Боруто 1 сезон 19 серия
9 августа 2017 года
Манга Боруто 15
10 августа 2017 года
Блич 367
Трансляция приостановлена.
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 278
Весна 2018 года.
Манга Хвост Феи 545
Финальная глава
Ван Пис 801
13 августа 2017 года
Манга Ван Пис 875
17 августа 2017 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Обито VS Хашир...
Написал: ТОБИТО_ОБИТО
Дата: 2017-08-20
Ответов в теме: 29
Тема: Раса vs Забуза
Написал: BeeGee
Дата: 2017-08-20
Ответов в теме: 22
Тема: Би vs Сарутоби
Написал: WhoAmAY
Дата: 2017-08-20
Ответов в теме: 86
Статистика

В деревне: 302
Учеников: 261
Шиноби: 41

DarSh, f0x3r, 9XeNuS9, InYanYo, Kakashe_Hatake, -uno-, qwa, Ado_Burn, warwocl512, -sei-, TweakTheSound, Itachi_dono, Sleepers1, BeeGee, Nuka, Pain_Rikudo, Naruto__san, Doffy, West, ТОБИТО_ОБИТО, dr31k0, Wzz, atemicool, WhoAmAY, Retard, Sonada, bog_smerti, FindYourWay, Impedance, Vingt_Ans_Après, Devastator, Invokerstein, danil147

Нельзя любить вампира. Главы первая, вторая, третья

Любить вампира: каково это? Каково это, когда каждый день для тебя сравним с подъёмом на Эверест? Каково это, когда ты ждёшь помощи и защиты, а тебя бросают, как ненужную тряпку? Каково это, когда ты хочешь любить, а тебе не дают? Нельзя. Любовь отвергнута. Знаете почему? Потому что нельзя любить вампира.

Глава 1.


«Привет, дорогой дневник!
Меня зовут Сакура Харуно, я обычная студентка одного из университетов нашей страны.
Хотя, как - обычная? Нормальным детям не рассказывали сказки о невероятных существах. Не пугали злым дяденькой с красными глазами вместо бабайки. Не читали «Психологически научное обоснование паранормальных явлений». Если честно, – бред сумасшедшего. Никогда я не воспринимала всё это всерьёз.
Я была лишь избалованной девочкой из ничем не выделяющийся семьи. Мать – самодурка, которая сошла с ума с этими своими «ПНОПЯ». Бабуля вечно исчезала из дома, как будто её и не было здесь вообще. Никаких намёков на её существование. Я никогда не была в её комнате и, если честно, не знала, в какой части дома она находится. Спросите об отце? Его у меня вообще нет. Он был, конечно, но любимая бабуля выпроводила его из дома, как только моя мать ушла в науку и забыла о нём. Отец и его тёща никогда не ладили. Смотрели друг на друга, как собака на кошку, с нескрываемой злобой. И почему-то было такое ощущение, будто я лишняя в этом сыр-боре под названием «семья». Будто это всё из-за меня. Что ж, я до сих пор этого не знаю».

***

– Сакура! Сакура! – сделаю вид, что не слышу. Настроения и так нет, а ещё и подруга – ветреная блондинка. Готова поспорить, сейчас будет рассказывать мне о том, какого красавчика она увидела сегодня утром в столовой.
– Розовенькая! – господи, что за дерьмовое прозвище?! – Ну, Локки! Да стой же ты, кому говорят!
Наконец, Ино нагнала меня. Её красное лицо покрылось капельками пота, а ладони крепко сжимали мою руку.
– Ох, Сакура! Ну, ты и гонщица, я еле-еле за тобой поспела, – моя подруга усердно размахивала руками, будто пыталась взлететь. Вертолёт? Стрекоза? Возможно.
– Это было твоё желание, – я просто пожала плечами. Действительно, никто её ни к чему не обязывал.
– Не желание, а обязанность оповестить подругу о важном событии нашего университета!
– О, наверное, это что-то масштабное!
– Что на этот раз? – на миг её лицо приняло серьёзное выражение. Нет, она не может быть серьёзной. Я вновь пожала плечами:
– Просто снова задумалась о своей жизни.
– Ясно… Так! Хватит хандрить и жаловаться на всё вокруг! Идём скорее, у нас на потоке новенькая, – о моём желании никто не спрашивал.
– Ладно.
Мне ничего не оставалось, как согласиться. Так уж я устроена, что сопротивляться не умею. Отчасти поэтому меня кидает, как побитый кораблик по океану. Не умею противостоять жизни. Не умею жить. Научите меня, а?
Мы прошли в огромное помещение – нашу столовую, и наше внимание привлекла толпа девушек, собравшихся у одного столика. Мы подошли поближе. Ино сразу же подсела к рыжеволосой девушке с зелёными глазами, чем-то похожими на мои, и спросила:
– Как тебя зовут? – вы удивитесь, как Яманака смогла пролезть сквозь толпу, однако ничего удивительного здесь нет: Ино была авторитетом среди всех девушек университета. Практически всех. Были и немногие, как я, которые частично презирали её за излишнюю стервозность.
– А тебя? – девушка с кудрявыми рыжими волосами с вызовом посмотрела на мою подругу. Что-то мне в ней сразу не понравилось.
– Вопросом на вопрос не отвечают, – сразу ощетинилась Ино. Механизм запущен – эти две никогда не подружатся. Я улыбнулась своим мыслям и вышла из зала, сопровождаемая долгим взглядом в спину. Знаю, чей он был.
***

