Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Исида Урю VS Г...
Написал: Mingo
Дата: 04.12.2016
Ответов в теме: 66
Тема: ACT Clan Общал...
Написал: FindYourWay
Дата: 04.12.2016
Ответов в теме: 1691
Тема: Эрза vs Исида,...
Написал: Kotorobot
Дата: 04.12.2016
Ответов в теме: 9
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 34
Учеников: 30
Шиноби: 4

Sherr1, Ormut, FindYourWay

Обрывки воспоминаний. Глава 1.

Глава 1.
Новая Эра

Так быстро и неуловимо. Одно сменяет другое и улетает прочь, словно снежинка в темное небо, или словно огонь, превращающийся в дым и растворяющийся в пустоте. То оно остается, то словно огонь врезается в душу, оставляя шрамы и ожоги, от которых хочется плакать или кричать в порыве гнева. Так быстро и так безвозвратно, что хочется их схватить и оставить себе, но они все равно исчезают в бесконечную тьму, зарождающуюся в душе. Их осколки оставляют шрамы на душе, их приятное тепло мимолетно ее согревает, но исчезает. Горько и больно, что порождает отчаяние сравнимое лишь с болью утраты, чего-то тебе дорогого, но чего?
Эти то горькие то приятные воспоминания поглощают душу, хочется сохранить их, прижать к себе поближе, ибо это часть души и это не выходит, и они словно песок ускользают сквозь объятия, и от этой боли хочется их забыть поскорее, чтобы не чувствовать боль утраты, которая разрывает сердце, чтобы никому не веря остаться одному в этой кромешной тьме и раствориться с нею.
Чего он хочет? Оставить все как есть или же продолжать стремиться к своей такой далекой и одновременно такой близкой мечте. И вообще какая у него мечта? К чему он стремился все это время? Это все, чего они добиваются? Чего они добьются своими действиями, и стал ли он хоть на шаг ближе к своей мечте. Да чего он вообще добился?! Кому он бросил вызов? Как далеко или же близко он стал по сравнению с…

***

Злость переполняла сердца каждого из них. Что им оставалось делать… Только сбежать, ненавидя этот проклятый и тщедушный мир и проклиная свою слабость. Вернуться? Ах да, как хотелось вернуться, вернуться и погибнуть на том проклятом острове вместе с остальными своими товарищами. Но они должны были убегать, сквозь слезы и отчаяние. Впервые гильдия, знаменитая своей храбростью на весь мир, должна была отступить, уступив место самой тьме.
Тьма начинала поглощать сердце каждого. Гнев и горечь переполнял каждого из гильдии при одном взгляде на пылающий остров. Но не было времени на пустые сожаления. Слезы подступали к глазам каждого из выживших членов гильдии Фэйри Тейл. Этот день был роковым днем для гильдии.
Огонь пылал над островом, поглощая все живое что когда-то было на нем. Священная земля, остров, ставший гробницей для первого мастера и создателя гильдии, земля, на которую сотни лет не ступала нога никого кроме членов гильдии Хвоста Феи, эта земля была осквернена и превращена в пепел самой тьмой. Роковой огонь, пылающий над островом, уносил с собой крики и души тех, кто только мог остаться или погиб в этом сражении.
Два человека. Всего два человека, всего два человека…
Звезды и проплывающие отражали на себе красный цвет пылающего острова. Корабль совета, вернее те обломки, усеянные телами, что когда-то были кораблем, начинали медленно тонуть в пучине моря. Море в эту ночь имело красный оттенок, что должен был окрасить новую эру, и изменить их мир в лучшую или худшую сторону, и эта битва стала поворотным ключом в ней.
Выжившие с болью смотрели на дерево райского острова, перекрашенного в цвет огня, все дерево, устремленное к небу, пылало ярким огнем, смешивая самые различные краски небес. От синего до желтого, и цвета алой крови, дым, поднимавшийся от священной земли, устремлялся к облакам и пропадал растворяясь в звездах. Тут послышался резкий шум, ствол дерева в том месте, где он пылал сильнее всего, стал покрываться трещинами. Ветки и листья с него стали падать в воду. Дерево все сильнее кренилось к воде, трещины еще больше покрыли места у самых корней. Древнее дерево, ставшее гробницей для создателя гильдии Хвоста Феи - Мависа, сейчас покрывалось трещинами, пылало в огне, поглотившем весь остров. Весь вид его, ставшего центром священной земли, заставлял разрываться сердца людей на лодке от отчаяния. "Неужели все закончится так?" - думали многие из них. Тем временем от дерева послышалась резкий и сильный треск коры - звучавший словно стон боли самого острова. После резкого звука что-то в нем надломилось и оно всей своей величиной, словно человек, которому обрубили ноги, упало в воду, создавая крупные волны, шедшие от его веток из-за силы удара. И теперь уже в воде оно догорало, доживая свои последние секунды, доживая последние секунды гильдии.
