Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Алибаба Vs Уль...
Написал: Dark_Emperor_Zeref
Дата: 10.12.2016
Ответов в теме: 17
Тема: Имбер vs Тацум...
Написал: Dark_Emperor_Zeref
Дата: 10.12.2016
Ответов в теме: 52
Тема: Ваши впечатлен...
Написал: Inkorak
Дата: 10.12.2016
Ответов в теме: 260
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 82
Учеников: 72
Шиноби: 10

feyki, foojin, Dark_Emperor_Zeref, Yelloy_Flash), Dark_Saber, tikiarius, Arekku, lagoy

Наруто фанфик / Назвавший себя Рикудо. Глава 11

Глава 11

Ветки летели перед глазами, а шум леса манил остановиться и растворится в природе, наслаждаясь ее красотой. Но шиноби не теряя бдительности, прыгали сквозь листья, следя за территорией, ведь в тихом лесу может быть засада, или ловушки в спешке забытые кем-то.
– Все, привал. Мы уже не далеко, – прозвучал голос Копирующего. Все спрыгнули на полянку, и пошли располагаться.
– Я и Ямато осмотрим окрестности, а Гай пока охраняет лагерь.
–Есть, – кивнул Гай, – а остальные пока разведут костер и приготовят еду.
Распределение обязанностей не заняло много времени, за дровами вызвался идти Ли, а Сакура и Тен-тен отправились за дичью.
–Я помогу вам, – сказал Казума, и поднялся на ноги, но его окликнул Гай:
–Постой! Ты же недавно сражался?! Да и бой был не шуточный!
–Я как врач настоятельно советую тебе отдохнуть, – перебила Сакура пытающегося возражать Казуму. Она подошла и попыталась силой усадить его обратно.
–А я как мужчина не могу, позволить девушкам таскать тяжести, – возразил беловласый и пошел в лес. За ним, бормоча под нос что-то про самоуверенных придурков, отправилась Харуно. Тен-тен стояла и слушала без каких либо возражений, что было немного странно, ведь она редко молчала в таких ситуациях. Мгновенье постояв, будто сомневаясь в чем-то, она пошла за ними.
– Ничего не понимаю, – развел руками толстобровый сенсей, и смотря им вслед.
– Нам его сложно понять, его сила нам не известна. Да и подумай сам, насколько мало мы, о нем, знаем, – тихо сказал Какаши.
– Нам пора семпай, – напомнил Ямато.
– Да, ты прав, – кивнул Копирующий, и они снова скрылись в густой листве.

По возвращению Хатаке и Тензо, в лагере были разбиты палатки и приветливо трещал костер, над которым висели разделанные зайцы. Гай сидел на дереве и смотрел в даль, Сакура что-то искала в своей сумке, Тен-тен смотрела в костер, иногда бросая быстрые взгляды на, сидящего чуть поодаль, Казуму. Сам же Рикудо сидел под деревом, погруженный в собственные мысли. Хатаке отметил, что даже в полу осознанном состоянии, его глаза все время смотрят по, но при этом избегая прямого взгляда в огонь.
На самом же деле Железоликий находился рядом со своим "сожителем".
–Ты уверен что убил его? – лежа на траве, спросил Лис. Зеленые глаза Кьюби были полу прикрыты, а голос был слегка урчащим. Было видно что он дремал. Наруто лежал на его голове, и смотрел в безоблачное небо.
– Да черт его знает, – блондин тяжело вздохнул, и попытался в голове сформулировать понятный ответ.
– Я в конце применил на нем стиль Духовного Удара, после этого он не должен был очухаться еще некоторое время. Но этот урод, все-таки ученик змеиного санина, и это нельзя не учитывать. Он мог во время взрыва заменить себя клоном, или раньше, – блондин снова вздохнул, и полуосознанно поворочал, устраиваясь поудобнее, – хотя врятли раньше, ведь клон бы исчез после ударов…
– А я думаю, что он просто хотел тебя замочить, а когда у него это не вышло – попытался утащить кого получится, – с уверенностью произнес Кьюби.
