не собирается. Она хочет, чтобы я сделал это собственными руками...»
Неожиданно Саске охватила злость, которую, однако, он всё же сумел подавить. Эта девчонка... Она забрала у него то, что нужно было ему, словно воздух, забрала совсем у цели, практически на черте финиша...
Ему оставалось убить всего одного... Всего лишь одного человека...
Темноволосая девушка тем временем вжалась в подоконник, одной рукой быстро схватившись за раму и потянув ее на себя. Теперь окно было полностью открыто, и Саске понял, что при большом желании она все-таки успеет прыгнуть до того момента, как он сможет её остановить.
В принципе, это было ему даже на руку. Он не хотел убивать просто так. Ему это было не нужно. Эта девушка была проблемой Карин и только её. А Саске просто приходилось идти на поставленные Демоном условия. У него просто не было выбора...
- Ты пришел убить меня?..
Её голос вывел Саске из странной отрешенности. Он перевел взгляд в глаза незнакомки, в которых отчетливо виднелся страх, но вместе с тем и злость, природу которой парень так хорошо понимал. Безысходность. Осознание того, что она будет постоянно подвержена опасности всего лишь за то, что была Эльмитором в прошлой жизни. За то, что на её душе висел неимоверный «грех» по мнению отбросов из Ада...
- Так ты знаешь? – не сказать, чтобы это Саске сильно удивило, но он явно не ожидал, что Арилию будет известно о тайне своего происхождения. Ему казалось, что они должны были быть обычными людьми, проживающими свою жизнь так же, как и остальные человеческие существа, совсем не имея представления о мире «выше».
- Знаю... – тихо ответила девушка, не сводя с него внимательного взгляда. – Ты – Харотим на службе у Темного Эльмитора? Или ты просто вор, в чем я уже сильно сомневаюсь?
Саске даже позабавило подобное сравнение. Он задумчиво оглядел её, сам не понимая зачем, словно вовсе не собирался сейчас лишить её жизни. Лишить навсегда, не позволив возродиться в Эльмитора...
Но как раз наоборот: он намеревался навсегда вычеркнуть эту душу из Потока Судеб.
Девушка была одета в длинную ночную рубашку, а ее руки дрожали то ли от холода, то ли от напряжения. Почему-то Саске понял, что она действительно может прыгнуть. Для того, чтобы умереть самой, чтобы возродиться...
- И кто тебе всё рассказал?.. – Саске задал этот вопрос в пустоту, совсем не рассчитывая на то, что она станет отвечать. Парень медленно стал приближаться к ней, осторожно, не делая резких движений: нельзя было позволить ей совершить задуманное.
- Стой на месте! - испуганно произнесла незнакомка. – Я выпрыгну. И я не шучу.
Саске замер, тяжело вздыхая. Нет, она все-таки не успеет. Уже не успеет. Он схватит её до того, как она сможет перемахнуть через подоконник.
Но... остановило его совсем другое.
Одно дело убивать тех, кто когда-то причинил огромную боль, почти сведя с ума. Одно дело убивать тех, кто сам является жестоким убийцей, приносящим всем вокруг только страдания и способным лишать жизни совсем не виновных людей, или их помощников, сообщников, содействующих в этих страшных преступлениях. А другое дело убивать тех, кто просто не заслуживает смерти. Тех, кто никому никогда не причинил настоящего зла. Они ведь действительно не заслужили этого. Они хотят жить, хотят чувствовать, хотят быть счастливыми...
Разве он имеет право истреблять подобных людей?..
«Ну же, не томи! – услышал он в своем сознании голос Карин. – Мне тошно слушать твои мысли. Это отвратительно, Саске, и совсем не в твоем стиле. Черт, неужели так трудно? Я знаю, у тебя еще есть нож. Да-да, именно в правом ботинке. От меня ничего не утаишь. Прикончи ее. И живее».
Саске сузил глаза, сжимая ладонь в кулак. Как же его раздражало, когда эта девчонка внедрялась в его голову...
А девушка, заметив это движение, стремительно залезла на подоконник. Она, видимо, поняла, что его вряд ли что-нибудь остановит. В ее глазах читались страх и боль, но она заставила себя посмотреть вниз. И она почти заставила себя сделать шаг вперед. Почти...