Никто меня не просил выбирать профессию врача паранормального генетика. Наверное, это дань семье, которая так усердно мне втирала, что что-то в этом мире не так.
Я стояла напротив двери кабинета химии. Не люблю этот предмет. Но он необходим.
– Как тебя зовут? – за моей спиной раздался чей-то щебечущий голос.
– Сакура.
– По этикету положено говорить и фамилию, мм… Сакура-сан.
– По этикету положено не подходить так незаметно, – я повернулась лицом к незнакомке и улыбнулась.
– Вы такая забавная, Сакура-сан, – девушка рассмеялась. – Я Кохана.
– Приятно познакомиться. Вы, видимо, не особо понравились Ино.
– Меня не интересует мнение таких, как она. Ничего личного, но это скопление куриных мозгов…– я немного удивилась такому ответу. Даже я не позволяла себе таких предположений.
– Ты так быстро сформулировала своё мнение насчёт неё…
– Это не просто мнение! – оборвала она меня. – Это правда. Я, по крайней мере, хочу быть честной с самой собой.
Я была в замешательстве. Кто она такая, чтобы так быстро судить о людях? Она не богиня, чтобы знать всё.
Нас пригласили зайти в аудиторию. Я быстрым шагом отправилась в самый конец, чтобы профессор снова не решил меня проверять. Сев за парту, я, как всегда, достала только пенал с тетрадкой и уставилась в окно. Тетрадь, по правде говоря, была пуста, но я не упускала случая помахать её у носа профессора и нагло сказать, что я всё писала и всё знаю.
Я всю пару думала над нашим разговором. Что меня заставило усомниться в Ино? Может, она действительно небольшого ума человек? Тогда всё понятно, почему она никогда меня не понимала. Она просто не сталкивалась с тем, с чем сталкивалась я, – с каждодневным выслушиванием очередной статьи Перси Локвуд, знаменитого чокнутого писателя. Мне показалось, или Кохана помахала мне рукой в просьбе подойти?
Я, как агент 007, дождалась, пока преподаватель отвернется к доске, и поползла по проходу между партами.
– Может, подвинешься? – буркнула я Кохане, пока та, покатываясь от смеха, смотрела на меня.
– Да-да, сейчас… - всё ещё смеясь, девушка пересела на соседний стул. Я важно уселась на предоставленное мне место.
– Мисс Харуно, что это за походы на уроке? – строго спросил профессор.
– Круговорот Сакур в природе. Помните, когда мы были маленькие, нам рассказывали про воду, воздух и якобы всё это кружится, – мои бредовые рассуждения сопровождались хихиканьем в аудитории и медленным изменением цвета лица преподавателя.
– Мисс Харуно! – взвился бедняга. Ох, как я люблю его злить!
– Профессор, это научные рассуждения! – я решила изобразить ярость и резко встала со стула, отчего последний с грохотом опрокинулся на пол. Не выдержав всей это комедии, я открыто рассмеялась.
– Мисс Харуно…
– Что, профессор? Я вот уже как девятнадцать лет мисс Харуно!
– Вон!
– Что простите?
– Вон! И не приходите больше на мои лекции!
– Ой, спасибо, профессор, мне так нравится химия. Обожаю, спасибо, что разрешили мне остаться, – я , мило улыбнувшись, удовлетворённо села.
Еще, наверное, около получаса можно было наблюдать злое лицо преподавателя. Но мне было как-то пофиг. Не в первый раз.
– И часто ты так? – как бы невзначай спросила Кохана.
– Каждый урок.
– Бедный профессор, да, быть человеком трудно, – я удивлённо распахнула глаза и уставилась на неё.
