Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: ПС Мадары намн...
Написал: WhoAmAY
Дата: 11.12.2016
Ответов в теме: 38
Тема: 33 Tasty Cakes...
Написал: Bishokukai_Boss
Дата: 11.12.2016
Ответов в теме: 9504
Тема: Почему Мадара ...
Написал: zavo
Дата: 11.12.2016
Ответов в теме: 845
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 285
Учеников: 226
Шиноби: 59

HelgiFrost, Orochimaru_Sannin, йцуке12345, Енот, Eternal_majesty, Lichter, Night_Wolf, ★Kurohitsugi★, Timur1, Meles, TweakTheSound, Cara_Delevingne, Kakyza, Dark_Saber, Кельвин, ahileess, danilion, Ryuu, Acid_Cake, Psychopomp, Arekku, puLs_sTaiL, vspfnsh00, Doffy, Mirage_Coordinator, DarknessNT, Filius_Zekt, bbbbgggg, Alf94, Аlаn, Bishokukai_Boss, Mike_Merser, kotaamatsukami1997, БлджаД, dr31k0, WhoAmAY, italy, BaMnuP, Bethrezen, zavo, [Полный список]

Подчинение или взрослая жизнь. История вторая, часть первая

История вторая. Последний Гениальный Отбор.
Часть первая. Бесконечный лабиринт Хирузена.


Из темного коридора веяло влажным и холодным воздухом.
Позади пустующие улицы города, сверху заходящий алый диск, по бокам многоэтажные дома: в одних квартирах горел свет, в других, видимо, хозяева еще не успели вернуться с работы, в остальных наверняка решили просто его не включать; впереди открытая дверь, за ней – темнота. Женщина смотрела в нее очень долго, будто старалась что-то разглядеть, возможно, услышать звуки. Вдруг у входа кто-то поджидает? На самом деле, всё было проще. Оказалось, человек попросту привыкал к новому миру.
«Вот я и на месте», - с такими мыслями женщина вошла в темный коридор.
Стоило лишь прикрыть дверь, как та сама с грохотом захлопнулась. В тот же момент в длинном тоннеле раздалось жуткое эхо, вынуждающее закрыть уши. Но леди по непонятным причинам не стала делать подобных вещей. Возможно, ей не впервой сталкиваться один на один с пугающим королевством или, может быть, она просто посчитала это слабостью – неизвестно.
Сейчас царствовал мрак, и никто без внешних усилий не мог его развеять.
«Чертов Гай! Я же просила установить здесь хоть несколько ламп!»
Радости не было предела. Почему-то захотелось проучить паренька. Например, хорошенько стукнуть по голове и оставить после себя достойную награду – большой синяк. А что если взять трость - и по спине? В голову приходили все новые и новые варианты мести. Один жестче другого.
Идей оказалось так много, что старые постепенно забывались. И этому не было конца. Подобное извращение, которое сама хозяйка называла всего лишь «легкой взбучкой», вскоре прекратилось: на лицо женщины упала капля воды.
– Несносный мальчишка, – пробурчав под нос еще несколько слов, Разель двинулась дальше.
Темный коридор простирался на многие километры. Если идти размеренным шагом, то понадобится более десяти минут, чтобы встретить первую развилку, а потом еще и еще… Поэтому данное место стали именовать проклятым лабиринтом. Таких препятствий, где, по меньшей мере, три разных дороги, насчитывалось около двадцати. Остальные, не являвшиеся действующими, не встречались на пути, если человек имел при себе карту. А несчастных, что пошли неправильно, ждали неприятности. К беде или радости, за всю историю существования темного коридора никто не умер.
Хотя в женщине теплилась маленькая надежда на горящие лампочки, по мере продвижения мрак так и не отступил. В итоге пришлось воспользоваться маленькой свечой, которая всегда находилась под рукой у этой особы. Пара ловких движений со спичкой – и свеча стала отвоевывать себе территорию пугающего королевства.
Леди осмотрелась: мраморный, местами заваленный кусками земли пол, белые и холодные стены; по пути замечались маленькие колонны, реже – скульптуры, потолок состоял из простых деревянных балок.