Мягкий ветер на фоне красного зарева был неестественен, он словно хотел успокоить сердце каждого из оставшихся, но, осознав безнадежность своей игры, он уходил прочь. Волны мерно уносили лодку в неизвестность всех выживших: Нацу, Грея, Люси, Дождию, Леви, Вэнди, Эльфмана, двух иксидов Чарли и Хэппи, и Лисанну. Эти восемь человек были единственными, кто смог сбежать с острова, единственными свидетелями той трагедии, что войдет в мировую историю Фиора. Здесь были прерваны их мечты и желания, здесь слились воедино тьма и ненависть в пылающем огне. Теперь уже ничего не будет прежним, знали они, это болезненное знание заставляло их сердца бешено биться в ненависти к темной гильдии. Так была осквернена священная земля, и так началась история о трагедии гильдии Хвоста Феи. И эта история изменила мир.

***
Красивая девушка с желтыми волосами сидела на краю лодки, болтая ногами в морской воде. Ветер сильно трепал ее волосы, усиляя ощущение грусти, исходящее из ее глаз. Заплаканные очи были красными от усталости, правая рука наскоро перевязана окровавленным куском ее платья, что было единственным способом остановить кровь во время побега с этого проклятого острова. Само же платье на ней было изорвано и потрепанно во всех местах, большая часть тела покрыто ссадинами, заставило бы любого сжалиться, только посмотрев на нее. Волосы, когда-то завязанные красивой косой, теперь были растрёпаны и свободно болтались на ветру. Однако все это было неважно, куда больнее ей было от того отчаяния, в которое она падала, словно в омут, что тянул и тянул за собой, поглощая все тело. Ей так хотелось забыться, хотелось опомниться, вернуть все назад, казалось, что все можно исправить. Но оно вновь утекало сквозь пальцы подобно морской воде. Так близко и одновременно так далеко были ее мечты, в этот момент все они казались очередной глупостью, наигранной ей фантазией, такие маленькие и такие ничтожные по сравнению с тем, что она потеряла.
Ей хотелось упасть и заснуть, но сон никак не шел в глаза. И Люси Хартфилия молча предавалась своему отчаянию и ненависти к тем двум людям, о которых она не могла переставать думать. Два человека, что в одиночку уничтожили корабль совета и всех людей на нем, люди, убившие всех остальных членов гильдии, люди, из-за которых ее сердце начинала поглощать тьма, впрочем, как и сердце каждого из них, теперь оно было окрашено из светлого в темно-красный цвет. Для многих из них это было не впервые, но теперь этот цвет, уже нельзя было смыть с их чистых душ. Этот цвет мог стать их сутью. Как и сутью нового мира.
«Эти люди…»: но она не закончила свою мысль и со всей силы ударила по корме лодки. Из глаз снова полились слезы, а грудь стала нервно содрогаться в порывах грусти.
В центре лодки прямо на мокром днище спал беловолосый мужчина. Все его тело было покрыто шрамами, правое ребро было перевязано обрывками одежды. Во сне он еле дышал. Ничто в его внешнем виде не позволяло в нем узнать человека демона, который когда-то в одиночку одолел одного из четырех элементов, младшего брата, одного из сильнейших магов гильдии, Миражанны - Эльфмана. Во сне он невольно вскрикивал, и постоянно вздрагивал, порой от таких движений его лицо искажалось гримассой боли, однако несмотря на такой беспокойный сон, Эльфман продолжал спать.