– Ты что-то сказала?
– Определённо ничего.
– Нет, Кохана, ты сказала, что быть человеком трудно… – я подозрительно взглянула на неё. Думаете у меня паранойя? Нет, просто я росла в такой семье.
– Жизненная мораль, – какая быстрая смена настроения. Нет, Кохана точно чего-то недоговаривает. Ладно, ещё париться из-за этой странной девушки мне не хватало. Просидев ещё час, расковыривая парту, я, наконец, поняла, что мне надоело и, кинув в сиреневую сумочку пенал с тетрадью, последовала к выходу из аудитории.
– Мисс Харуно, что вы себе позволяете!
– Только здоровый сон и отдых, профессор, ничего лишнего, – да, эффектности мне не занимать!
«Как быстро прошёл день. Я ведь даже не успела устать. Может зайти в какое-нибудь кафе? Посижу, посмотрю на нормальных людей», – с такими мыслями в голове я шагала по тротуару, ведущему к высокому особняку на окраине нашего маленького городка. У меня определённо странная самооценка: я её то занижаю, то, наоборот, чувствую своё превосходство над людьми. Над людьми? Над самой собой, что ли? Да, ну я и дура.
– Сакура? – удивлённый голос бабушки. – Сакура, что ты делаешь здесь так рано? Тебе нельзя сейчас тут находиться, скорее иди домой! – бабуля выглядела напряжённой и растерянной.
– Привет, бабушка! – я подошла и обняла её. Да, пожалуй, бабушка единственный человек, которого я по-настоящему люблю. Я странная, правда? Мне совсем не нравятся мальчики. Никакие. Все они какие-то тухлые и неинтересные. Я даже думала, что лесбиянка. Оказалась, это не так. Девушки в этом отношении даже более противны, чем мужчины. Кто я?
– Сакура, иди домой, пожалуйста! – взмолилась она. Что с ней?
– Да что с тобой?
– Милая, иди домой, мне надо срочно бежать!
– Куда?
– Надо, Сакура, пожалуйста, беги домой!
– Да не хочу я! – не хочу и всё тут. Хватит мной помыкать.
– Хоть один раз послушай меня, – бабушка успокоилась и, выжидающе на меня посмотрев, развела руками:
– Вся в своего отца! – тогда я не обиделась. Сейчас понимаю, насколько глубоко ошибалась. Нет, бабушка всегда любила меня, знаю. Но именно сейчас она смотрела на меня как на отца – с отчуждением и тихой яростью.
– Иди домой. Скоро придёт твоё время.
Медленно развернувшись, я быстрым шагом направилась в противоположную от дома сторону, в парк. Мне, почему-то, нравится там гулять. Там спокойно, тихо, никто тебя не трогает. Иногда я ощущаю себя кувшином с молоком, который заполнен до краёв. Так хочется кому-нибудь выговориться, рассказать о своей жизни, о своих переживаниях, да что там, о себе! Некому. Почему у меня нет лучшей подруги? Нет, не такой как Ино, я не хочу болтать о мальчиках, о новой тенденции моды, о Нью-Йорке и о каких-то палёных планах на будущее. Неприятно это признавать, но мне немного одиноко. Я мазохистка? Нет. Тогда зачем я всегда намеренно ухожу от общества, если мне плохо? Зачем я думаю, что умнее всех? Блин, ребята, что за бред?!
Я медленно прошла по аллее к моей скамеечке. Она, как я, - всегда одинока, а вокруг неё - пустынно. Я много жалуюсь? Да, я нытик.
Присев на краешек и запрокинув голову, я в очередной раз попыталась сложить все кусочки этой мозаики. Не вышло. Разозлившись на себя за столь безмозглую розовую башку, я резко встала и направилась к дому. Сегодня отдохнуть мне явно не светит.