«За шесть лет моего отсутствия здесь так ничего и не поменялось. Только вот больше трещин стало, да и живность какая-то развелась. А еще этот запах тухлых яиц. Ох уж наглецы! Они так и не удосужились сделать уютным темный коридор! Видимо, ходить здесь никто более не намерен…»
К горлу подступил ком, появилось странное чувство, которое очень долго не посещало леди – чувство сожаления. Обустройству этой глуши Разель отдала чуть ли не десять лет. А какие затраты потребовались! В любом случае, факт оставался фактом. Былое не вернуть.
«Когда-то люди подчинялись старшим, но пакостники теперь лишились совести и приобрели черты, не характерные уважающему себя человеку. Наверное, сюда я больше не вернусь. Да, так и поступлю. Хватит уже приходить на Гениальный Отбор».
Какое-то время сорокасемилетняя женщина стояла на одном месте, виня молодежь во всех смертных грехах. Но после того, как до кончиков ее пальцев добрался обжигающий воск, Разель выругалась:
– Черт, совсем забыла про поднос.
«Мертвая мадам», иногда «Тетушка Смерть» – так называли ее знакомые из-за тяжелого характера, когда той не было поблизости – имела при себе небольшую суму. На первый взгляд, в ней находились ненужные вещи: клей, упаковка зубочисток, три коробка спичек, маленькая бутыль с темной жидкостью, обычная светлая рубашка и пара мелких блюдец, на которых еле-еле могла поместиться ручонка малыша. Но на последнюю и не требовалось класть что-либо большое. Достаточно того, чтобы туда поместили свечу, которая уже на четверть успела прогореть впустую.
Когда поднос был благополучно установлен, Разель продолжила движение, стуча своей обувью по полу, наигрывая своеобразную мелодию, распознать которую мог лишь сам исполнитель.
Проклятый лабиринт продолжал окружать единственного человека мраком. Но леди имела при себе всё необходимое, чтобы развеять темноту, да и выход отсюда помнила прекрасно.
Десять минут прошли незаметно, хотя для незваных гостей в подобном месте они стали бы настоящим кошмаром; и вот долгожданная развилка. Она была первой, что встретилась на пути у Тетушки. Тихо хмыкнув, мертвая мадам пошла налево. Сомнения покинули задолго до того, как та очутилась в темном коридоре. Волноваться не имеет смысла.
И раз, и два, и три…
В лабиринте всё громче стала раздаваться незнакомая музыка, а следом, будто по пятам, продвигалось эхо. Леди Разель, помимо «необычных» шагов, стала напевать какую-то мелодию. Если прислушаться, то поначалу она медленна. Та вызывала страх. Это сильно напоминало ожидание, и его можно сравнить разве что с ужастиком в кино. Но вот ожидание прерывается громкими цоканьями, и сразу за ними следует комбинация из постукиваний, чем-то смахивающих на чечетку. Обычное хождение сменилось танцем.
И раз, и два, и раз, и два, и раз…
Разель пустила в ход и руки, не обращая внимания на поднос и сумку. На лице проступила едва заметная улыбка, глаза закрылись. Ближайшие развилки стали заполняться незнакомой и увеселительной композицией. И так продолжалось более двадцати минут.
Танец, который исполняла Тетушка, закончился. Женщина остановилась, чтобы еще раз осмотреть место.
«Так-с, три дороги я миновала, осталась лишь одна. Как там говорил старик? Влево, влево, вправо, прямо?»
Первые пятьсот шагов, если не больше, Разель двигалась по правой стороне коридора, стараясь не задеть какие-нибудь предметы и тем более стены; последующие – по левой. Причиной тому послужили ловушки, которые еще действовали. Так поговаривал знакомый леди. Даже если это блеф, мадам не хотелось проверять их. На себе, по крайней мере.
«Наверное, стоит притащить сюда Гая. Пусть проверит хотя бы одну», – задрав повыше голову, ухмыльнулась Тетушка Смерть.
Время шло незаметно. В темном лабиринте было интересно находить изменения, постигшие его за шесть лет. Это чем-то напомнило женщине игру давней юности. Мол, найди десять отличий. Но в проклятом лабиринте за такой период подобных насчиталось гораздо больше. Особа приметила сорок четыре, после пришлось считать заново.
Впрочем, интерес возрос во много раз, когда сорокасемилетняя женщина оказалась у цели.