На другом краю лодки от Люси спал розововолосый подросток примерно одного с блондинкой возраста. Ему повезло больше других, шрамов у него не было, и сильных повреждений также. Но даже сейчас во сне его лицо было в той самой гневной маске как тогда, когда они покидали остров. Эта маска гнева, смешанная с страхом, печалью и отчаяньем, впервые не выражала того задора, что всегда был на лице одного из сильнейших магов Фэйри Тейл, даже все его прежнее рвение к мечте теперь словно исчезло, под этим выражением боли и отчаяния, что переполняли его сердце. Огонь его души уже не горел так сильно, а лишь слабо вздрагивал, от малейшего дуновения ветерка, грозя потухнуть или разгореться уже другим огнем, огнем истинного гнева.
Справа от него на скамейке лежал Грей Фуллбастер. Если по Нацу можно было сказать что из выживших, ему повезло больше других, то ледяному магу наоборот. Его тело все было полностью перебинтовано, но даже бинты были покрыты кровью, свидельствующей о крупной ране, что от плеча до живота рассекавшей его кожу вместе с татуировкой гильдии теперь разорванной пополам. Возле него сидела Дождия и постоянно смотрела на мага, что теперь бы последним дорогим, что осталось в ее жизни. Из ее глаз все еще не переставали лить слезы, а руки были сложены в безостановочных молитвах не за себя, а за погибших, и ради любимого человека, она надеялась и боялась, теперь, когда у нее ничего больше не осталось кроме ее любви, потерять и человека, которого она любит.
По бокам от Эльфмана лежали Лисанна с перебинтованным плечом и Леви, чьи очки были сломаны, а правый глаз также наскоро перебинтован, как и половина лица. Не были тронуты только ее волосы.
Вэнди с покрасневшими глазами, пусть без серьезных ран, но с трясущимися руками не отходила от Грея, уже было видно что ее энергия была на самом пределе, и сама девочка могла в любой момент потерять сознание, но она боялась это сделать, зная что тогда рана брюнета может открыться, и они могут потерять еще одного члена гильдии. На коленях Вэнди лежали два иксида, Чарли и Хэппи, которые единственные мирно спали скрепивши руки, а точнее лапы в объятиях, не отпуская друг друга, даже во сне.
Люси отвернувшись от моря посмотрела на лежавших и с болью взглянула на Грея и еле стоявшую рядом с ним Вэнди. Люси перешагнув через скамейку на которой спал Эльфман подошла к Вэнди и положила ей руки плечи, чтобы успокоить этим еле сдерживавшуюся девочку, увидевшую в таком юном возрасте кошмары, и испытавшую боль потери близких и товарищей так рано. Люси нежно приобняла вздрагивающие плечи и наклонившись прошептала на ухо:
- Не волнуйся, теперь все будет в порядке. Нам всем тоже очень больно, но мы... - сказав слово "мы" Люси содрогнулась в стоне который тоже чуть не заставил ее плакать, но тем не менее сквозь слезы подступившие к глазам, она продолжила - но мы все равно вместе, пусть и не все, но ради них, погибших там: Фрида, Гилдартса, Мастера, Гейзила, Каны, Миры, и Эрзы... - при последних именах она не сдержалась и снова заплакала вместе с девочкой. Однако успокоив себя, вытирая руками слезы, она сказала - мы должны выжить, чтобы они умерли не напрасно.
После нескольких минут плача и этих глупых слов, в которые она не верила сама, Люси, тем не менее немного успокоилась, и спросила, о вопросе что волновал ее сейчас:
- Что насчет Грея? Он выживет?
Вэнди также утирая слезы, ответила, уже убирая руки от Фуллбастера:
- Я соединила часть тканей. Обычный человек, или даже Эльфман на его месте были бы уже мертвы, но благодаря тем условиям в которых его обучали, он смог продержаться, сейчас он выживет, но его нельзя беспокоить ближайшее время, пока ткани зарастают, если рана раскроется - Грей Фуллбастер умрет. Хотя я даже сейчас не уверена есть ли у него шансы выжить.
При этих словах Дождия облегченно вздохнула, расцепив пальце, что были сложены в молитве, но взгляда от Грея она все равно не отводила, а ее грудь все также нервно дышала в перерывах боли и видно что все ее состояние, сейчас было на грани срыва. Люси посмотрев на Дождию нервно присвистнула, думая о том что сейчас сильнее всего волновало девушку, ее любовь, или погибшие товарищи, но от таких мыслей, ей стало неприятно, и она попыталась отвлечься думая о чем либо другом, кроме как об отчаянии и страхе.