Глава 2.

Открыв глаза и отлепив голову от подушки, я обнаружила на столике рядом с кроватью чашку кофе и булочку с маком, прямо как я люблю. Наверное, бабуля постаралась. Интересно, а сколько времени? Я с грохотом свалилась с кровати. Чёрт, да что за неуклюжесть такая? Самое интересное то, что я не помню, как оказалась дома. Наверное, это была усталость.
– Милая, с тобой всё хорошо? – громкие вопли бабушки заставили меня улыбнуться: мы всё-таки с ней похожи. Я тоже люблю покричать без повода.
– Да-да, бабуль, всё в порядке.
Я подошла к письменному столу и открыла ноутбук. Совсем забыла про реферат по химии. Хотя, это пять минут, подождите, сейчас ему всякой бурды накопаю, а то какой урок химии без Сакуры-Потрошителя?
Я так старалась, что прикусила язык, и, недовольно поморщившись, нажала на значок «распечатать». Профессор Миямото будет в восторге.
– Бабушка, разогрей мне чего-нибудь перекусить, я пойду погуляю! – крикнула я, спускаясь по лестнице в прихожую и набирая номер Кибы, моего друга детства.
– Алло, привет, Киба. Ты сейчас можешь разговаривать? Да? Отлично! Какие планы на вечер? Ох, я рада! Давай встретимся через полчасика, а то скучно как-то. Ок, жду тебя, – окружающие могли видеть и слышать только монолог и улыбку. Хотя, какие окружающие, разве что стены с картинами.
– Милая, ужин на столе, я ухожу, – куда уходит? Хотя, мне параллельно. Она всё равно ничего не скажет, так что смысла вдаваться в подробности нет.
Наскоро поев, я замоталась в шарф и побежала к парку. Там мы всегда встречались с Кибой. В детстве мы играли здесь днями напролёт – ещё одна причина моей любви к этому парку. Тут всё началось, тут всё и закончилось. Киба в итоге переехал с родителями в другой город, и я осталась совсем одна. Сейчас, насколько мне известно, он заочно учится на пятом курсе инженерно-строительного института, работает, снимает квартиру и собирается жениться. Мы давно не общались, так что эти скудные сведения - всё, что мне известно. Печально.
Я присела на знакомую, родную скамейку. Бывало, приходила сюда раза по четыре за день.
– Хэй, Локк! – узнаю этот голос из тысячи. Улыбнувшись, я повернула голову на звук и, приветливо кивнув, встала и обняла друга.
– Рада тебя видеть, Киба. Где ты пропадал?
– Милая, ты как сквозь землю провалилась. Опять жалеешь себя, попивая кофеёк бабули? – рассмеялся темноволосый юноша.
– Эй, ты пришёл только, чтобы посмеяться надо мной?
– Ну…
– Киба!
Два удаляющихся в темноту силуэта громко хохотали и дебоширили. Я люблю говорить бред, не обращайте внимания.
***
– Ты не имела права появляться в этом городе, – раздался голос из тени лип парка.
– Я не нуждаюсь ни в чьём разрешении, – холодно ответил кто-то.
– Тем не менее, ты не имела права нарушать границы города, это противоречит всем правилам твоего народа.
– Времена изменились, для нас не существуют правила.
– Не соблюдать договор – бесчестие для таких, как ты! – в ответ послышался приглушённый женский смех.
– Акио, а ты считаешь, что сейчас кто-то думает о чести?
– Если ты уважающий себя вампир, то... – первый голос оборвали.
– То ты обязан защищать себя любой ценой и закрывать глаза на так называемые ценности народа!
– То ты обязан защищать эти ценности.
– Не притворяйся доброжелательной, Акио, ты сейчас только и думаешь, как бы поскорее спровадить меня и пойти домой, поближе к телевизору. Вы стали совсем как люди. Каждый народ меняется с течением времени.
– Обычаи остаются обычаями, этот город останется за мной. Мои предшественницы охраняли его ценой своих жизней, убирайся!
– Я уже сказала, что времена меняются. Ты уже не та, что раньше, и вампиры уже не те. Многие из нас стали больше похожи на зверей, многие уже не ведают чести. Старых вампиров, которые соблюдали и чтили традиции, становится всё меньше, ты не справишься со своей задачей. Если пришла я, значит, придут и другие, это только дело времени.
– И что ты предлагаешь? Хочешь ли ты, чтобы я оставила город и отошла в сторону? Не будет этого! – первый голос сорвался на крик и тут же охрип. Раздался сухой, глухой кашель.
– Я не предлагаю тебе отойти в сторону, я предлагаю тебе сделку.
– Какую?
– Ты разрешишь мне остаться в городе, я не стану трогать жителей. Взамен я буду защищать этот город вместе с тобой и твоей последовательницей, так что, если таковая имеется, стоит нас представить друг другу.
– У меня есть выбор?
– Да. Либо ты мне разрешаешь, и мы заключаем этот договор, либо я убиваю тебя, и в городе начнёт твориться хаос.
– Ты слишком самонадеянна. Сил не хватит, на вид ты ещё молода.