«Что-то долго я шла. Неужели старость так близко ко мне подкралась?» – усмехнулась себе мадам.
Одна за другой, ступеньки оставались позади, а вместе с ними и тот запах, который был трудно переносимым. Еще минуту светская особа поднималась по винтовой лестнице, после чего попыталась отворить металлическую дверь, но…
– Закрыто? Вот так встречают у нас гостей, значит? – нахмурившись и резко стукнув ногой по двери, произнесла Разель.
Раздался громкий звук, который, наверное, будет запросто услышан в помещении. Минута, две, три – ничего не поменялось. Разве что свеча потухла…
«Надо было все-таки ехать в старый дом за ключами. Эх, жалко, что не попросила Минато. Уж он-то мне не отказал бы…»
Даже у такой сдержанной женщины был свой предел, и, когда он наступил, на дверь обрушалась настоящая буря: удар ногой, затем второй, после этого в бой слепо пошли руки.
Хотя Разель и казалась бездушной, в ее сердце всегда был детский азарт и «доброта». В любой момент могла сорваться и попросту кого-то ударить. Пусть леди с ранних лет пыталась побороть в себе задиристость, в результате это повлекло за собой усиление данной болезни. К счастью, она редко показывалась, ибо тогда ее могли принять за сумасшедшую. Мрачная мадам это понимала, и пока что ей великолепно удавалось ото всех скрываться.
Неожиданно повернулась ручка, а следом отворилась дверь. Женщина, заметив это, тотчас же прекратила свою серию комбинаций, сощурив глаза.
– Ну и света же тут, – тихо и часто дыша, проговорил неожиданный гость, чтобы его мог услышать лишь отпирающий.
– Мисс Ра… – неуверенно стала произносить молодая девушка.
– Дорогуша, быстро покажи уборную. Мне нужно привести прическу в порядок, – резко прервала строгая особа.
– Х-хорошо, мисс. Следуйте за мной.

***


В большую залу вошёл еще один важный гость, который, не теряя времени, постарался скрыться в тени помещения. После удачной реализации своего плана он наконец осмотрелся и, не заметив на себе заинтересованных взглядов, успокоился: кто-то беседовал со старыми знакомыми, кто-то мило сидел за одним из столов и попивал, будто какой-то чай, шампанское, а кто-то просто дожидался начала представления. Но двум личностям удалось-таки найти порой неуверенного и растерянного, но очень умного человека во мраке залы. По всей видимости, тому способствовала хорошая маневренность, превосходное зрение и, безусловно, шестое чувство. Одной из везучих стала девушка с черными волосами, завязанными в длинный «конский» хвост. Одетая в серый наряд, чем-то напоминающее тунику, она сильно выделялась на фоне окружающих, будто бросая вызов официальным фракам и бело-черным платьям. Ее красивое лицо вызывало... притяжение, а редкий во всем мире красный цвет глаз только подогревал интерес.
Она медленно приближалась. Уподобляясь ночной искусительнице, представительница семьи Юхи слабо и почти незаметно покачивалась из стороны в сторону, создавая впечатление, что она – детская игрушка для колыбельной – пыталась усыпить своего малыша. Но столь необычный трюк на госте не сработал: с этой хитрой, олицетворяющей предводителя пиратов-разбойников, девушкой молодой мужчина был знаком не понаслышке.
– Ну здравствуйте, сын великого мудреца… – Юхи протянула один из бокалов с шампанским другу, – уже успели обзавестись частными домами? Вы мне обещали подарить один как-то раз.
– Вы всё еще играете в эту больную игру, мол, сколько кавалеров удастся заманить в свои ласковые сети? Поверьте, не нужно использовать несколько устаревшие приемы.
– Просто у вас дурной взгляд, уж простите. И, да, прошу, не поучайте меня, – обиженно произнесла дама, но тотчас добавила, будто бы обиды и вовсе не было, – за встречу!
– За встречу! – поддержал знакомую Сарутоби, и два бокала издали мелодичный звук. Короткое молчание, перерастающее в тишину. Такую тишь, будто в зале никого кроме них и вовсе не существовало.