При звуке их голосов, лицо Грея задергалось и он открыл глаза, удивленно посмотрев сперва на Вэнди, потом на Дождию и на свое ранение, казалось на какой-то момент он забыл о том, что произошло прошлой ночью, но тут действительность и нахлынувшие воспоминания ударили ему в голову, и он в порыве гнева хотел было поднять руку чтобы ударить по сиденью, на котором он лежал, но в от такой попытки его тело заломило от боли, и рана на груди стала рвать его адскими муками, и Грей чтобы не закричать от душераздирающих болей, прикусил губу до крови и сжал кулаки. Дождия смотревшая на него радостно вскликнула и в порывах эмоций бросилась к нему и обняла Грея, который, несмотря на гнев, все еше, как всякий только очнувшийся от ранения недоумевал на реакцию окружающих. Поэтому на какое-то время в лодке повисла атмосфера молчания еле прерываемая радостными всхлипами Дождии обнимавшей Грея.
За это время Вэнди опустив Чарли и Хэпи на соседнюю скамью, сама легла рядом с ними. Ее усталое тело и отсутствовавшая магическая энергия требовали немедленное восстановление после таких больших затрат, ушедших на Люси и ледяного мага. Как только ее голова коснулась скамьи, ее тело расслабленно вздохнуло, и закрыв глаза, девочка мигом провалилась в сон.
Грей лежа, с плачущей от радости Дождией на плечах, всем своим видом был взволнован оглядывая членов экипажа, и посмотрев на стоящую возле них Люси спросил:
- Больше никто не выжил верно?
Люси ответив с задумчивым взглядом наблюдала за Греем:
- Нет, после того как тебя отключили, нам пришлось удерживать Нацу, чтобы он не ринулся в огонь за погибшими, и потому сквозь его крики и боль мы силой завели его на лодку, если бы не Эльфман этого бы не получилось и Нацу бы стал еще одной жертвой Блунота.
Грей хрипло произнес:
- Скажи что было после того как Блунот ранил меня.
- Эрза подставилась под удар и спасла нас всех, пожертвовав своей жизнью.
Губ Грея коснулась грустная улыбка:
- Так похоже на нее, жертвовать собой ради других, а ведь если бы не я... Если бы я тогда нанес удар, а не отвлекся на ЕЕ лицо, тогда мы бы могли победить, - последние слова он уже произнес криком, заставив плакающую Дождию отстранится от него, в немом удивлении - ЕСЛИ БЫ Я НАНЕС УДАР БЛУНОТУ В ТОТ МОМЕНТ, ЭРЗА И ГИЛДАРТС БЫЛИ БЫ ЖИВЫ, ЕСЛИ БЫ НЕ Я ЭТОГО БЫ НЕ БЫЛО, ВЕДЬ ЭТО Я ВО ВСЕМ ВИНОВАТ. ААргх. - его грудь стала всхлипывать - все снова из-за того что я так слаб. - его сердце забилось еще быстрее, рана содрогнулась и спазм боли поглотил все тело, и корчась от боли он согнулся на скамье.
Молчаливая и мрачная атмосфера, царившая на спасительной лодке продолжалась еще очень долго. Сама природа соответствовала ей. Темные облака давили и навлекали тоску на каждого из них. Ветер уносил лодку по направлению к материку Фиору. Этот экзамен запомнился им надолго. И боль и отчаяние и гнев и ненависть все смешалось в эти минуты, часы, секунд и дни.
В голове у блондики вс время пробегали те ненавистнее лица и имена двух человек уничтоживших самое дорогое сердцу и имя их наставника, не менее ненавистного ей. Эти трое – сильнейшие маги сердца Гримора – Уртир времени, Жалящий Блунот и мастер Хэйдс второй мастер их родной гильдии. Впервые она ненавидела так сильно кого-либо, и не могла простить эту боль никому из них.
***
- Тишина! Тишина! - закричал старший советник на собравшийся зал, заставляя отдаватьтся эхом в пустынных коридорах удары его молотка.
Однако и это было бесполезно, никто громко спорящих, чуть ли не срывающихся в порыве гнева, советников не успокаивался. Гам и хаос царивший в помещении придавал картине мирового собрания десяти советников совсем неприятное и даже глупое и бессмысленное зрелище. В самом помещении было жутко жарко, многие из собравшихся, как советников так и их помощников, покрылись потом, но, тем не менее не переставали кричать друг на друг, оспаривая то одно то другое мнение, создавая тем самым только еще большую сумятицу в это собрание.