– Твой ответ?
– Я согласна, если ты поклянешься на своей крови, что не тронешь ни одного жителя.
– Ты многого просишь, ведьма.
– Я прошу только о том, о чём я вправе просить, вампир.
– У меня есть имя.
– Представься.
– Кохана Асида.
– Очень приятно, Акио Тоширо.
***
– А помнишь, мы прыгали с крыш этих гаражей? – засмеялся Киба.
– Ну, по большей части прыгал ты, а я всего лишь смотрела, как ты выпендриваешься перед Ино.
– Эй-эй, полегче, я вовсе не выпендривался!
– Да, ты строил из себя брутального мужика восьми лет.
– Да ты дура, – обиженно произнёс мой друг. Ну что я могу поделать со своим языком? От мыслей и смеха меня отвлёк мобильный, на который пришла смс-ка.
«Доченька, я тут зачиталась, ты когда домой собираешься?» – мама никогда не отличалась интеллектом. Мне иногда становилось интересно, за что её папа полюбил, раз она такая дурочка? Нет, конечно, очень плохо такое говорить о маме, но если это правда? Какая нормальная мать в два часа ночи отправляет смс, спрашивая, когда её дочь собирается домой? Нет, если бы она дожидалась ответное сообщение, это ещё можно было бы как-то понять. Но если она, отправив смску, с чувством выполненного долга ложиться – это ненормально. Только, пожалуй, бабушке не наплевать. Она вечно пытается оставить меня дома, и всегда, поняв, что ничего не получается, бурчит что-то про наследственность.
– Киба, мне домой уже пора…
– Давай я тебя провожу.
– Нет-нет, я сама, – улыбаюсь. Когда я его в следующий раз увижу? Не знаю. Он меня старше, у него учёба, работа, скоро семья будет. Вот так я теряю друзей.
– Позвони, как дойдёшь.
– Обязательно, – я поднялась на цыпочки и обняла его. Мне будет тебя не хватать, Киба.
***
- Баб, я дома! – я прошла в гостиную. Сейчас бабуля опять будет говорить про то, что я никогда не высыпаюсь, хотя мне наоборот лучше, если я ночью погуляю, а не буду спать. Мне не много надо времени, чтобы выспаться.
- Бабуля! Я дома! Эй, ты где? – Я прошлась по холлу. Да где она? По-моему, здесь что-то не так. Достав из кармана телефон, я позвонила. Вы спросите, почему из кармана, а не из сумочки или какого-нибудь модного клатча? Да просто я похожа на пацанку: белые кеды, зауженные тёмно-синие джинсы, чёрный кардиган и белая футболка. Вот мой стиль одежды – удобно и просто.
Так, это начинает меня настораживать – старушка не берёт мобильник. Странно хотя бы то, что бабушка никогда ночью нигде не гуляет, если она и пропадает, то только днём. Всё, блин, я начинаю волноваться.
Сколько бы ещё времени я рассекала по комнате, не знаю, если бы не позвонили в дверь. Я подошла и посмотрела в глазок – никого. В общем-то, это ненормально, учитывая данную ситуацию и паранойю моего запуганного «бабайкой» сознания.
– Кто-то здесь есть? – я аккуратно выглянула на улицу, пока ещё стоя за дверью. – Кто тут? – чувствуя, как по телу пробежала дюжина мурашек, я дрожащими от страха руками открыла дверь настежь и шагнула в темноту. Несмотря на то, что на улице уже давно была ночь и светили звёзды, я ещё хорошо видела. Всегда хорошо видела ночью. Часто задумываясь об этих странностях, я начинаю искать родственника, от которого это переняла. Бабуля? Нет, она ненавидит мои ночные прогулки и предпочитает отдыхать. Мама? Кто-кто, но это точно не она. Мамочка, конечно, имеет тараканов в голове, но они совсем отличаются от моих. Оставался дед и папа. Дедушка сразу вычёркивался, потому что по рассказам бабушки, он был заядлый домосед. Сколько бы я о себе ни думала, рассуждения приводили к отцу. На него я была похожа больше всего – и это правда.
Я всё шла по тропинке, ведущей к калитке забора. Осторожно ступая по камушкам, вглядывалась в темноту. Я искала что-то. Не знаю, что именно, но моё внутреннее чувство говорило мне идти вперёд. Чёрт бы побрал его за такой героизм!
Дотронувшись до железной решётки, я вгляделась в темноту. Темно и пусто. Никого. Не успела я успокоиться, как кто-то мелькнул за забором, и уже через секунду что-то холодное схватило меня за руку. Мой визг пролетел по всему району и вернулся ко мне – теперь я только мычала. Напротив меня стояла Кохана, зажав ладонью мне рот, а её глаза… её глаза… Я вырвалась из стальной хватки (откуда столько силы-то?!):
– Что с твоими глазами?! – девушка выругалась, и уже через секунду её зрачки налились ещё большей зеленой, чем были до этого. Она смотрела мне прямо в глаза и что-то шептала себе под нос.
– Сакура, иди домой, – голос по-прежнему шептал, но интонация была странная. Угроза?
– Я жду объяснений, Кохана, – она удивлённо уставилась на меня.
– Не подействовало?