–Хотя мои клоны не исчезают после ударов, –не слишком обращая внимание на слова лиса, задумчиво продолжал свою мысль Наруто.
–Нет что-то тут не вяжется, – мотнул головой голубоглазый, и резко сел.
– Зачем ему на меня нападать? Он говорил что знает мое настоящее имя, а значит долго собирал информацию, а из этого следует, что он был хоть как-то осведомлен в моей силе. Если сделать скидку на то, что он не всему поверил и на самоуверенность, то… Все равно я не вижу причин для нападения! Он не мог прийти, что бы тупо убить, это не похоже на Орочимару.
– Но этот сопляк ведь не Орочимару, – Кьюби открыл глаза, и попытался глянуть на блондина, сидящего на его голове.
–Знаю. Но учитывая, что в нем была часть этого ползучего и вездесущего гада, то вполне возможно, что Кабуто передались некоторые черты характера его учителя. Да и сам он врятли пошел бы, на это не имея серьезной цели. Не его стиль лесть на противника, не имея серьезных причин, – Наруто слез с головы лиса, и улегся на траве. Он снова прошелся взглядом по небу, которое он когда-то создал неимоверными усилиями. Пришлось серьезно потрудится чтоб переделать затхлые коридоры, в зеленую поляну, с голубым чистым небом. Он огляделся. Поляну по кругу ограждали высокие горы, с которых кое-где тянулись водопады, наполняющие озера, что в свою очередь были соединены реками. Но вдруг Наруто почувствовал, что в реальности к его телу кто-то идет, и он быстро исчез, бросив Лису, что зайдет позже.
– Казума, ты в порядке? – спросила Сакура, присаживаясь рядом.
–Да все хорошо, – он перевел на нее мутноватые глаза, чем заработал чуть более пристальный взгляд.
– Нет правда, все хорошо, я восстановился и готов к бою, не беспокойся. Просто задумался, – Казума говорил спокойно, но Сакура все так же на него смотрела. Ее до сих пор интересовало, зачем он навязался с ними на охоту. Предлог про тяжести был только отмазкой, зайцы ведь не такие уж и тяжелые, а прямо задавать вопрос она не хотела, сама не зная почему.
–Хорошо, – она поднялась и пошла к костру, – ну, тогда пошли есть, а после мы все обсудим
– Нет спасибо. Я лучше посторожу лагерь. На костер могут прийти патрули, – бросил Рикудо, прыгнул на дерево.
– Но сенсей уже… – начала розововолосая, но тот ушел, она мотнула головой и ушла есть.
Беловолосый сел чуть выше, что бы было видно не только округу, но и весь лагерь, и принялся наблюдать. Он так просидел довольно долго, но потратил это время на размышление, и вновь почувствовал приближение.
– Пошли пока поспим, а завтра с утра посмотрим что к чему, – тихо сказала Тен-тен. На это Казума лишь кивнул и отправился спать.

– Ладно начнем, – сказал Какаши, и разложил на земле широкий свиток, на котором, в лучах рассветного солнца была видна нарисованная в ручную схема базы. Было утро, и все сидели и жевали приготовленное вчера мясо. Все недавно проснулись, – Мы выяснили что лагерь имеет четыре входа. Ограждение защищено техниками, поэтому попытка входа через забор отклоняется.
Вдруг Какаши бросил быстрый взгляд на Казуму, тот так же быстро и коротко кивнул, дальнейшее было нечетким. Какаши прыгает на подставленную руку Рикудо, и тот выталкивает его в сторону ближайших веток на огромной скорости, затем сам прыгает чуть правее. Когда Хатаке скрылся в ветках послышался быстрый звон метала, громкое ругательство, а за ним крик:
– Кайтэн!
– Стойте это мы, – выходя из-за кустов произнесла Хината. Какаши застыв на мгновенье, быстро оказался за ее спиной и бросил
– Докажи!
