Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Fire game №42
Написал: Roaring_Hamster
Дата: 05.12.2016
Ответов в теме: 7595
Тема: 33 Tasty Cakes...
Написал: Acid_Cake
Дата: 05.12.2016
Ответов в теме: 5957
Тема: ACT Clan Общал...
Написал: Inkorak
Дата: 05.12.2016
Ответов в теме: 1781
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 270
Учеников: 221
Шиноби: 49

DarSh, ZoroKenshi, Sheogorath, DeMpSi, Inkorak, stalker46, Poklin, LegacyGids, Сяко, Arwen, Кельвин, Rubilаx, Acid_Cake, Pain_Rikudo, Roaring_Hamster, Tigreshka, gollbasto, Mirage_Coordinator, Мой_Ангел, Научите, Uchiha_Alex, Akasun_Sasori, Filius_Zekt, laime, Alf94, Lord_Escanor, Solum, Bishokukai_Boss, Крошка_Инод, Sonic_Blast, 6ITACHI9, kiba575, asd2, ghostgod, ClarkJulge, WhoAmAY, tikiarius, Sujgetsu_Hozuki, Absolute

Моя жизнь – город Нью-Йорк. глава 3.

Глава 3.
Необычная тишина в машине: неловкая пауза застыла между нами. Все занимались своими делами. Яркие наряды просто ослепляли своей красотой, от множества смешанных духов болела голова, запах лака для волос отравлял разум. Но к этому я уже привыкла. Мы с Саске сидим рядом, как всегда. Дверь раскрывается, впуская в салон свежий воздух и сменяя неловкую тишину оглушительными криками и музыкой. Выходим из лимузина, нас ослепляют нескончаемые вспышки фотокамер, в конце концов, это подобие красной дорожки, всё те же папарацци, восторженные фанатки или просто люди, проходящие мимо, сейчас просто сгорают от зависти. Ведь, в конце концов, попасть на эту вечеринку могут не все, а только избранные, такие как мы…
Ещё десятки разряженных девчонок лет шестнадцати, которые нанесли на себя столько косметики, что похожи на тридцатилетних старух. И тридцатилетние старухи, которые разряжены как шестнадцатилетние шлюшки. Резкие духи смешались, образовывая ужасно терпкую смесь, от которой ещё больше болела голова. Сотни папарацци ловят свои шансы, пока мы ещё не сильно напились, чтобы поместить на обложку журнала. Голова кружилась, ноги подгибались, но это всё временно, ещё чуть, чуть и мы наконец зайдём в роскошную виллу Хьюга. Саске идёт рядом со мной и на автомате подаёт мне руку. Так как понимает, что долго я в этом бульоне не проживу. От его прикосновений тело мгновенно наполняется приятным теплом и у меня появляются силы идти дальше. Улыбка на лице, ещё несколько ослепительных вспышек и я, наконец, вхожу в зал. Здесь эта гнетущая атмосфера сменяется зажигательной музыкой, свежим воздухом, разноцветными огнями и приятным запахом угощений.
Я улыбнулась и повернулась к Саске.
- Наш договор в силе?
- Да, правила те же?
- Флирт, поцелуй, но не более. В двенадцать встречаемся около сцены, чтобы сверить результаты, - сказала я, указывая на прямоугольный постамент в центре зала.
- И без жульничества, - подчеркнул брюнет.
- Конечно, ведь я уже два года как выигрываю, - произнесла я насмешливым тоном, так как знала, что Саске ненавидел проигрывать.
- До двенадцати, - сказал он и направился в неизвестном направление, но я вовремя оттянула его за руку.
- Что… - Саске не успел ничего сказать, как я впилась со всей своей страстью в его губы. Это был долгий и очень глубокий поцелуй, от которого я невольно вспомнила нашу поездку в Ламборджини. Он по привычке потянулся к моей талии и хотел притянуть к себе, но я вовремя отступила, разорвав невидимую связь, что нас связывала, и, словно наконец выйдя из сладкого сна и окунувшись в жестокую реальность, я всё ещё опьянёно смотрела на его губы.