Глава 3.

Она удивлённо уставилась на меня:
– Не подействовало? – её глаза по-прежнему светились, но уже не так ярко.
– Что не подействовало? – я настороженно шагнула в сторону, вопросительно поднимая бровь. Вся моя трусость куда-то пропала – женское любопытство взяло своё. Вся эта ситуация забавляла меня.
– Ты не пригласишь меня войти? Нам, кажется, о многом надо поговорить, – Кохана, всё ещё находясь в шоковом состоянии, понятия не имею, отчего, опустошённо выдохнула и посмотрела на моё серьёзно-сосредоточенное лицо.
– Да, конечно, – кивнула я в сторону дома. И о чём нам надо поговорить в три часа ночи? Мы знакомы-то сутки. Всегда со мной происходит нечто, из ряда вон выходящее.

***
Я всё никак не могла заснуть. Впрочем, удивляться было нечему: сегодня полнолуние. Я в обычные дни не могу заснуть до часа как минимум, чего уж говорить о ночи, когда луна переходит в основную фазу. В голове прокручивался разговор с Коханой. Она явно ненормальная. Какой нормальный человек будет приходить посреди ночи, чтобы поболтать? Может, она маньячка? А я её новая жертва? Как вариант, это предположение вполне могло существовать. Но как что-то больше, чем возможность, вряд ли. Всё-таки, выглядела она как нормальный человек. Нет. Пожалуй, я опять не права. Кохана с самого начала на нормального человека не походила. Как и я. Мы отличная пара.
Утро не бывает злым. Вопреки устоявшемуся выражению, всё во мне взывало не идти сегодня на занятия, лишней встречи с этой чокнутой я не хотела. На столике рядом с кроватью уже стоял кофе с булочкой, а под чашкой лежала записка:
«Оладьи в холодильнике – разогреешь. После занятий сделаешь себе цукемен, все ингредиенты я оставила в шкафчике у окна. С любовью, бабушка». Да, пожалуй, только бабушкины оладьи мне сегодня поднимут настроение.
Утренними процедуры я никогда особо не растягивала, на всё про всё мне хватало двадцати минут. Быстро натянув на себя белую майку с фиолетовым кардиганом и тёмно-коричневые джинсы, я, посмотрев в зеркало, выбежала из дома.
Сколько себя помню, я всегда жила на этой улице. Дома здесь мрачные, возможно потому что они покрашены в темно-серые тона. На многих сползла краска, отчего они казались неухоженными. Мне всегда они напоминали бродяг, которые сиротливо жмутся друг к другу, чтобы вместе переждать суровые времена. Кое-где окна забиты досками: хозяева покинули эти места давным-давно. Не понимаю, что держит нашу семью здесь.
Медленно шагала я по знакомой мостовой, изредка опуская взгляд, хотя знала каждый камешек. С каждым шагом я приближалась к более светлой части города, к центру. И вот уже уныло подходила к зданию университета, подбадриваемая лишь мыслью о лекциях профессора Миямото – реферат удался на славу!
Ко мне, по уже сложившейся традиции, откуда ни возьмись, подбежала Ино:
– Здравствуй, зай! – Ванильный поцелуй в щёчку. Как меня иногда от неё тошнит.
– Привет, Ино.
– Ну, я же просила называть меня зайкой, солнцем или ещё как-нибудь! – Она обиженно-притворно сложила губки и улыбнулась.
– Я не участвую в этом маскараде, Ино, – раздражённо ответила я, ловя на себе взгляд болотных глаз. Ещё встречи с ней мне не хватало! О нет! Она идёт к нам!
– Привет! – Кохана доброжелательно улыбнулась, склонив голову на бок, тем самым точь-в-точь повторяя моё любимое движение. – Сакура, у нас первой парой химия, ты идёшь?
– Да, конечно. До встречи, Ино! – и мы удалились, оставив ничего не понимающую блондинку позади. Спасибо Кохане, что хоть не начала нести бред при Ино: я бы сгорела от стыда!