– Я не всегда должен скрывать свое лицо, так как у меня их два, – послышалось из ближайших кустов, откуда вскоре вышел Неджи, и за ним Чеджи.
–Ладно, верю, – произнес он, отпуская девушку, а Казума убрал кунай от шеи Ли.
– Значит по сколько нас теперь стало больше, мы сможем действовать эффективнее, – когда все расселись у карты, и стих шум, Хатаке продолжил брифинг, – Думаю нужно с начала заблокировать выходы, этим займутся: Сакура и Ямато – вы будете на восточном, Хината и Тен-тен – идете на западный, Ли и Казума – северный, Неджи и Чеджи – южный, а я и Гай войдем в центр и будем…
– Постойте, – перебил его Казума, – то есть вы хотите сказать, что пойдете в самую гущу? Нет, не пойдет!
– Почему это? – удивлению Гая не было предела. Кроме того что перебил командира, так еще и перечит ему.
– Потому, что Хатаке-сан является лидером группы, и при его гибели у команды будут огромные проблемы, – пояснил Рикудо, глядя на Майто.
– Ну и кого ты хочешь поставить на наше место? – спросил копирующий, хоть и догадывался, он не хотел этого.
– Я , – был дан ответ, – ну и Ли или Гай. Лучше Ли он подходит к технике побольше.
– Но ты же дрался… – вмешалась Сакура но снова была перебита.
– Да я дрался, но я полностью восстановился, и готов к бою, – по тону голоса Какаши понял, что его не переубедить.
– Хорошо. Будь, по-твоему. Можно я составлю план атаки, или и здесь есть возражения?!, – Хатаке бросил острый взгляд на Рикудо, уже пытаясь продумать, что делать, и как прикрыть тех кто будет в центре.
– Я лишь внес свои поправки, – разводя руки, в примирительном жесте ответил тот.
– Да. Но пока что я здесь капитан. Тен-тен, сперва атакуешь ты. Я рассчитываю на твой стальной дождь, дальше я применю гранитные шипы. Потом уже атакует Рикудо. Ли, ты пойдешь с ним? – Ли, улыбнувшись, кивнул, – отлично тогда выступаем.

– А почему именно такой расклад? – спросил Гай, сидя на веке.
– При таком составе команд у каждой пары получается боец ближнего и дальнего боя, – был дан ответ.
Какаши и Гай сидели на дереве, напротив западного входа. Хатаке прикидывал насколько быстро можно пройти ровный и открытый участок местности, окружающий укрепление, что бы остаться незамеченным. Сама база была не слишком большая, но укрепленная, и хорошо охраняемая.
Осматривая местность, он увидел, как над базой наемников появилось метательное оружие, которое накрыло все, по самые стены. Следом Какаши прыгнул, и в полете сложил печати.
– Земля: Гранитные Шипы, – сказал Белый клык, как только коснулся ладонью земли.
Наемники не ожидали атаки, поэтому острая сталь, налетевшая на них, убила многих. Следом за "стальным дождем" метровые шипы, неожиданно выстрелившие из земли, добили раненых, и не успевших вовремя среагировать.
Как только шипы исчезли, Гай заметил с противоположной стороны темно серый росчерк. И в следующий миг прямо среди наемников поднялся столб пыли, за ним еще один. Какаши понял, что пора выступать, и побежал к воротам, на ходу спалив огненным шаром башню, стоявшую ближе всего. Тут же взорвалась еще одна, ближе к Тен-тен. Несколько наемников заметили копирующего, и бросились к выходу, что бы не дать ему войти. Многие еще пытались сообразить, что происходит, ведь были в ночную смену, и спали в этот момент. По всему укреплению был хаос, техники сыпались отовсюду, враг был на каждом выходе. Но страшнее всего было в центре. Двое на невообразимой скорости носились среди наемников и месили всех, до кого могли дотянуться. Неразбериха и полное непонимание ситуации играли на руку напавшим шиноби. Бой шел, но наемников меньше не становилось, что очень раздражало, и Казума подумал было жахнуть чем-то посильнее, но вдруг послышался оглушительный взрыв. А с противоположной стороны громкий девичий вскрик, оттуда, где были Хината и Тен-тен. Ярость пришла мгновенно, маска снова приобрела цвет раскаленного метала, а мыли, закрыла багровая пелена.