Они смотрели друг на друга уже продолжительное время. Чувствовалось, что участник игры совсем скоро отведет взгляд: напористость знакомой одолела неуверенного, но тут, когда Юхи уже видела себя победительницей, их прервали:
– Полагаю, вы и есть Асума, сын великого Хирузена? – к Сарутоби подошел другой посетитель. – Ох, простите мою дерзость, я не представился. Меня зовут Орочимару, сегодня мы с вами будем оценивать представление.
– Ничего страшного, здравствуйте, – поприветствовал судья и пожал руку, – наслышан о вас, и от отца в том числе. Вы гений своего дела.
– Приятно слышать, – не сомневался в своих силах мужчина.
Началась беседа. Первая тема оказалась очень и очень интересной: трио обсуждало политическое отношение СССР, ныне России, к США. Последние никто не стал выгораживать: для интеллигенции это было самым последним делом. Орочимару и Сарутоби данная тема будоражила. Юхи же попросту стояла и, поглядывая по сторонам, изредка прислушивалась, время от времени кивая и вставляя словечки типа «не могу не согласиться» или «верно подмечено». Ей не очень нравилась политика во всех её проявлениях. Возможно потому, что девушка не разбиралась в ней.
Сарутоби почти сразу понял одну вещь: собеседник не уступал ему ни в чем, потому что опережал если не на два, то уж точно на шаг. И вот сейчас Орочимару выступал больше в качестве слушателя, хотя тем, кто поднял мировую проблему, являлся именно он. Не высказать свое мнение по данному вопросу расценивалось как оскорбление, потому Сарутоби, будучи уже взволнованным и чуть ли не красным, взвешивал при произношении каждое слово. Очень важно не статься для других наивным человеком, ведь на кону – твоя репутация!
«С этим типом нетрудно прогореть» – подумал тогда про себя сын Хирузена. Чтобы взять инициативу в свои руки (и тем перестать волноваться), он резко перешел на новую тему:
– А что вы можете рассказать об акциях? Или, может, сразу перейдем к контрольным пакетам? Есть ли успехи?
– О, хорошо, что вы затронули данный вопрос. Безусловно, наше предприятие со скоростью взлета ракеты набирает высоту.
– Весьма… странное сравнение, но… я вас понимаю, – задумчиво ответил мужчина. Для себя он отметил еще одну забавную вещь: собеседника также можно застать врасплох, однако Асума не стал использовать полученную информацию для выгоды. Недолго слушая, сын Хирузена посмотрел на третьего участника, казалось, бесцельной болтовни и подумал, что следовало бы лучше поговорить о чем-нибудь приземленном. – Полагаю, столь прелестную даму сильно утомляет подобный разговор?
– Ох, как вам в голову могло такое прийти! – убедительно и, что важнее, нежно произнесла Юхи, – эта беседа ни на мгновение не заставила меня заскучать. Просто… я не желаю что-либо слушать о распаде СССР.
– Понимаю. Хоть этот вопрос несколько устарел, но не обсудить его мы не могли, – попытался объяснить ситуацию как можно вежливее Орочимару. – Что сейчас с миссис Евой?
– Да, действительно, мисс Куренай, не расскажете? Слышал, миссис Кеймсон получила сильную душевную травму после того, как она оказалась случайной жертвой при ограблении банка.
– Ох, Ева… – тревожно вздохнула представительница Юхи. – Она сама мне ничего толком не рассказывала. Прошло всего-то шесть дней. Но две вещи мне известны точно, и я готова с вами ими поделиться.
– Первая? – Орочимару очень волновала данная проблема.
– Ей вернули похищенные ценности, а в качестве компенсации передали одну тысячу долларов.
– Немало... – задумчиво произнес Сарутоби, – а вторая?
– Она с минуты на минуту появится в зале вместе со своим сыном.
– А как же муж? – не прекращал осаждать прелестную даму вопросами знакомый Хирузена.
– О, Джон не сможет сегодня прийти. Ева как раз и станет заменой ему как судья.
– Хм… – почти одновременно протянули собеседники. Судя по выражению их лиц, несложно было понять одну простую вещь: услышанное вызвало крайнее удивление. Однако из-за правил этикета ни первый, ни второй не мог высказать всё напрямую представительнице Юхи.