Каждое мнение само по себе, здесь было вполне адекватно и обдуманно и стоило рассмотрение, но сливаясь в хаос воедино, они образовали одну ненужную массу, только портившую атмосферу среди собравшихся. И здесь в этом хаосе решался сейчас вопрос мировой важности в государстве Фиора. Возможность уничтожения всего прежнего или же наоборот спасение этого глупого мира. Именно здесь и "так" всегда решаются судьбы людей "высшими блюстителями правосудия и справедливости на святой земле", и у нас также наши "великие" мира сего также помогают миру существовать, а то как же без этого, ладно не буду уходить от темы слишком далеко. Так вот в этом хаосе и сумятице, тем не менее образовалось две оппозиции мнений, которые естественно тоже делились на свои мелкие группы, однако не в этом суть. Само собрание было собрано по уже всем известным причинам: уничтожение корабля совета, направленного проследить за экзаменом, членами гильдии Фэйри Тейл, что однако имело под собой некоторые сомнения, во-первых было не понятно зачем вообще гильдии могло понадобиться вступать в конфликт с советом Фиора, во вторых из-за помех в сообщениях с кораблем, связанных с проблемами его крушения, а также, как было известно из докладов Доранбальта: ничего серьезного со стороны Хвоста Феи против совета не готовилось, что серьезно ставило под сомнение обвинение гильдии в уничтожении корабля и всех членов экипажа. Тем более что по недавним сообщениям от райского острова видели дым и звуки падения священного древа, ставшего гробницей Мависа Вермилиона. Многие сомневались, что гильдия могла уничтожить святыню.
Однако и оппозиция напротив уверяла всех в их возможном союзе с сердцем Гримора темной гильдией, указывая на тот факт что его главой был Хэйдс второй мастер Гильдии Хвоста Феи, и тогда все их действия становились также вполне обоснованными, из-за низкого количества информации, ведь вполне возможно что гильдия Гримора и Хвоста Феи заключила альянс дабы устроить переворот во власти Фиора, не только этот факт ставил в подтверждение подозрения по отношению к Хвосту Феи. Такж было известно о связи Джерара и Уртир, мага в одинчку уничтожевшего прежни совет, старшего из семерых командиров темной гильдии, и Джерар непосредственно был связан с Эрзой магом S класса, имевшей большое влияние в гильдии, а также уже те слухи о родстве Уртир Милкович с учителем Грея Фуллбастера, одного из сильнейших членов гильдии, также подвергало опасности гильдию. Только одно чего не продумала здесь вторая оппозиция и было главной сутью - зачем Фэйри Тейл устраивать подобное, учитывая их и без того, хромающую репутацию и то что раньше гильдия напротив всегда сражалась с темными гильдиями.
И в этот момент две опозиции, буквально кричали друг на друга, уже переставая аргументировать свои мнения, попросту переходя на личности. И увы не смотря на все разумные доводы первой оппозиции, вторая имела более крупное влияние, это все и решала, не правда, какой бы она не была, а влияние и выгода. И в данный момент около шести из десяти советников было просто выгоднее избавиться от надоевшей гильдии, вечно совавшей свой хвост, куда не просят. Старший из советников с покрасневшим лицом снова стукнул молотком и уже закричал использую магию для усиления:
- Тишина, люди чьи мнения без права на слово я услышу будут удаленны из зала собрания.
Только сейчас восстановилась тихая обстановка. Старик с удовлетворением посмотрев на замолчавшие лица собравшихся продолжил свою речь:
- Сейчас мы должны решить дальнейшие наши действия. В связи с трем что сообщений после кораблекрушения, ни от Доранбальта ни от членов экипажа мы не получили, то у нас дефецит информации о данном происшествии. И сейчас от данного решения зависят жизни всех как в гильдии так и в Фиоре.
Первым встал маленьких седобородый старичок с старыми и синими как море глазами и сказал:
- Я предлагаю отправить в ту местность несколько кораблей с спасательной и разведывательной миссией, если они почуют тревогу, то сразу могут сообщить нам и мы сможем уже на полных основаниях для таких действий отправить туда войска на подмо...