- Нет, Саске, попридержи коней. Я же сказала: ничего кроме флирта, и, кстати, к слову сказать, счёт 1:0. До скорого, - я улыбнулась и пошла в противоположном направлении, всё ещё ощущая сладкий вкус его губ. Голова закружилась, и я ещё раз вспомнила приятный момент. Горящие губы требовали алкоголя, чтобы успокоиться и немного расслабиться, освободившись от блаженных грёз…
Несколько бокалов мартини сделали свое и время пролетело незаметно. Зажигательная музыка сменялась ещё более быстрой, бармен подавал новые бокалы, мои жертвы сменяли друг друга. Мой счет двенадцать, не знаю, как идут дела у Саске. Это просто сухие поцелуи, которые, в сущности, ничего не значат, я просто впиваюсь губами в прохожего, добавляю один к своему счёту. Свежий воздух постепенно пропадал и ему на смену приходил жаркий пыл от сотен вспотевших тел и смешанные запахи лака для волос, женских духов и мужских одеколонов. Около бара застыла пелена белого сигаретного дыма, десятки марок сигарет с разными вкусами смешались, образовывая гремучую смесь отравляющего запаха. Ещё одна жертва, ещё раз вытираю тыльной стороной руки свои губы, решаюсь на перемену, выхожу, минуту дышу свежим воздухом на веранде, освежаюсь приятным ветерком и наслаждаюсь звонкой и манящей тишиной. Хочется остаться здесь до конца вечеринки, но я её так ждала, поэтому разворачиваюсь и вновь вхожу в шумный
зал, окунаясь в сумасшедшею атмосферу. Беру очередной бокал шампанского у проходящего бармена и очередной раз отравляю свой организм шипучим напитком…. Намечаю новую жертву и направляюсь к ней…

Время доходит до одиннадцати - остался всего час, мой счёт пятьдесят четыре, что значительно больше чем в том году, но хотя по сравнению с тем же прошлым годом народу гораздо больше. Вижу знакомую белобрысую голову и с сияющей улыбкой пробираюсь сквозь толпу разряженных девиц.
- Наруто! - воскликнула я и поцеловала его в губы. Просто по-дружески. Хината непонимающе на меня посмотрела, а Узумаки отошёл на шаг.
- Всё ещё ваш глупый спор? Когда закончится это ребячество, Сакура? - спрашивает Наруто, и мы все вместе идем к вип-кабинкам, чтобы спокойно пообщаться.
- Это ребячество и есть моя жизнь. Жаль, что ты не такой как мы.
- Когда ты наконец станешь благоразумнее, Сакура-чан? Ладно Саске, но ты-то куда? - я пропустила его слова мимо ушей. Он никогда нас не поймёт. Он никогда не поймёт насколько приятно чувствовать себя круче Саске. Он никогда не поймёт насколько весело в нашей компании проходит обычное утро. Он потерял своё детство из-за излишней самостоятельности, а мы, наоборот, до сих пор не можем вырасти из этого ребячества.
- Как у вас дела? - решила я перевести тему.
- Всё нормально, живем… - пожав плечами, ответил Узумаки, обнимая Хинату за плечи.
- Где учитесь?
- Хината в Брауне, я тоже, но планирую в Гарвард поступить, - несерьёзно, впрочем как и всегда, ответил Наруто.
- Ты не планируешь, а мечтаешь, Узумаки… - усмехнулась я.
- Но ведь я тоже могу, так же как и Саске заочно учиться в Гарварде, не всё же ему+ - надулся блондин, а потом резко заткнул себе рот рукой.
- Что ты имеешь в виду? - непонимающе спросила я, внимательно глядя на блондина и пытаясь найти ответ в его глазах.
- Да так ничего… Не слушай меня дурака… А вот и Саске… - Наруто помахал рукой.
- Привет, - холодно сказал Саске, присаживаясь за стол.
- Ну что, какой счёт? - спросила я.
- Пятьдесят шесть, а у тебя? - ответил Саске.