– За все двенадцать проведенных мероприятий ни одна женщина не выступала в роли судьи, – вспомнил одну очень важную традицию Асума. – На первых трех Отборах даже запрещали приходить с дамами, а теперь…
– А теперь многое поменялось в структуре общества, не могу не заметить, – забыв про формальность и повысив тон, чуть ли не выпалила Куренай. Она озлобилась, что неудивительно. Очевидно, ее задели слова Сарутоби о неравенстве мужчин и женщин. Сделав короткую паузу, представительница семьи Юхи продолжила, – поэтому давно пора забыть о консерватизме и жить настоящим.
– Оу, прошу меня простить, Ку… – с пониманием отнесся к положению дамы Асума, но ему не дали договорить.
– Ничего страшного, всё в порядке, – с улыбкой на лице ответила девушка.
– И все же…
– Асума, не стоит беспокоиться, Куренай ясно высказала свою позицию. С ней всё хорошо, – на этот раз невежливо перебить сына Хирузена решил Орочимару.
– Да, вы, пожалуй, правы, – протер тыльной стороной руки вспотевший лоб Сарутоби. – Думаю, если обсудить данный вопрос прямо сейчас, великий мудрец Хирузен сможет понять всю сущность проблемы и принять разумное решение для всех нас.
– Не могу не согласиться с вами, – кивнул Орочимару, – будучи вторым судьей представления, я помогу вам убедить вашего отца.
– Спасибо за поддержку, – облегченно вздохнул покрасневший молодой мужчина. – Ну что же, тогда пойдемте. Еще увидимся, мисс Куренай.
– До встречи, мисс Куренай, – слегка поклонился знакомый Хирузена.
Девушка лишь слабо кивнула в ответ. Она была крайне удивлена повороту событий. Её выслушали, поняли?! Но время на рассуждения тотчас подошло к концу, когда у входа в огромную залу показались ее знакомые.
«А вот Ева», – усмехнувшись, подумала Юхи, и уверенным шагом направилась встречать гостей.

***


Тишина. Довольно странно не замечать на себе мимолетные взгляды прохожих, не слышать повсеместного шума машин. Нет той суеты, беготни, которая сохранялась на протяжении всего дня. Однако когда солнце уходило за горизонт, городом начинал править сумрак, и уже через считанные минуты все без исключения улицы покрывались таинственным, настораживающим и даже пугающим мраком. Люди пропадали, а в домах уже не загорался свет. Город, засыпая, умирал, и только ветер мог заполнить пустоту, возникавшую с приходом вечера.
Ни черных летунов воронов, обычно мерцающих между высотками, ни полевых мышей, загадочно осевших в норках своего небольшого, но многочисленного поселения. Ни «дружелюбных» ночных встреч между уличными котами, ничего. Только тишина. Только холодный, еле свистящий ветер. Только сумрак.
Постепенно, будто пробуждаясь от древнего проклятия ведьмы, зажигались уличные фонари, оставляя за собой дорожку света. Но, несмотря на все усилия обездвиженных стражей, в городе по-прежнему сохранялась мертвая тишина. По всей видимости, даже свет, казалось бы, такой надежный союзник, не мог помочь пугливым людям выбраться наружу и предстать перед тенями в столь поздний час. А может, им это вовсе и не нужно?
Тучи быстро сгущались над городом. Всем своим видом они показывали, что недовольны царствованием одинокой луны, потому, рассвирепев, начали низвергать на землю нагоняющие ужас звуки, предвещая запоздавший подарок лета. И вот, когда уже на небе нельзя было найти ни единого луча этого холодного спутника ночи, пришла пора тьмы, изредка рассекаемой молниями, словно ударами меча. Увы, но их усилий оказалось недостаточно, чтобы заполонить город вечным сиянием. Вестники самой природы понемногу уступали давним собратьям, состоящим из мельчайших капель воды. Улицы начали постепенно промокать: с неба полился дождь…
Сначала это были простые, даже теплые капли. Они не могли привлечь внимания тех самых отважных человечков, которые до сих пор наступали своей дешевой обувью на уже мокрый асфальт. И тогда, чтобы действительно пошатнуть стойкий дух жителей, небо стало прилагать всё больше и больше усилий. Как ни странно, но даже после нескольких минут люди продолжали оставаться на крупных улицах городка – сразу видно, что любителей дождя так просто не сломать; однако нашлась и та, кто тотчас же сдала позиции – земля. Не в силах справиться с водной стихией, она постепенно чернела, набухала, делаясь вязкой и противной. Особенно на территории проснувшихся столбов, которые не могли не осветить близлежащие участки почвы. Сделав короткую передышку, молнии продолжили низвергать яркий, но непродолжительный свет. Усиливал позиции и ломающий хрупкие ветви деревьев ветер. Погода решила одарить город одним из своих грозных подарков – бурей. Редкой, но такой необходимой для обожателей мощной стихии, которые с удовольствием раскинули руки и подняли к огромному космосу головы. Каждый из них кричал. Кричал с улыбкой на лице, со смехом в душе, с желанием остановить время и стоять, пока не замерзнут конечности.