Маленький толстый мужчина с маленькими глазами встали сказал визгливым голоском перебив собеседника:
- Это возмутительно! Зачем мы должны отправлять неизвестно куда своих людей, а если члены гильдии просто убьют их всех до одного, тогда мы уже не сможем отправить в ту местность никакие войска, в связи с очередным дефицитом информации. Мы требуем немедленной отправки войск для зачистки местности и взятие в плен преступников, о подмоге этим отщепенцам не может быть и речи.
Седобородый старичок сквозь брови посмотрел он мужчину и смерив его презрительным взглядом, от которого визгливый советник невольно поежился, стал уважательным тоном протестовать ему:
- Как мы можем их обвинять когда еще неизвестны все факты, мы пока не можем говорить...
Но он снова внаглую был перебит:
- Кроме того нужно арестовать всех членов гильдии и проработать их причастность к этому делу и провести ряд наказаний. Об их невиновности не может быть и речи, больше некому было это сделать. Возможно нужно будет снова пустить в ход Зеферион и избавиться от их основных сил что находятся сейчас на острове.
При этих словах старичок побагровел от гнева и закричал:
- Что Зеферион, вам было мало прошлого раза, да как вы смеете, вы знаете сколько жизней стоит на кону. Связь обвиненных темной гильдией еще ничего не доказывает а вы... Вы знаете что это может ввергнуть нас в войну с гильдией Хвоста Феи и еще нескольких других.
Толстячок прищурил глаза и улыбнувшись сказал:
- Все ради светлого будущего нашего общества, ибо мы обязаны избавиться от всех угроз населению Фиора, и если мы упустим их сейчас то...
Глава совета ударил молотом по столу, заставив испуганно присесть толстяка. И замолчать седобородого что так и стоял в иступлении с побагровевшим лицом:
- Достаточно. Мое решение будет окончательным. Мы отправим военные корабли для очистки местности. - сказав это, он посмотрел на седобородого схватившегося за сердце и побледневшего от ужаса, из-за того что происходило у него на глазах. Он посмотрел с неодобрением и обратился к седобородому - вы были слишком неубидительны мой друг, мы не можем руководствоваться только одним чувством гуманности и рисковать мирным населением, подставляя его под удар.
После посмотрев на реакцию зала и торжествующий взгляд толстяка он стал отдавать приказания:
- В случае неполучения от военных кораблей информации, или их уничтожения, через два дня мы ударим Зеферионом по святому острову, дабы стереть все возможные сомнения, а членов гильдии Хвоста Феи, если они не предоставят нужных оправданий мы арестуем и проведем их дальнейшее обвинение в связи с темными гильдиями и замысле переворота власти силой. И все они будут наказаны а часть казнена. Но если... - тут он остановился.
- Корабли не найдут повода для обвинения гильдии, но избавятся от выживших из нее, то всю вину можно будет списать на темную гильдию Гримора. - договорив последнее он встал.
- На этом я объявляю заседание законченным и помните, не одна живая душа не должна вынести эту информацию за стены.
Голограммы стали исчезать и глава заседания остался один в пустом каменном зале. Встав со своего кресла глава совета устало вздохнул.
- Вот и все Макаров, вся твоя длинная жизнь будет пущена под откос, и все чего ты достиг потеряет свою суть из-за одной маленькой ошибки. Мы срежем феям крылья, а демоны съедят их тела, и светлая кровь окропит белую землю, или почернеет, и феи сами станут демонами. Мой милый друг, прости, но ты зашел слишком далеко, в своем стремлении защищать свою семью до последнего. Теперь придет конец сильнейшим из твоей гильдии. Хотя мне все еще интересно пойдут ли они против нас, эти маленькие отпрыски дома феи. Что же дальше?
***
Руины. Только ветер поднимает пепел в воздух продувая прожженную землю. Боль погибших, мучения и боль разлуки и самопожертвования все слилось воедино и сгорело на этом, уже пустынном и неживом острове. Морские волны и спокойное небо не обращали внимания на эту картину и все также привычно бились о берег острова, возвращаясь обратно в море. Облака, и солнце и небо, все жило своей размеренной гармоничной и вполне спокойной жизнью. Это придавало этому разрушенному месту даже некоторою ироничную красоту смешанную с печалью.
Павшее дерево навеки погрузилось в морские глубины, забрав с собой могилу первого мастера гильдии «Мависа Вермилиона», оно словно забрало с собой все связывавшее его с теплым прошлым этого острова, гордость и священное место гильдии, теперь здесь не было этого ничего, ас была только сухая выжженная равнина и летающий над островом пепел, который начинал окутывать остров своим темным облаком. Таков был вид погибающего прошлого гильдии.