- Пятьдесят пять. Ах, какая жалость: я немного отстаю. О ладно, обещаю, я исправлюсь, - я улыбнулась.
- Не будь так самоуверенна, Харуно, - усмехнулся Учиха.
- Это ты не будь так самоуверен, - произнесла я, холодно улыбнувшись.
Мы смерили друг друга холодными взглядами, после чего я расплылась в тёплой улыбке и встала.
- Ладно, мне пора. Еще как-нибудь встретимся, - я помахала рукой. Узумаки улыбнулся, Хината робко попрощалась… Уходя, я слышала, как Саске и Наруто ругались - они всегда ругаются, постоянными ссорами доказывают друг другу кто лучше, хотя на самом деле ужасно скучают один по другому. Наша компания необычная, и, даже если пройдёт сто лет, эти двоё всё ещё будут доказывать, что абсолютно не нуждаются друг в друге. Их гордость - их проблема… Хотя как я могу их обвинять, если сама делаю тоже самое?

Ещё час, ещё десяток поцелуев. Голова кружится, а мозг уже не очень-то соображает о том, что происходит. Беру всё новые и новые бокалы, всё больше и больше качаюсь на высоких шпильках, всё больше мечтаю о конце…
11:59. Иду к сцене, там меня поджидает целая толпа: Ино, Сай, Темари, Сасори, Шикамару, Неджи, Карин, Тен-Тен и Саске. Подхожу…
- Итак, а теперь результаты… - начала Ино. - Саске - шестьдесят четыре, Сакура - шестьдесят четыре, и победитель, - блондинка растянулась в лукавой улыбке, будто это она выиграла спор.
- Попридержи коней Ямонако - у меня есть тридцать секунд, - перебил её Саске, и, сделав шаг вперёд, впился в мои губы. Я, абсолютно обескураженная его поведением, застыла. Но алкоголь делает свою работу, и я медленно теряю контроль и просто таю в его объятиях, и только голос подруги вызволяет меня из плена его сладких объятий.
- Саске - шестьдесят пять, Сакура - шестьдесят четыре. Прости, подруга… - рассеянно сказала Ино. Парни похлопали друга по плечу, я посмотрела на Саске холодным взглядом.
- Всё по-честному, Харуно. Ведь ты меня поцеловала, а я тебя нет, поэтому, я победил, - он улыбнулся, нет, скорее просто ухмыльнулся и сделал ещё один глоток из бокала с шампанским…
Голова кружится, мысли беспорядочно путаются. Ноги подгибаются, но тело само двигается под ритм музыки. Зал опустел. Половина гостей уже ушла: конечно, не каждый может десять часов подряд зажигать под быструю музыку. Сай подходит ко мне, от него ужасно несёт алкоголем и табаком.
- Саку, почему не танцуешь? - спросил он, опираясь на барную стойку. Его глаза беспорядочно пробегали по моему телу, останавливаясь на открытых участках и хищно любуясь моими прелестями.
- Чего тебе? - спросила я, отходя на шаг назад. Мне всегда не нравились его сигареты: они были такими терпкими, что от него несло за километр.
- Просто… ты ведь уже свободна на это утро, может тебя подвести? - его взгляд остановился на моей груди, но я ничего не могла сделать, голова кружилась, и я не могла адекватно воспринять все, что происходит вокруг.
- Меня подвезёт Саске, - сказала я и развернулась. Это всё, что я могла сделать. Мысли путались и затягивались в тугие узлы, да так, что я едва могла сообразить, как поднять руку.
- Когда ты, наконец, его забудешь? Ты жалка Сакура, может тебе, наконец, забыть его и перейти на какого-нибудь другого? - он сделал шаг навстречу, и мне в лицо полетело очередное облако белого, отравляющего организм дыма.
- Не лезь ко мне, - протянула я и сделала шаг назад.
- Не будь дурой, ты ведь не знаешь, от чего отказываешься+ - произнёс он и посмотрел мне прямо в глаза.