Какаши держал ворота, и не выпускал никого на выход. После взрыв он почувствовал неладное, и затем услышал рычащий голос Казумы:
– Алый покров, – после чего все закрыла полусфера очень плотного алого тумана, который, как убедился и сам Хатаке, уничтожал все, что к нему прикоснется.
А потом началось. Крики стали громче, трупов больше. Рикудо казалось просто бил противника ладонью или кулаком, но было отчетливо видно, что с каждым ударом выбрасывалось немалое количество огненной, судя по цвету, чакры. Такие удары буквально изнутри прожаривали противников. Он все быстрее и быстрее наносил удары, не обращая никакого внимания на атаки в его сторону. Руки мелькали с невероятной скоростью, глаза сверкали багровым светом, и светились только желанием порвать противников в клочья.
Какаши смекнул, что в таком состоянии к нему опасно приближаться. Только Ли тоже носился неподалеку от Рикудо, молотя врагов руками и ногами. Он тоже был покрыт прозрачным облачком чакры, что свидетельствовало о применении техники Казумы. Какаши не понимал почему они не дерутся друг с другом, но решил подумать об этом позже. Хатаке дал знак Гаю пробиваться к девушкам, он знал, что Неджи уже рвется к сестре. Кое-как добравшись, они увидели лежащую Тен-тен, и Хинату, придерживающую свою руку, не далеко покачиваясь сидел Ямато, судя по всему его хорошо приложило взрывом. Рядом стояли парни и отбивались от немногих нападающих шиноби.
– Нужно помочь Казуме, – сказал Чеджи, намереваясь уже пробираться в центр.
– Нам не ему помогать надо. Я не трус, но здравомыслящий человек. И я не уверен что он не нападет на нас. А сам он не умрет, я уверен, – строго сказал Какаши.
Хатаке понимал, что его приказ был жестоким, но так же он осознавал, что так и есть.
– Но… – возразил было Акимичи, но его вновь перебили.
–Ты посмотри на него! Он же в безумии, он не смотрит кого убивать, он просто убивает. Никто из нас не знает, что у него сейчас в голове на самом деле, – сказал Неджи, и посмотрев в сторону бушующего боя тихо добавил, – я вижу, что он сейчас будет убивать любого, кто к нему подойдет.
– Тогда какая от него польза, как от напарника? Он легко впадает в безумие, и может убить или ранить своих. Он опасен, – кивнув, высказала свое мнение Сакура.
– В некотором смысле полезен, – проговорил заплетающимся языком Ямато, – судите сами – нужно завязать бой, взбесить его и отойти, а он сам всех перебьет.

В это время Рикудо не на шутку разошелся. В его мыслях все еще стоял кровавый туман, и он упивался смертью врагов. Он метался среди врагов, и убивал их, сеял панику, и просто сеял разруху. Но вдруг в его голове отчетливо раздался шепот:
– Да.… Зови меня. Зови меня, человек.

Казума будто очнулся от долгого сна. Все было разрушено, вокруг валялось много мертвых изувеченных тел, и нигде не было видно коноховцев. Он оглянулся вокруг, ожидая и, одновременно, боясь самого худшего.
– «Очнулся?!» – прозвучало в его голове.
– «Кьюби, что случилось? Я что снова тронулся?» – так же мысленно ответил Казума, продолжая осматриваться.
Наконец заметив друзей, вздохнул облегченно, и по возможности незаметно. Они шли к нему будто расслаблено, но осторожно, смотря за каждым его движением.
– Не бойтесь, я уже не опасен, – устало произнес беловолосый, и тяжело упал на колени.
– Откуда нам знать, может у тебя снова крыша поедет, – развел руками Ямато.