Было немного неудобно перед Ино. Она, все же, как была моей лучшей подругой, так и есть, и останется. Навсегда. Чтобы ни случилось. И что бы я ни говорила, эта взбалмошная блондинка вносила в моё скучное существование какое-то разнообразие. Она была для меня как дверь в яркую, насыщенную, интересную жизнь. Ярким лучиком света среди большого серого пятна. Я не жалуюсь. Просто удивляюсь, как такой энергичный человек, как Ино, вот уже четырнадцать лет терпит меня – занудную, вечно недовольную. Мы познакомились ещё в детстве, во время утренней прогулки. Был светлый апрельский денёк, и я играла в песочнице с маленьким ангелом по имени Хината, с ней я была знакома чуть ли не с коляски. Мы выстраивали из мокрого холодного песка куличики, заправляли их камушками и хвастались друг другу, у кого как получилось. Мы были как сёстры, никогда не спорили, никогда не ссорились, и уж тем более, никогда не дрались. Полная идиллия. И всё бы ничего, если бы в этот самый день к нам в песочницу с разбегу не запрыгнула Ино: маленькая бестия с голубовато-зелёными глазами. Она, как фурия, ворвалась в мою жизнь, в прямом смысле сметая всё на своём пути. Ино сломала все мои построенные куличики и даже не извинилась. Она уже тогда была такая. В силу несдержанности своего характера, я, не думая, вцепилась ей в волосы. Я даже не захотела поговорить с ней: зачем? Ведь так просто решить всё силовым путём. Размахивая маленькими кулачками, кусаясь, царапаясь, мы упали в грязный растаявший снег, вываливая друг друга в кашеобразной массе. Нас расцепили воспитатели и, в качестве наказания, отправили на кухню помогать поварихе готовить обед. С того дня многое изменилось: мне открылся такой интересный захватывающий мир, полный всяких неожиданностей и ярких красок! Вот, с чего начинается дружба – с куличиков.
– Ты подготовила реферат профессору? – спросила меня Кохана, когда мы уже подходили к массивной железной двери кабинета химии.
– Ещё бы. Химия обещает быть весёлой.
– Что же в нём такого зловещего? – улыбнулась Кохана.
– Всё бы ничего, если бы я не скачала его из энциклопедии «Химия детям».
– Ты издеваешься?
– Да, но профессор Миямото ничего не должен знать об этом! – с заговорщическим видом я поднесла указательный пальчик к губам. Мы рассмеялись. Как-то слишком быстро меняется моё настроение. И, пожалуй, не зря. На двери кабинета висела записка, написанная от руки:
«Лекция отменяется по причине недомогания профессора. Приносим извинения за доставленные неудобства».
– Нифига нам повезло, – усмехнулась я, разворачиваясь к выходу: сегодня кроме этой лекции в расписании ничего больше не было. Пройдя несколько шагов, я развернулась, чтобы окликнуть Кохану, но её и след простыл. Удивительная особа.
***
Я медленно шла по парку, к моей любимой скамеечке, без которой уже не представляю себя. Солнце уже давно село, и ветер еле-еле шуршал в листве, напевая непонятные мне мотивы. Иногда бывает так приятно просто встать посреди парка и слушать звуки природы, ты словно приобщаешься к вечности. Они не меняются. Они были такими всегда. Они останутся такими. Навсегда. Навечно. Какое интересное и пугающее слово - «вечность». Что оно в себе кроет? И почему я всегда стремилась узнать, что было в прошлом, что будет в будущем? Жизнь человека очень мала, чтобы всё это понять. Многие поколения людей жаждали узнать, что такое «вечность», но вряд ли кому-либо было суждено увидеть её.
Едва слышимые шаги привлекли мое внимание, и я обернулась. За мной, улыбаясь, стояла рыжая девушка. Лицо, как обычно, было аристократично белым, создавая контраст с яркими волосами.
– Привет, – улыбнулась я ей, – какая встреча.
Сидя на моей любимой скамеечке, я едва ли замечаю ту нелюбовь к Кохане. Мы просто болтаем о том, о сём. Честно признаться, я ещё никому так много не рассказывала, как сейчас. Не привыкла доверять людям. Почему мы так сдружились?Какая забавная ирония судьбы!
– Мы с моей мамой никогда не были близки, - отвечала я на вопрос Коханы. – Я ещё была маленькой, когда у нас всё было хорошо. Папа любил маму, мама любила папу, а бабушка, как самая настоящая тёща, жутко недолюбливала отца.