Одной из подобных фанатиков оказалась молодая женщина. С завистливым, но немного уставшим взглядом, она смотрела через окно и поражалась подарку природы. Не будь у нее важных дел, женщина сразу же выбежала бы на улицу и присоединилась к странноватой толпе. Дама, неожиданно вспомнив про то, где находится, вздрогнула. Резкость и непредсказуемость были ее самыми лучшими подругами. Быстро взглянув на часы, женщина ужаснулась:
– Да быстрей же! – от безысходности рявкнула та.
– Не орите на меня! Я и так еду, как могу, – закрывая от голосовой атаки один глаз, словно это помогло бы, проговорил водитель. По всей видимости, звон до сих пор раздавался в его ушах. Или человек был слишком чувствительным.
Темнота, шум да тревога. Водитель, недовольная женщина да два ребенка, хорошо устроившихся на задних сиденьях. Свет от фар, рев двигателя да разлетающиеся под колесами такси лужи.
– Мальчики, вы не спите? – вспомнив про то, что в машине есть кто-то еще, она с виноватой улыбкой обернулась к детям.
– Все нормально, мам. Если бы Дэвид заснул, на всю кабину бы раздался храп.
– Эй, ты чего городишь!? – сразу отозвался младший брат. – Да я ни разу не храпел!
– Ну-ну… – задумчиво протянул старший, за что получил удар локтем. Несмотря на то, что Дэвиду было лишь восемь, младший умел достойно ответить старшему, который ушел всего на два года вперед. Подобного рода стычки происходили постоянно. Старший всегда по-детски, но с равнодушным видом подкалывал братца, а тот всегда приходил от этого в бешенство.
– Наруто, Дэвид, угомонитесь, – негромко, но строго произнесла мамаша, – ведите себя достойным образом.
От услышанного старший невольно усмехнулся, второй сразу закрыл «на замок» рот, а водитель, потупив взгляд, подумал о том, как ведет себя сама воспитательница. Спокойная дама не одарила мужчину злобным взглядом, а просто прислонилась к холодному стеклу. Но прислонилась невольно, по неосторожности, по глупости водителя, да еще так, что голова чуть ли не раскололась вдребезги. Совсем скоро будет синяк. Очень большой синяк…
– Ты чего творишь!? – выпалила женщина.
– Вы просили довезти до назначенного пункта как можно быстрее, так что я могу сделать, если при повороте всех нас из стороны в сторону качает?
Произнесенная немолодым мужчиной речь в одно мгновение ввела даму в ступор, и та, не произнеся слова, оставила затею любоваться ночным небом и приступила к слежке за дорогой.
«Такси вот-вот повернет за улицу Лейзера Гринберга, и потом посыплются вопросы, – размышляла представительница семьи Удзумаки. – Надо будет тщательно взвешивать любое слово, чтобы не напугать мальчиков. Это их первая поездка за город».
И вот последняя крупная высотка осталась далеко позади, но, к удивлению матери, дети по-прежнему вели себя тихо и не давали лишнего повода для волнений. Наруто, заметив тревогу на лице Кушины, спросил:
– Мам, всё в порядке?
– Более чем, – неуверенно произнесла в ответ та.
– Куда дальше? – не давал расслабиться водитель.
– Теперь налево, а после поезжайте прямо до самой развилки, – быстро переметнув взгляд на спрашивающего, протараторила женщина.
Наступила тишина. Никто больше не хотел продолжать разговор. Да и зачем? Какая цель будет ее, пустой болтовни, сопровождать? Вот именно, никакая. Каждый участник поездки это четко осознавал, и лишь Дэвид иногда со скуки поглядывал то на водителя, то на свою маму. В сторону же старшего братца он даже и не думал поворачиваться: не интересен Наруто ему.