– Он говорит правду, – сообщил Неджи, убирая бьякуган. Он помог Казуме подняться, и они пошли к остальным, оставив побоище за собой.

Все снова собрались в лагере, и отдыхали, пока была такая возможность. Сакура лечила раненых, Неджи сидел возле сестры, Какаши и Ямато о чем-то тихо переговаривались, Чеджи как всегда ел, Ли был истощен боем, и спал. Казума снова сидел и невидящим взглядом осматривал лес перед ним.
На самом деле, он находился на той же поляне, и снова лежал между ушами лиса, невидящим взглядом осматривая безмятежное небо над собой.
– Понимаешь Наруто, в этом состоянии ты от меня словно отрезан, я тебя не слышу, как в прочем и ты меня, но могу видеть, – спокойно проговорил Кьюби, тоже осматривая небо, положив голову на лапы.
– Да. Мне становится сложно думать, все будто застилает туман. И я просто не могу сопротивляться желанию убивать, – закрывая глаза, уставшим голосом сказал Наруто, – но знаешь что еще?
Заинтересованный лис слегка приподнял голову.
– Я слышал голос, – все тем же тихим и усталым голосом пробормотал блондин.
– Голос? Какой голос? – переспросил демон.
Наруто слез на траву и уселся на камне. Он задумчиво посмотрел на небо, продолжил:
– Скорее не голос, а шепот, он сказал: «Зови меня. Зови меня, человек» – смотря прямо в глаза лису, сказал блондин.
Лис легонько мотнул головой, думая, не тронулся ли умом паренек. Слышать голоса, когда ты в состоянии слепой ярости, это как минимум странно.
– У меня лишь одна версия. Маска. Ее близость, – пояснил блондин, и начал прохаживаться туда и обратно.
– Не совсем понимаю тебя, – сказал Кьюби, следя за движением парня.
Наруто опять уселся поудобнее, обдумывая как правильнее выразить свою мысль.
– Понимаешь, когда я отделял твою душу от … вредоносной, ну или если удобнее демонической, частью, я ориентировался на твою ярость. Я специально успокоил себя, что бы лучше тебя чувствовать. Так вот отделяя эту часть я, видимо, забрал и часть твоих эмоций, твой гнев. Ну, по крайней мере, часть, поэтому ты так быстро перестал злиться. И, видимо, эмоции с этой частью души смешались более прочно, и образовали некое подобие сознания, которое одержимо убийством, – Наруто перевел дыхание. Ему самому это казалось чистейшим бредом, но он понимал, почему-то, что это так, – а когда я начинаю злится, то эта ярость, это сознание чувствует мой гнев, и тянется к ней, усиливая во много раз. При этом чакра не проходит через печать, но начинает реагировать и потому маска как бы нагревается, и возможно даже изменяет мои глаза.
– И как нам этого избежать, – спросил лис, обдумывая все, и по не многу осознавая сказанное. Ему не хотелось проблем с это частью души. Кьюби не хотел возвращения той боли, той жизни в которой была только ненависть. С тех пор как Наруто избавил его от этой заразы, жить стало легче. Потому он хотел оказать любую помощь, на какую было только способен.
– Ну, чакру я закрыл в маске, осталось блокировать ход эмоциям. И, по-моему, я знаю, что нужно делать, – улыбнулся Наруто, потом махнул лису, – ладно Кьюби пока.

А у дерева, не далеко от костра, Какаши и Ямато все так же сидели и продолжали свое обсуждение. Все таки придя к определенному решению, они встали, и направились в сторону Казумы, который только что поднялся.
– Нам нужно поговорить, – начал Тензо присаживаясь возле костра, поднявшийся было Рикудо, окинув их обоих взглядом, снова сел.
– Мы все видим твою силу, и уважаем ее. Но твое эмоциональное состояние меня очень волнует, – Хатаке говорил ровно, и спокойно, ведь не знал что может выкинуть его собеседник, – при твоей силе, это может для нас закончится, скажем так, не очень удачно. По этому, лично я буду по возможности избегать заданий с тобой в составе. Уж не обижайся.