- Она же сказала "нет", тебе два раза надо повторять? - ледяной голос Саске послышался за моей спиной. Я резко обернулась, вернее, попыталась резко, но движения получились неловкими и медленными.
Взгляд Саске был слегка затуманен, но это не мешало понять, что он абсолютно серьёзен. У белой рубашки были расстегнуты верхние пуговицы, что придавало ему немного неопрятный вид, но не портило его красоты, а даже подчёркивало ее.
- О, Саске! Привет! А я тут, как видишь, разговариваю с Сакурой. Может, пойдёшь уже, куда хотел: наши разговоры тебя не очень касаются, - сказал Сай заплетающимся языком.
- Саку, поехали домой, - приказал Саске, и я шагнула в его в сторону и попыталась удержаться на тонкой неустойчивой шпильке.
- Не так быстро, Саске. Ты меня не понял? Я тебе сказал: Сакура сейчас пойдёт со мной. Ты не понимаешь это? - Сай резко потянул меня на себя и я невольно качнулась.
- Отпусти её, - ледяным голосом сказал Саске.
- Она не твоя, не будь собственником Учиха, не одному тебе нужно развлечение, - произнёс Сай, не отрывая взгляда от ониксовых глаз Саске.
Я видела картины, слышала отдельные фразы, но ничего не понимала: что они говорят? из-за чего они спорят? от дыма кружилась голова, я чувствовала что вот-вот упаду.
- Отпусти, - резко сказал Саске и потянул меня на себя, обнимая за плечи. Сай что-то там ещё говорил, но я ничего не понимала. Саске тащил меня по залу сквозь толпу людей, слышались недовольные голоса, но он не обращал на это внимания и всё так же тащил меня к выходу.
- Куда мы идём? - еле выговорила я.
- Ты себя видела? Мы - домой, пока ты ещё во что-нибудь не вляпалась, - безразлично сказал Саске, всё ещё пробираясь через толпу.
- Откуда ты знаешь, что я не хотела с ним идти? Хватит уже лезть в мою жизнь, - возмутилась я.
- Заткнись. Хватит нести чушь, ты пьяна, Сакура. Потом спасибо мне скажешь, - он закипал от ярости, и я чувствовала, как он сильнее сжал мою руку.
- Отпусти меня, - резко сказала я, пытаясь высвободить ладонь из его железной хватки.
В ответ лишь молчание.
- Отпусти… - взвыла я.
- Заткнись, - ледяные слова впились в сердце, и даже в полусознательном состоянии я чувствовала боль и унижение. Мы уже вышли из здания, дул холодный ночной ветерок, и лёгкое платьице тут же превратилось в ледяную, неприятную ткань. Мысли постепенно приходили в нормальный темп…
Из огромного здания на всю улицу разносилась музыка. Тёмную дорогу освещали лишь редко проезжающие машины. На черном небе не было ни единой звезды, а жёлтый полукруг месяца закрывали тяжёлые свинцовые облака, пропуская лишь мистический, неяркий ночной свет. Мы, наконец, дошли до чёрного Ламборджини, Саске открыл заднюю дверь и помог мне забраться внутрь.
- Почему ты запихнул меня на заднее сидение? Я тоже хочу вперёд, - обидчиво, словно маленький ребенок сказала я.
- Сакура, ты никогда не умела пить, держи, - он протянул мне таблетку и бутылку воды.
- Какой внимательный. Ну что ж, спасибо, - сказала я, неохотно глотая таблетку.
Через секунду я бессильно упала на сидение, глаза закрывались, голова кружилась, мысли беспорядочно путались…
…темнота…
Сквозь пелену сна я чувствовала, как сильные руки поднимают меня… Голова кажется ужасно тяжёлой, а чтобы раскрыть глаза, требуется огромная сила. Я ничёго не могу сделать, просто как тряпка: полностью в его распоряжении, как не привычно…
Яркие лучи света, звук разбитого стекла, мат со стороны Саске, я просыпаюсь, пытаюсь открыть глаза, но ничего не получается. Он уложил меня на диван.