Мы рассмеялись, и я впервые увидела улыбку Коханы, настоящую улыбку. В который раз удивившись её красоте, я посмотрела на синее небо. Длинные рыжие локоны, прекрасное лицо с едва заметными веснушками. А глаза, такие красивые болотные глаза! Они, казалось, притягивают чем-то таинственным. Кожа цвета персика лишь дополняла эту картину. Ничего не сказать, Кохана была просто красавицей по сравнению со мной. Я себя никогда симпатичной не чувствовала, и, пожалуй, единственное, что всем нравилось во мне – необычный цвет волос.
– А что случилось потом? – неужели ей действительно интересно? Я всё ещё не могла в это поверить.
– Мать будто умом тронулась. Теперь единственное, что я от неё слышу, это «Научное обоснование паранормальной генетики».
– А я всё думаю, с чего это ты выбрала такую дрянную профессию, - рассмеялась Кохана, пытаясь скрыть озадаченное выражение лица. Я всё не могла понять, чем вызвана эта быстрая смена настроения.
– Да, считай, это дань моей семье, – печально улыбнулась я. Иногда бывает ужасно ощущать, в какое дерьмо я вляпалась при рождении. Паранормальный генетик! Пф, что за вздор! – А ты кем собираешься стать?
– Я буду зоологом.
– А тебе какие мужчины нравятся: блондины или брюнеты? – вдруг спросила Кохана после недолгого молчания.
– Мне никакие мужчины не нравятся. Ни один из них ещё не заслужил моего внимания, – фыркнула я, потирая нос ладонью.
По правде говоря, мне действительно не нравились мужчины. Они все были какие-то скучные и неинтересные. В человеке должно быть что-то таинственное, загадочное, увлекательное, чтобы он мне по-настоящему понравился. Никогда не любила все простое. Распространенное, модное, заезженное не для меня. Не верите? Вы просто пока меня не знаете!
– А ты не эта..? – уставилась на меня Кохана, чуть заметно улыбаясь. По её лицу было видно, что она сама не верит, в то, что сказала, но хочет меня позлить.
– Нет, я не лесбиянка, Кохана! – раздражённо воскликнула я. Её лицо побелело, а рука дёрнулась к моей щеке. Много маленьких искр пробежало по мне, и я отскочила в сторону.
– Ты замёрзла? – всё ещё находясь в шоковом состоянии, я потянулась рукой к Кохане. Мне почему-то показались эти мурашки знакомыми. Кохана соприкосновению не препятствовала, и все же, в её глазах больше не было места веселью.
– Нет, Сакура, я не замёрзла, это моя нормальная температура тела, – я ошарашено на неё взглянула.
– Думаю, у нас обеих есть секреты, – Кохана ещё раз смерила меня серьёзным взглядом.
– У каждого человека есть свои секреты, – еле заметно фыркнув, я отвела взгляд. Неприятно выворачивать душу наизнанку, что для меня, собственно, было в новинку.
– Естественно, ты просто, видимо, пока ещё ничего не знаешь, – Кохана озадаченно начала постукивать пальцами по скамейке. Закусив губу, она медленно перевела на меня свой полный задумчивости взгляд.
– Сакура, мне показалось, что я, наконец, нашла человека, который меня понимает. Знаешь, у меня никогда не было настоящей подруги…
– Сочувствую и понимаю. У меня тоже, – к этому моменту я кое-как успокоилась. Просто смирилась.
– А как же Ино?
– Она друг детства, она нечто большее, чем просто подруга. Она для меня как цветок, которому я ничего рассказать не смогу, – я в очередной раз за вечер пустила на лицо грустную улыбку. – Вокруг Ино всегда жизнь бьет ключом, и я, если честно, иногда завидую ей.
– Чем же?
– У неё интересная жизнь, а у меня скучная. Пусть мне этого даже не надо, но было бы приятно, если бы хоть кто-нибудь обратил на меня внимание.
– Эй! Ты чего? Ты же симпатичная!
– Согласись, не такая, как ты, – обиженно сморщив носик, я начала расковыривать от обиды скамью. Кохана отчего-то замкнулась и ощетинилась, в момент посерьёзнев.
– Сакура, как ты думаешь, почему я спрашивала у тебя, вампир ли ты?
– Не знаю, – в некоторых ситуациях я заметно туплю, вот и сейчас, несколько раз удивлённо взмахнув ресницами, я мило улыбнулась. Действительно, зачем она спрашивала эту туфту, придя ко мне ночью, якобы «поговорить»?
– Не дури, Сакура. Я вампир.
Категория: Мистика | @Lilly | Просмотров: 1955 | Добавлено: 2012-02-28

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]