Саске в два счета преодолел расстояние между ними и ухватил ее за руки до того, как она перестала колебаться. Дернув их на себя, он стянул её с подоконника на пол. Девушка стала кричать и пытаться вырваться, но хватка парня была слишком крепкой. Он швырнул её в сторону кровати, встав возле окна так, чтобы у нее не было ни малейшего шанса приблизиться к нему. Достав из потайного укрытия нож, он медленно повернул его в руке. Пальцы судорожно вцепились в рукоятку, и Саске почему-то застыл, глядя на испуганную девушку, чьи глаза уже наполнились слезами. Она судорожно дышала, сидя возле кровати и глядя на него, как затравленный зверь.
Она была слишком легкой добычей. Настолько легкой, что Саске даже не верилось в реальность происходящего.
Разве Светлые Эльмиторы с их Харотимами не должны защищать Арилиев?..
«Ты что, ждешь, когда они придут?! – снова услышал он голос Карин, в этот раз наполненный раздражением. – Избавься от нее, иначе я никогда не верну тебе Тетрадь!»
Злость захлестнула парня с новой силой, и он сделал несколько шагов в сторону девушки. Та стала отползать назад, судорожно опираясь о пол руками. Ее дыхание уже больше походило на всхлипы, а глаза блестели от не удержанных слез, хлынувших по щекам.
Всего одно движение... Всего одно усилие... Всего одна смерть...
Он убил уже двенадцать человек. Так почему он не может прикончить тринадцатого?..
Саске занес кинжал, размахиваясь для удара. Она закрыла лицо руками, сжавшись, словно осиновый лист на морозе. Парень снова впал в странное оцепенение, не понимая, куда же делась его воля, его выдержка, его способность безжалостно расправляться с жизнями, которую он так и долго и упорно вырабатывал в себе уже в течение двух лет...
И вдруг со стороны окна раздался громкий шум. Саске резко обернулся, и его глаза расширились от удивления. На подоконнике сидел человек, облаченный в коричневый плащ. Его пепельные растрепанные волосы замысловато торчали вверх, а темная прочная ткань скрывала почти все лицо, за исключением глаз и лба. Казалось, что он находился в комнате уже довольно долго: настолько расслабленной и непринужденной была его поза.
- Хей, - сказал он, приветливо вскинув ладонь вверх, словно они были старыми приятелями. – Меня зовут Хатаке Какаши. А тебя?
Саске напрягся, сжимая в руке свое оружие еще крепче, чем раньше. Этот человек, кем бы он ни был, попал сюда через окно. А значит...
Взгляд девушки же, напротив, наполнился надеждой:
- Вы все-таки пришли... – выдохнула она сквозь слезы с колоссальным облегчением.
- Разумеется, Хината, - судя по голосу, человек в маске улыбался. – Я же обещал.
Глаза Саске хаотично заскользили по комнате, словно пытаясь найти что-то, чем можно было бы защититься. Черт возьми, ему следовало догадаться! Теперь оставалось неясным, кто перед ним: Харотим или же...
Ослепленный сокрушающей догадкой, Саске перевел резкий взгляд в сторону мужчины, суживая глаза:
- Кто ты? – требовательно произнес он.
Но в этот момент со стороны коридора послышался довольно-таки громкий стук в дверь, а затем высокий женский голос:
- Хината! Хината, что за шум посреди ночи?
Девушка вздрогнула и тут же поднялась, держась ладонями о стену. Она явно колебалась и не знала, что ей делать, но отвечать на требовательные возгласы не торопилась.
- Извини, парень, - со вздохом произнес Какаши, слезая с подоконника на пол, - но поговорим в следующий раз. А сейчас мне нужно забрать у тебя Тетрадь Судьбы. Я надеюсь, ты не станешь прикидываться, что не понимаешь, о чем я говорю?
Саске едва поборол в себе желание сделать шаг назад. Он был почти уверен в том, что перед ним находиться Светлый Эльмитор. А он никогда не встречал таких... Он не имел опыта сражений с ними. И почему-то Карин на фоне этого мужчины казалась просто спичкой рядом с огромной кувалдой.
«Ты где, мать твою?! - яростно обратился Саске к Темному Эльмитору, который явно не спешил вмешиваться в происходящее. – Если меня убьют...»
- Тогда я смогу найти себе нового Харотима и не париться! – раздался привычно раздраженный голос прямо у него над ухом.