Мягкие и тяжелые звуки шагов идущих по песку, были слышны от проходящих мимо сломанного корня дерева трех людей и мерно обсуждающих произошедшее, и свой недавний успех в маленькой войне между феями и демонами. В центре шел старик в длинном темном балахоне с шлемом на голове и повязкой на одном глазу. Слева от него вв плаще шел довольно таки громоздкий человек с глазами на выкат, когда он проходил по песку тот словно волнами расходился вокруг его ступней, а пепел по которому он проходил, поднимался в воздух и еще долгое время летал по совершенно разным сторонам. Мужчина же справа от него был с длинными волосами и мощной фигурой с серьгой в одном из ушей. Старик в балахоне все также держал в руке бокал вина и мерно покачивая им из стороны в сторону продолжал диалог с каждым из собеседников.
- Однако согласись же Блунот, ведь еще минута и все твоя хваленая сила могла бы просто исчезнуть в никуда. Тебя спасло провиденье. – с улыбкой и упреком в лице произнес Хэйдс.
Мужчина с глазами навыкат недовольно поморщился от услышанного и запустив руку в волосы улыбнулся:
- Однако вы не вправе судить меня, ведь там были Эрза Скарлет, Брат демона Миражанны и дитя Игниля, сомневаюсь, что у кого-либо еще из нашей компаний были шансы против такой команды. Однако они все равно умудрились сбежать от меня
Хэйдс поднес бокал к губам и сделал маленький глоток вина, и, вернув бокал в прежнее положение, он ответил:
- Об этом не нужно сильно беспокоиться, в конце концов я уверен глава совета не оставит все просто так, а учитывая его нрав, вполне возможно, что от этого острова камня на камне не останется.
Человек с серьгой в ухе заинтересованно посмотрел на него и спросил:
- Неужели эти дураки из совета снова используют Зеферион, даже не выяснив обстоятельств.
Хэйдс издал звук похожий на смешок и зловеще улыбнулся:
- Они не станут рисковать, не той масти люди. Тем более им всем давно был нужен зуб на эту гильдию, а мы с вами подали отличную идею, только представь корабль посланный на остров исчезает без вести, а люди пришедшие вслед за ним также исчезают. Тогда естественно они очистят территорию от фей и после выстрелят Зеферионом, чтобы быть полностью уверенными в целости своих шкур. Тогда будет объявлена охота на фей.
- Но если сбежавшие феи откроют правду?
- Этим ты и займешься Азума, если они смогут прорваться сквозь войска которые сюда отправят для зачистки, ты лично должен прикончить всех фей, кроме дитя Игниля и девочки, обладающей небесной магией И главное, убедись что ледяной маг Грей Фуллбастер будет убит, мне не нравится его связь с Уртир.
Азума, собравшийся уходить посмотрел на мастера и спросил:
- Прежде чем я уйду скажи, будут ли там по настоящему сильные противники как Эрза Скарлет. Иначе это будет неинтересно.
- Ооо, ну если маг льда и огня будут сражаться вместе, то советую быть поосторожее в мании силы, ведь ДИТЯ ИГНИЛЯ НУЖЕН МНЕ ЖИВЫМ, КАК И ДЕВОЧКА ОБЛАДАЮЩАЯ МАГИЕЙ НЕБА, приведи ко мне их обоих и убей Фуллбастера, а под конец избавься от кораблей. Ведь сигнал не поступит верно? – иронично спросил Хэйдс.
С улыбкой на лице Азума исчез в облаке пепла.
Продолжая идти по заброшенной местности Блунот еще раз оглянулся на некое подобие надгробия и спросил:
-- А это было обязательно? Или вы все еще питаете чувства к этой гильдии.
- Нет, просто я отдал долг Макарову и дань уважения как к мастеру и достойному отцу своих детей. А также это - символ начала.
- Чего?
Хэйдс с изумлением посмотрел на подчиненного и поднес руку с бокалом ко рту и резким движением выпил его весь:
- А разве не понятно, начало нового мира.
Следующая глава
Категория: Драма/Ангст | @Аlаn | Просмотров: 1158 | Добавлено: 26.09.2011

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]