- Саске… - еле слышно произнесла я, наконец открыв глаза. Ещё более яркий свет просто ослепил меня, от чего я сразу же зажмурилась.
- Сейчас я приготовлю комнату, - сказал он и я услышала уже удаляющиеся шаги.
Ещё одна безуспешная попытка открыть глаза. Вот, наконец, вижу перед собой комнату с серыми стенами, серебряными бра, стеклянным журнальным столиком. Такая тёмная, несмотря на яркий свет люстры, который придает помещению лишь еще более холодный и нежилой вид, и угрюмая комната. Я, словно по подчерку, определила, что это дом Саске. Всё сразу понятно: этот дизайн и интерьер личного дизайнера семейства Учиха, такого же угрюмого и отрешенного, как и они сами. В комнату вошёл Саске, его лаковые туфли неприятно скрипели по разбитому стеклу. Я нахмурилась.
- Чёрт, - выругался он.
- Зачем ты привёз меня к себе?
- Это самое ближайшее место, до которого я мог доехать, а я такой же пьяный как ты, поэтому не очень-то способен ехать на другой конец города к нам домой.
- Но почему не отвез меня в гостиницу? - всё ещё не отставала я.
- Сакура, заткнись и спи уже, - раздражённо сказал Саске и собрал в руки несколько больших осколков стеклянной вазы, что он разбил, пока нёс меня. Я внимательно наблюдала за его действиями. Он аккуратно складывал осколки на журнальный столик с серьёзным выражением лица, осколки светились в свете люстры, отражая свет прямо в лицо Учихи, отчего он постоянно хмурился.
Глаза невольно закрывались, а яркий свет словно приказывал побыстрее заснуть.
Сильные руки опять подняли меня. Я раскрыла глаза и встретилась с усталым ониксовым взглядом.
- Саске…
- Что?
- Я хочу любви… - тихо попросила я.
- Сакура, ты пьяна. Почему ты этого не понимаешь?.. - устало ответил он, отводя глаза.
- Поцелуй меня, пожалуйста… - я всё равно поймала его взгляд и снова попросила. Сейчас все мои тайные желания всплывали наружу. Как бы безрассудно это не звучало, я хотела, чтобы он меня поцеловал, я хотела, чтобы он любил меня, понимая, что на самом деле это никогда не сбудется. Это лишь пустые мечты, которые никогда не исполнятся, блаженный мир грёз, который последнее время заменяет мне настоящий, лишь красивая сказка, которая никогда не оживёт…
- Ты пьяна, - настойчиво ответил Саске.
- Я… я так скучаю по тебе… пожалуйста, поцелуй меня… я хочу, чтобы ты любил меня… пожалуйста… - попросила я, прижимаясь к нему ещё ближе и умоляюще глядя на него.
В ответ лишь молчание, долгое, гнетущее молчание, как всегда…
Он толкнул ногой дверь, и мы очутились в еще одной тёмной комнате. Только если очень присмотреться, можно увидеть огромную кровать, шкаф и прочую мебель. Саске положил меня на постель и, вытащив из стилажа одеяло, укрыл им.
- Почему ты такой бессердечный? Я ведь люблю тебя. Почему ты не можешь меня любить? - всё ещё спрашивала я, силы медленно покидали меня, глаза закрывались, очень хотелось спать…
- Как ты можешь скучать по мне, если я здесь, рядом? Или тебе нравиться быть подстилкой? Не верю. Я никогда не поверю, что ты восприняла всерьёз тот вечер в Ламборджини, а если всё-таки восприняла, то… мне просто жаль тебя, просто жаль, - еле слышно сказал он, выходя из комнаты. Темнота, холодное одеяло пропитанное свежестью, огромная кровать и я, одна. Гнетущая тишина застыла в воздухе, хочется заплакать, хочется убежать из этой тёмной и страшной комнаты, включить свет и телевизор, сделать всё, чтобы доказать, что ты не одинок, что ты не один, но это лишь обман, по сути, этот детский страх одиночества преследует меня всегда, когда я нахожусь наедине с собой… Когда я была маленькой, единственное, что могло меня успокоить - это мама, а если она уходила на очередную вечеринку под предлогом о "срочной работе" и подкупной новой куклы, то я просто плакала, плакала и чувствовала, что осталась одна, смывая со слезами всю боль и одиночество, но я давно не плачу. Я стала сильной… или может просто бессердечной…
Я свернулась в клубочек, чтобы побыстрее согреться, но ничего не выходило. Я так и уснула, в полном одиночестве, тишине и холоде. Как же давно я не испытывала этого чувства! Словно опять стала маленькой девчонкой, словно снова влюбилась в этого бессердечного идиота,… словно ещё раз моё сердце пронзили осколки его безразличия…
Сквозь тьму сна я увидела яркие лучи света, от которых непроизвольно поморщилась. Открыла глаза. Холодная, однообразная и скучная комната была во тьме и лишь небольшой лучик света пробирался сквозь серые шторы. Огромная кровать была мне совершенно не знакома и только через пару секунд я смогла вспомнить, что нахожусь у Саске дома.