Местность стала вбирать краски холодных в зимний период северных штатов. Автомобиль снизил скорость: они ехали в горы. Поначалу маленькие кустарники и высокая трава сменялась низкими деревьями, а потом и вовсе зелеными елями. Старыми, от которых веяло древностью и не меньшей мудростью, ибо они простояли на этой земле уже не один век.
Фонари постепенно редели, всё чаще приходилось вглядываться в темную листву прилегающих к трассе деревьев. Дальнейший путь такси пролегал через таинственный для дивной семейки лес. С десять минут они ехали по узкой дороге. Ехали осторожно, чтобы не попасть в аварию. Один раз даже пришлось резко остановиться, чтобы не сбить взрослого оленя. После маленького происшествия представительница семьи Удзумаки не выдержала и попросила ехать с обычной для данной местности скоростью. Водителя эта просьба крайне удивила: он и не полагал, что в этой даме проснется хоть капля разумного. В итоге такси находилось в сумраке деревьев чуть дольше, чем изначально планировалось.
«Безопасность превыше всего», – успокаивала себя Кушина, каждую секунду теребя длинные алого цвета волосы: так она выражала окружающим свое нетерпение. Ее привычки знали уже многие друзья, даже дети стали подозревать о них. В такие моменты женщине мог помочь только один человек – Минато. К сожалению, он не всегда находился поблизости, когда жена начинала волноваться; или к радости, потому что тогда лучшим помощником оказывалось время, благодаря которому удавалось произвести не менее полезное самовнушение. Стремясь достичь желанного равновесия, Удзумаки внушала себе, что всё это пройдет, что надо только успокоиться. Как правило, это помогало, но сейчас она была не одна. Та чувствовала, как на нее пристально смотрят две пары детских глаз, тем самым усугубляя положение. Сделав резкое движение, она испугала водителя, отчего тот чуть ли не свернул с проезжей части. Извинившись за свое поведение, Кушина скоро открыла ветровое стекло. В маленькую кабинку все больше попадал свежий, но в некотором роде старый воздух, пропитанный не меньшей мудростью, чем самими хозяевами хвойного леса. Дышать становилось легче, а вместе с тем уходила тревога, посеянная глупыми догадками.
– Мам, открой, пожалуйста, чуть больше, – тихо попросил Дэвид.
– Хорошо, но только в этот раз, – приведя себя в равновесие, с задорными нотками ответила мать. – Не хватало, чтобы вы еще заболели.
Сразу за сказанными леди словами вдалеке показался просвет.
– Должно быть, это и есть то, о чем я думаю? – продолжая смотреть на дорогу, задал вопрос немолодой мужчина.
– Скорее всего...
Как и ожидала Кушина, просвет оказался пунктом, где располагался двухэтажный мотель. Подле него ярко горели фонари, а на стоянке неловко разместили свои машины хозяева. Но вглядываться особо не пришлось, потому что непредсказуемая женщина знала, куда ей и двум сыновьям следовало попасть:
– Да, мы почти на месте, теперь поверните в левую сторону, а при ближайшей развилке поезжайте прямо.
– А дальше?
– А дальше некуда будет, дальше тупик, – с улыбкой ответила представительница семьи Удзумаки, а через пару секунд добавила: – ведь на это уйдет не более десяти минут.
Оставшийся путь дивную семейку сопровождало тусклое сияние столбов. По крайней мере, здесь атмосфера казалась более уютной, чем в древнем лесу. И вот, когда такси выполнило приказания шофера, оно с радостью остановилось. Как и следовало ожидать, поездка от мотеля заняла немного времени, и вот они на месте.
– Мальчики, что надо сказать дяде? – весело обратилась мама.
– Большое спасибо за проведенное время! – от чистого сердца произнес младший брат.
– Большое спасибо, эта поездка надолго останется в моей душе, – наигранно, как его и учили, проговорил Наруто.
Ребята быстро покинули скромный салон, захлопнув за собой двери, и сразу же сощурили глаза: со всех сторон их окружили вечные хранители света – многовековые столбы, которые поливали своим колышущимся пламенем всю возможную территорию.