Какаши ожидал криков, упреков, каких-то действий в собственную защиту от Рикудо, но их не последовало. Он просто сидел и спокойно слушал.
– Я понимаю. Мне самому это абсолютно не нравится, и я искал методы прекращения данного эффекта. И кажется, нашел выход, но мне еще надо кое-что проверить, – весьма спокойно проговорил Казума.
– А можешь сказать, почему это происходит? – поинтересовался Ямато. Какаши собирался уже уходить, но сел обратно, услышав вопрос.
– Я могу лишь сказать, что это, как бы последствия моей силы, – слегка потянувшись, ответил Рикудо. Хатаке и Тензо поняли, что большего не добьются, и отправились спать.
Когда двое шиноби ушли Казума продолжил размышления по поводу маски. У него была идея, но нужно было все это правильно оформить, и избежать новых ошибок.

На утро, по приказу Хатаке, все отправились в деревню, оперативно сложив лагерь и, по возможности, убрав следы. Все спешили домой, миссия выполнена, а значит можно и отдохнуть. На протяжении пути каждый думал о своем, но все молчали. Говорить не хотелось, день снова был солнечный, и ясный. Солнце улыбалось теплыми лучами, и навевало приятные мысли.
– Мы ушли, даже не позавтракав, – перепрыгивая с ветки на ветку наконец обижено протянул Чеджи, прерывая долгую тишину. Дорога длилась уже несколько часов, и большая ее часть была уже пройдена.
– Потерпи чуток, скоро придем домой и там ты наешься, – шепнул своему упитанному другу Ли, и остальные улыбнулись. Вдруг лицо Неджи, решившего проверить территорию бякуганом, приобрело напряженное выражение.
– Вижу столкновение, – произнес он, – похоже, что бандиты напали на караван.
Все посмотрели на Какаши в ожидании дальнейших указаний. Было видно что большинство снова рвется в бой.
– Где они? – обернувшись к Хьюге, бросил Хатаке, вместо ответа тот направился чуть правее от выбранного ранее маршрута.
На дороге, от которой они, как оказалось, отошли довольно далеко, и правда стоял караван атакованный бандитами. Охрана была не очень большой, и в основном состояла из обычных солдат. Из шиноби были трое генинов, да один джонин. Они то, собственно, и сдерживали пока что бандитов, да вот только генины уже были на пределе, а вот командир группы один везде не успеет. Какаши на ходу жестом показал взять караван в кольцо, и держать оборону, и спрыгнул поближе к джонину. Шинобы Конохи так же не сбавляя хода направились к напавшим. Хатаке, быстро перекинулся парой фраз с джонином из каравана, и потом повернулся к Сакуре:
– Собери раненых, и помоги им, – дал он команду, потом громче добавил, – Хината тебе поможет.
Брюнетка кивнув, побежала к первому раненому, которого обнаружила уже активированным бякуганом, за ней побежала Сакура.
Остальные уже ворвались в окружение врагов, и быстрыми и точными ударами раскидывали противников. Как оказалось, среди напавших были относительно сильные шиноби, они стали использовать техники, и кунаи со взрывными печатями. Пришлось сменить тип боя, для уменьшения урона каравану и гражданским. Какаши и Ямато, в основном, использовали оборонительные техники, закрывая немалые площади, остальные же пытались по возможности вывести из строя противников шиноби, не забывая про обычных бандитов.