Саске еле удержался от того, чтобы не вздрогнуть, но не стал оборачиваться. Он и так чувствовал ее дыхание позади себя. Почти такое же явственное, как мгновенно накалившееся в комнате напряжение. Две энергии встретились в одном тесном пространстве. Свет и Тьма. Ангел и Демон. Добро и зло.
Саске понял, что сейчас случится то, что он вряд ли когда-нибудь сможет забыть. А ведь цель еще не исполнена. Эта девушка, Хината, до сих пор жива, и она прямо позади них... Так близко... Совсем рядом... Казалось бы, ничего не стоило её убить. Но парень прекрасно понимал, что теперь это невозможно.
- Темный Эльмитор, - негромко произнес Какаши уже спокойным, серьезным голосом. – Предатель Света. Согласно закону о наказании отступников № 3366...
- Да слышала я все это! – Карин недовольно тряхнула волосами, делая несколько шагов вперед и оставляя Саске позади себя. – Учиха, у тебя пять минут, чтобы разобраться с ней. Иначе... ты знаешь.
Какаши нахмурился, и тут же едва уловимо наклонился, словно собираясь вот-вот сорваться с места и устремиться вперед. Саске понял, что времени у него совсем не осталось. Он только развернулся к Хинате, как раздался щелчок замка, и в комнату ввалилась толстая девушка в домашнем халате, явно уже не ожидавшая того, что ей откроют.
Хината тут же сорвалась с места, рванув в коридор. Выругавшись, Саске устремился следом, и в тот же момент позади него раздался резкий свист стали, а затем ужасно неприятный звук...
Уже почти испугавшись за судьбу своей напарницы, Саске обернулся через плечо, не замедляя бег. Фонтан крови закрыл собой практически весь дверной проем, а обезглавленное тело несчастной девушки в халате, не успевшей даже понять, что происходит, безвольно обмякло на полу.

~~~


Хината бежала, судорожно хватая ртом воздух. Слез уже не было, остался только рвущий душу страх и неимоверное, просто дикое желание спастись.
Да, ей рассказывали. Да, ее предупреждали. И она каждый день не могла заснуть, постоянно вздрагивая от малейшего шороха и нервно оглядывая пустую темную комнату, в которой, как назло, жила совсем одна. Её соседка еще три месяца назад перевелась в другой ВУЗ, переселившись в более пригодную для проживания общагу. И Хината осталась в полном одиночестве, один на один со своими ночными кошмарами.
И вот сейчас за ней гнался убийца, один из тех, о ком рассказывал Какаши. Он тоже обладал сверхъестественными способностями и, должно быть, был намного быстрее и сильнее её. Хатаке говорил, что такие создания называются Харотимами, и если над ними стоит Темный Эльмитор, они будут безжалостно истреблять тех людей, кто в прошлом имел отношение к Свету, то есть тех, кто является Арилием.
Хината долго не могла поверить в то, что ей рассказали. Это казалось бредом сумасшедшего, небылицей, байкой, придуманной для вечеров у костра. Но своими глазами увидев то, что недоступно для простого человеческого понимания, она не смогла больше отрицать того, что в этом мире действительно существует что-то, совсем не подвластное простым людям. Что-то, что скрыто завесой тайны и истинное только для определенных существ, таких, кто намного превосходит обычного человека во всем...
Нет, это не сказки, это так же реально, как и то, что сейчас ее жизнь находится в большой опасности.
«Если ты поймешь, что выхода нет – ты должна убить себя сама. Но ни в коем случае, - слышишь? – ни в коем случае не позволяй им сделать это. Я понимаю, что это нелегко. Но не бойся. Если ты не сделаешь этого, у твоей души не будет шанса возродиться», - всплыли в сознании слова Какаши. Хината хорошо помнила, какой ужас испытала, когда впервые услышала их. Она до последнего не хотела верить, что её действительно попытаются убить. Она ведь обычная девушка из бедной семьи, ничем не примечательная, не выдающаяся... Она совсем не отличается от других...
Почему именно её?..
На глаза снова навернулись слезы, но Хината быстро сморгнула их, не давая себе окончательно раскиснуть: сейчас было не время плакать. Её жизнь висит на волоске. Нужно собраться и действовать!