Мысли о вчерашнем дне всё ещё беспорядочно крутились в голове, расставляли всё по местам. Я встала с кровати, ярко-голубое платье было измято, макияж размазался, поэтому я тут же прошла в ванную. Прохладная вода, медленно стекающая по моему телу, освежала мысли и спать уже почти не хотелось. Ужасная головная боль лишь ещё раз напоминала о вчерашней вечеринке. Я, обернувшись полотенцем, вышла в коридор.
Из кухни доносился приятный запах свежего кофе с молоком и тостов. Я вошла, всё ещё придерживая полотенце, чтобы оно, не дай бог, не свалилось: перспектива предстать перед Саске голой мне не очень нравилась.
- С добрым утром, - сказал он, не отрывая своего взгляда от чашки кофе, потом сделал пару глотков и закусил тостом.
- Не очень-то оно и доброе… - тихо ответила я, садясь напротив него.
- Тебе нельзя пить, Сакура, как ты этого не понимаешь?
- Саске. Умоляю. Не лезь не в своё дело, - сказала я, скептически глядя на него.
- Если тебе из-за небольшого перебора изнасилуют - не вини меня.
- Саске, единственный, кто может до этого опуститься - это ты, - произнесла я закуривая лаймовую сигарету.
- Я серьёзно, Саку. Может, прекратишь пить? Когда-нибудь ты точно вляпаешься в ситуацию, - серьёзно ответил он.
- Я не нуждаюсь в твоей опеке.
- Как хочешь, - решил отступить он, понимая, что ни к чему хорошему это не приведёт. - Может всё-таки оденешься? - решил перевести тему обладатель ониксовых глаз.
- Я не собираюсь надевать то испорченное платье.
- И обратно ты тоже поедешь в полотенце?
- Нет, мне придется взять одежду какой-нибудь из твоих шлюх, что после бурной ночи оставили её здесь, - произнесла я, делая очередную затяжку.
- Порой твоя сообразительность меня просто убивает, ведь я верен тебе и сплю только с тобой, - с ухмылкой сказал он, ставя пустую чашку на стол.
- Очень смешно. Я так понимаю, сегодня учёба отменяется?- на этот раз я сама перевела тему, потому что никогда не любила разговаривать с Саске про ту ночь, поскольку уже всем своим видом доказывала, что это была обычная случайность.
- Ну, если ты хочешь прийти в концу третей пары в испорченном платье, то тебя никто не держит, - пожал плечами Учиха, унося к раковине пустые кружки. Прислуга в дом Учиха приходила через день, так как Саске жил отдельно, а его родители постоянно были в разъездах.
- В общем, собирайся - через час поедем обратно, - сказал он, выходя из комнаты. Я лишь ухмыльнулась и затушила сигарету о стеклянную пепельницу, стоящую на огромном столе в серой кухне поместья Учиха.
Ровно через час я уже сидела в Ламборджини в измятом ярко-голубом платье для коктейля.
Категория: Романтика | @Dina) | Просмотров: 1005 | Добавлено: 28.12.2009

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]