– Зачем устраивать на таких высотках факелы, когда уже во всем мире провели в дома свет? – задался вопросом Дэвид.
– Насколько мне известно от наших с тобой родителей, это в стиле старика Хирузена, – заглядываясь на своеобразное искусство, ответил Наруто. – Хотел бы я посмотреть на него самого…
К этому моменту такси осторожно покинул один из главных членов семьи – Удзумаки Кушина. Вытащив заранее приготовленную сумму в пятьсот долларов из небольшой сумочки, дама обратилась к немолодому мужчине:
– Вот, возьмите и прикупите что-нибудь для этой развалюхи, лично мне поездка доставила огромные неудобства.
Не дождавшись ответа, мамаша для эффекта громко хлопнула дверцей машины, а затем, обняв своих любимых детей, вызывающе произнесла:
– Ну что, швейцары* мои, пойдемте! Гости наверняка уже все заждались, так не будем томить их более!
На этой оптимистичной ноте они, не дожидаясь, когда к ним приблизятся охранники, одетые как самые настоящие при параде англичане, и попросят приглашение, собрались пойти к ним навстречу. Но парадные мужи опередили гостей, не заставляя их утруждаться.
– Ваш пропуск, леди, – не посмотрев даже в лицо, потребовал один из хранителей покоев старого дома.
– Пожалуйста, – почти сразу предоставила нужную бумажку дама с красными волосами. Как только охранник убедился в подлинности приглашения, он тотчас же вернул ее гостье.
– Я очень рад видеть тебя и твоих славных детей.
– И я тебя рада видеть, Ибики, – приветливо отозвалась представительница семьи Удзумаки. – Давно ли тебя принял на работу Хирузен?
– Недавно, я здесь подменяю Джирайю, – сухо ответил Морино, – но мне здесь нравится. Если получится уговорить этого мудреца, может быть удастся подольше задержаться.
– Я бы хотела видеть тебя в качестве надежного сторожа, тебе это очень подходит, особенно, когда только восемьнад…
– Семнадцать, – перебил старую знакомую Ибики.
– Тем более! Так мало лет, а огромный потенциал уже раскрыт!..
– Мам, нам случаем не пора? – потянув на себя черное платье Кушины, вопросительно посмотрел младший брат.
– Да, Дэвид, уже идем, – с улыбкой произнесла в ответ мать. – Ибики, надеюсь, мы приехали не последними?
– Могу вас обрадовать – не самыми последними. Охрана не подтвердила приезд мисс Разель, мистера Кеймсона, хотя Ева и ее сын уже на месте, а также представителей семьи Хатаке.
– Ясно, большое спасибо за хорошие вести, – скоро отблагодарив, Удзумаки поторопилась на встречу. Быстро сокращая разрыв с покоями одного из самых богатых людей в стране, они миновали массивные ворота, отлитые из чугуна с примесью золота, рассмотрели окружающие буквально со всех сторон клумбы и успели налюбоваться красивым фонтаном, рядом с которым разместились не менее привлекательные скамьи. А впереди, над этими сокровищами, стоял огромный по всем трем измерениям дом.
– Какой большой! – восхищению Наруто, казалось, не было предела: мальчик с ранних лет очень серьезно подошел к искусству.
– Да, – согласилась Кушина. – Говорят, что в особняке великого мудреца не меньше шестисот комнат, и это если не учитывать подземного прохода, склада, размещенного на нижнем уровне, а также, не побоюсь этого слова, титанического зала для представлений. Кстати, в последнем нас все ждут. – Приподняв подол платья, непредсказуемая дама ускорила шаг. Несмотря на неприемлемое поведение, мальчики отреагировали вполне адекватно. «Маманя отдыхает», – так она всегда говорила своим детям.
Дивной семейке удалось быстро проскочить к входу, оставшись, к великой удаче, незаметными: на улице не было ни единой души. Должно быть, представление вот-вот начнется! Недолго думая, Кушина резко отворила дверь и с довольным лицом направилась в сторону раздевалки.



* - в данной истории слово "швейцары" будет использоваться под другим значением. Каким - в будущем станет ясно.

Предыдущая главаСледующая глава
Категория: Триллер/Детектив | @Koufor | Просмотров: 825 | Добавлено: 27.06.2012

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]