Наконец-то коридоры общежития, показавшиеся девушке чуть ли не бесконечными, закончились, и она смогла выбежать к выходу из здания. На посту охранника никого не было, и сердце девушки сжалось при мысли о том, что его исчезновение могло объясняться присутствием сегодня здесь Демонов...
Стараясь выбросить из головы непрошеные мысли, Хината в одной-единственной ночнушке выбежала на холодный ночной воздух и, обхватив себя руками за плечи, побежала вперед, совсем не зная, куда держать путь. Она просто машинально переставляла босые ноги, шлепая прямо по грязи и стараясь передвигаться как можно быстрее, не отвлекаясь ни на что вокруг... Девушка почти физически ощущала преследователя позади. В конце концов не выдержав, Хината обернулась назад, чтобы увидеть то, что происходит за спиной.
В этот же момент она почувствовала резкую боль в правой скуле, а сила удара заставила её отлететь назад и шлепнуться в лужу. Поморщившись, она стала отползать подальше от преследователя, и только потом обернулась, поднимая на него быстрый испуганный взгляд.
Так и есть. Тот самый парень, который явился к ней сегодня ночью. Тот самый парень, сжимающий в руке нож и собирающийся её убить...
Хината судорожно вздохнула, пытаясь взять себя в руки и попытаться подняться, но ноги дрожали, руки почти не слушались от охватившего её парализующего страха, а грязь мешала удержать равновесие, и она снова грохнулась вниз, расплескав во все стороны вязкую жижу.
Последовал очередной удар, направленный ей прямо в спину. На мгновение перехватило дыхание, и девушка перекатилась по земле, изгибаясь и судорожно пытаясь поймать ртом воздух. Возможность сделать это вернулась только спустя несколько секунд, а в горле стало сильно першить, и Хината хрипло закашляла, но в эту же секунду боль вернулась, в этот раз уже в плечо...

~~~


Саске резко выхватил нож, в порыве странной, необъяснимой для него самого злости глядя на съежившуюся в грязи девушку. Он должен это сделать... Он просто обязан! Иначе Карин навсегда заберет у него Тетрадь... И он не сможет, он просто не сможет убить Ямамото Кацу!
Парень поморщился, собирая волю в кулак, заставляя себя представить, что эта девушка – всего лишь одна из тех ублюдков, одна из тех беспощадных убийц, которых он так хладнокровно уничтожал уже два года... Ведь после первого в его жизни убийства рука больше не дрогнула ни разу... Так почему сейчас он не может заставить себя это сделать?!
«Вспомни об Итачи! Вспомни о Тетради, черт возьми!»
Хината, судорожно дыша, барахталась в грязи, предпринимая попытки подняться и закричать, и Саске резко ударил ее ногой в висок, заставив беспомощно распластаться на земле. Опустившись рядом, он сжал рукоять ножа так крепко, как мог, и занес руку, целясь в ее шею...
«Я сделаю это!»
Саске не помнил, когда в последний раз какой-либо выбор давался ему с подобным трудом. Но все же лезвие, сверкнувшее в свете одинокого фонаря, устремилось вниз, целясь прямо в артерию...
Но тут что-то больно полоснуло по пальцам парня, и нож вылетел из его руки, отлетев в сторону и шлепнувшись в грязь, затерявшись в ней посреди ночного мрака улицы.
Выдернув вонзившиеся в плоть тонкие острые спицы, Саске поморщился, другой рукой сжимая раненную, по которой тут же заструилась теплая красная жидкость. Парень резко перевел взгляд в то место, откуда, как ему показалось, они были брошены.
Прямо на фонаре, зажав между губами дымящуюся сигарету, стоял парень с забранными в высокий хвост волосами, и мрачно взирал на представшую перед ним картину. Судя по его коричневому плащу и той легкости, с которой он удерживал равновесие на такой высоте, этот человек имел прямое отношение к уже знакомому Саске Светлому Эльмитору...
Брюнет сузил глаза, мгновенно изменившие свой цвет. Из обычных темных они вдруг стали кроваво-красными...
Парень на фонаре тяжело вздохнул, медленно выбрасывая в сторону не докуренную сигарету:
- Мда... Это будет проблемно.



*Текст песни "Going Crazy", исполнение Ashley Tisdale.
Предыдущая главаСледующая глава
Категория: Фэнтези | @НЭзабудка | Просмотров: 1015 | Добавлено: 07.08.2012

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]