Казума, не использовал сильных техник, опасаясь нанести урон кому-то из своих, но наносил техники средней мощности разных стихий. Этими ударами он оттеснял противников, и наносил им определенный урон. К тому же железоликий сдерживался, ведь еще ничего не сделал со своей маской, и была вероятность снова впасть в безумие, что являлось совсем не желательным исходом. Нанося своим противникам атаку за атакой, он за спиной услышал грохот, и повернулся в сторону источника шума. Его душу сковал страх, и кровь сначала застыла в жилах, а потом просто вскипела стуча в ушах бешенным ритмом. Он увидел как Сакура, Хината и те раненые, кого они успели перенести подальше от сражения, разлетелись от мощного взрыва. Сакура пролетела сквозь кусты, которые поглотили большую часть инерции, потому не получила сильных повреждений, но потеряв сознание еще в момент взрыва, так и осталась там лежать. А вот Хината весьма жестко ударилась в ствол дерева, и со стоном сползла по стволу. Раненых Казума уже не замечал. Волна гнева захлестнула его, и разум снова стал затуманиваться. Ярость поднималась в нем, накатывая как приливные волны, кровь кипела, а сердце стучало так громко, что казалось, слышно на всю поляну. Маска, на лице Казумы, стала нагреваться, а линии начали испускать мелкую дымку, в дыхании снова стало слышно низкое рычание. Но самое страшное было в том, что снова в голове настойчиво шептал голос:
– Ты снова зовешь меня человек. Зови меня! Дай мне свободу! – он шептал все настойчивее, все громче. Рикудо взялся обеими руками за голову, в тщетной попытке сдержать этот голос, унять ярость, клокочущую в нем.
– «Нет! Не сегодня! – мысленно говорил он, – не сейчас! Я не сдамся!»
Сделав еще одно титаническое усилие, он силой воли загнал голос на задворки сознания, и открыл глаза. Стало немного легче, но все же, только немного. Ярость все еще жгла его изнутри, но ее можно было контролировать.
– «Я смог тебя усмирить, а значит, могу и победить» – мысленно улыбаясь, произнес железоликий.
Он снова выпрямился во весь рост, хотя не заметил, как падал на колени. Вспомнив о девушках, оглянулся, но когда бросил взгляд под дерево, то увидел, как бандит замахивается клинком для убийства Хинаты. Сама же девушка, похоже, до сих пор не отошла от удара, и не совсем понимала, что происходит. Клинок бандита уже направлялся к телу девушки, видимо тот решил захватить хоть кого-то. Не успев осмыслить свои действия, Казума одним рывком приблизился к противнику и схватил катану прямо за лезвие. Ухмыляющийся бандит только в последний момент увидел Казуму, и отскочил, выпустив оружие из рук. Что убийца собирался делать дальше – неизвестно, поскольку как только его ноги коснулись земли, его же катана пробила ему череп. Обернувшись в поиске новых противников, Казума обнаружил, что бой окончен, и враги либо бежали, либо были убиты.
Услышав шуршание, и болезненный стон, Рикудо обернулся, и увидел, что во взгляде Хинаты появилась осмысленность, и она пыталась подняться.
– Не двигайся, у тебя могут быть сломаны кости, – он присел возле нее, и попытался рукой заставить лечь обратно.
– Естественно у нее сломаны кости, – воскликнул только что подбежавший Неджи, он активированным бякуганом смотрел на свою сестру, – на такой скорости врезаться в дерево.
Хьюга сильно беспокоился за Хинату, хотя было сложно сказать почему – из-за того что она наследница клана, и он обязан ее защищать, или же из своих личных побуждений. В любом случае, на его постоянно спокойном лице сейчас читалась неподдельная тревога,
Казума повернулся, чтобы проверить как там Сакура, но она уже направлялась к Хинате. Она слегка прихрамывала, и держалась за ребра. Кроме всего к ним уже спешили остальные.
– Как она? – поинтересовался Хатаке, сразу как подошел. Он беспокоился, потому, как и сам видел, что именно произошло. Какаши надеялся, что эта потасовка могла обернуться без сильных травм, но в бою без этого никак. Он понимал, что без травм не обходится, но все же каждый раз надеялся, что обойдется без значительных травм. Повидав в своей жизни очень много смертей, Хатаке каждый раз надеется, что не увидит смерти друзей или знакомых. Зная, что без жертв не обойдется, глубоко в душе всегда теплеет уголек надежды на то, что никто не пострадает. И вот в этом бою пострадала его подопечная. Ему нравилась Хината. Как подруга, или ученица, в крайнем случае. Она была очень способной, и сильной, но иногда ей просто недоставало уверенности. В последние годы, она стала более твердой, что весьма радовало всех, кто ее знал. После исчезновения Наруто она надолго вошла в депрессию, и стоило немалых трудов ее привести в норму.
Какаши усилием воли подавил воспоминания, сосредоточился на реальности и оглянулся. Сакура уже лечила Хинату, Ямато правильно сообразив, пошлее осматривать ситуацию. Хозяин каравана, подошел к нему и задал вопрос, на что древесный шиноби указал на Хатаке.
– Я очень благодарен вам Хатаке, – сказал он копирующему, с легким поклоном, – если бы вы не подоспели, нас могли бы убить те бандиты. Вы очень вовремя.
Человек смотрел прямо в глаза Какаши, и легкая полуулыбка на его устах показывала, что он чего-то ждет. Да и копирующему этот человек казался смутно знакомым. Но вот в памяти всплывает миссия по охране торгового каравана, идущего в песок. На границе стран, на них напали, и шиноби охранникам пришлось сильно постараться, чтобы отбить атаку, но все же потери были. Какаши тогда получил кунай в правую руку, когда защищал торговца.
– Араши-сан, – наконец вспомнив его, Хатаке улыбнулся, – очень рад вас видеть живым и здоровым.
Араши тепло улыбнулся. Ему было приятно, что его помнят, он, в свою очередь, никогда не забывал Копирующего ниндзя Хатаке Какаши, который спас его, закрыв собой. В той битве погибло много людей, включая его отца, который и собрал тот караван. Теперь вот сам Араши продолжает семейное дело, и благодарит за это именно Хатаке. И вот теперь этот легендарный шиноби снова спасает его жизнь.
– А как ваши раненые? – поинтересовался копирующий, – как много, и какой степени тяжести ранения?
Торговец погрустнел при этих словах, он тяжело вздохнул. Ему было тяжело вспоминать о жертвах этого боя. Он сглотнул комок в горле перед ответом.
– Раненых много, в основном средней степени тяжести, пять человек в тяжелом состоянии. – Его глаза потускнели еще больше, – Много убитых, слишком много.
Это было не первое нападение в жизни Араши, но он был очень добрым человеком, и когда кто-то из его персонала погибал, то в каждой смерти он винил именно себя. И каждая смерть приносила сильную душевную боль.
– И те, кого пытались спасти ваши медики, – он снова сглотнул комок в горле, – они тоже погибли при взрыве. Я рад, что хоть ваши шиноби спаслись, хоть на две смерти меньше. Но погибших слишком много.
Голос торговца был очень грустным и подавленным, но плакать он не собирался, на это не было времени. Собиравшегося было уйти торговца, остановил вопрос Хатаке.
– Араши-сан, вы идете в Коноху?
– да, а что? – он остановился, и посмотрел на копирующего.
– Просто мы направляемся в деревню, и могли бы помочь вам, – сказал шиноби, – и могли бы помочь, ведь у вас погибло много охранников. Только около самой деревни мы уйдем. Мне не хотелось бы создавать проблемы ни вам, ни нашей команде. Вы согласны?
Араши задумался, получается, что выгоден этот уговор только для каравана, как никак целая команда шиноби, не считая раненых, а вот что получат от этого сами шиноби, он не понимал, и озвучил этот вопрос.
– Нам просто по пути, да и передохнем немного, – просто, и с улыбкой ответил копирующий, – да и они могут вернуться.
– Хорошо, если хотите – можете идти с нами, я возражать не стану. А сейчас извините, мне надо идти, –пожал плечами торговец и ушел осматривать убытки, понесенные после нападения.
Предыдущая глава
Категория: Экшн | @Gideon_Ravenor | Просмотров: 1938 | Добавлено: 09.07.2012

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]