Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Fire game №42
Написал: Absolute
Дата: 04.12.2016
Ответов в теме: 6581
Тема: Общалка Клана ...
Написал: aleks6699
Дата: 04.12.2016
Ответов в теме: 3961
Тема: Cмерть Баха
Написал: Playermet
Дата: 04.12.2016
Ответов в теме: 115
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 288
Учеников: 226
Шиноби: 62

KaGorrr, Playermet, Orochimaru_Sannin, Ichimarik, SVET0S1AV, Sheogorath, MadOWL, Lucifer_Morningstar, Inkorak, Night_Wolf, daminios, galinor, Temario, Andreas, Bobokolop, Cara_Delevingne, Сяко, Arwen, Dark_Saber, M-OwL, Frost1821, Тенди, Acid_Cake, apevubovac, Arekku, vspfnsh00, Mingo, Mirage_Coordinator, JellalMeteor, Lorcer, Lenson, Filius_Zekt, dragen, lukovicika, Ormut, newerz, Дон_Вишенка, Peemir, Sadovnik, dorothyug1, FaSt, Alex2xl, Bethrezen, [Полный список]

Куноичи в плену (предисловие и глава 1)

Предисловие

- Неплохие девоньки, а, Какузу? – хитро прищурившись, хмыкнул Хидан. Пригладил свои и без того гладкие пепельно-серые волосы, с поразительной легкостью перекинул увесистую косу на другое плечо.
Его напарник лишь едва заметно кивнул. И правда ведь, трудно было не согласиться: прямо перед ними, накрепко привязанные к стволам деревьев, стояли четыре пленные куноичи. Молоденькие, стройные, симпатичные, полные сил. Выбирай любую – не ошибешься: все как на подбор. Не девочки, а загляденье… Только вот бойкие уж очень и совершенно непримиримые: то проклятиями осыпают, грозятся; то елозят, дергаются исступленно, тщетно пытаясь освободиться от прочных веревок.
- Давайте уже поскорее поделим их между собой и разойдемся, мм? – взвыл Дейдара. Ему просто-напросто осточертело битый час стоять на солнцепеке. И ждать, пока недалекий, по его мнению, казначей, наконец, соизволит начать дележку, осточертело тоже.
- Тебе не положено, Тсукури, - лучезарно оскалившись, гоготнул Кисаме; с нескрываемым превосходством глянул на подрывника сверху вниз. – Ты сам как баба.
Подрывник тут же вскинулся, засопел возмущенно, хотел было возразить, да волей-неволей осекся: после продолжительного молчания Какузу, наконец, заговорил. Вкрадчиво и тихо, совершенно спокойно, в свойственной ему манере:
- По одной на каждого. Кому какую – решайте сами, - постановил казначей и, обернувшись, поймал на себе одобрительный взгляд Учихи старшего.
После столь интересного заявления нукенины заметно оживились, стали пристально рассматривать возмущенных до глубины души пленниц (чье мнение по данному вопросу, разумеется, не учитывалось) и негромко переговариваться. Дележка началась.
Сверкая ярко-желтыми глазами, Хошигаки мерил выжидающим взглядом всех присутствующих и поминутно улыбался той самой своей улыбкой, от которой у любого, даже самого бесстрашного шиноби, кровь стыла в жилах. Хидан что-то яростно втирал Дейдаре, то и дело тыкая пальцем в одну из девиц и вставляя в свою речь матерные словца, коих, как известно, было полным-полно в его лексиконе. Сам Тсукури в долгу не оставался: тараторил что-то горячечно, беспрестанно размахивал руками, всячески выражая полнейшее несогласие с точкой зрения своего оппонента. Лишь Учиха Итачи молча стоял в стороне и с присущими ему безразличием и холодностью наблюдал за происходящим. Вероятно, опять размышлял о своем давно покинутом братце-мстителе или же задавался вопросами мироздания, считая себя выше обсуждения подобных низменных проблем, совершенно чуждых его персоне.
- Развяжите нас! – выкрикнула Темари, яростно молотя ногами землю. – Сейчас же!
Но, казалось, никто ее не слышал: нукенины, как и прежде, были заняты своим неблаговидным делом.
- Нет, Хидан! Так не пойдет! – в который раз возразил Дейдара, сжал руки в кулаки и топнул ногой аки неразумное, обделенное материнской заботой дитя. – Я ту блондинку первый выбрал, и с тобой ее делить не собираюсь, да!
Ино тут же сообразила, что к чему, покосилась на Песчаную: та ее и взглядом не удостоила. Все так же кричала что-то зло и дергалась из последних сил, намертво привязанная к дереву.
- Как же ты меня зае*ал, Тсукури, - лениво протянул последователь Джашина, почесал затылок. А затем, кинув полный сожаления взгляд на яростно рвущуюся прочь пленницу, пробормотал раздосадовано, – так уж и быть, забирай свою истеричку и пи*дуйте оба.
Подрывник тут же приободрился: заулыбался довольно, хмыкнул что-то согласно. Хидан лишь закатил глаза и поморщился: ху*в Тсукури, всю малину испортил!
Решив времени зря не терять, Дейдара лихо выхватил из рукава кунай и, прошествовав к нужному дереву, ловко взрезал опоясывающие его веревки. Не обращая внимания на гневные возгласы и разнообразные проклятия в свой адрес, подхватил всячески сопротивляющуюся Темари на руки - и был таков: лишь едва слышно зашелестели листья на дальнем кусте.
Хидан проводил парочку скучающим взглядом и тяжело вздохнул.

Глава 1 – Любовница поневоле

Поляна, на которой подрывник заранее условился встретиться с Тоби, отыскалась почти сразу: залитая солнцем, довольно просторная, окруженная плотным кольцом деревьев. Тут и там, везде и всюду, словно рассыпанные чьей-то щедрой рукой, цвели неярким цветом мелкие лютики.
Как только Тсукури с пленницей на руках показались из-за деревьев, парнишка в оранжевой маске тут же замахал им приветственно, заголосил что-то неразборчиво-радостное. Дейдара и не вслушивался особо: поудобнее перехватил неугомонную, все еще упирающуюся девчонку под коленками, крепче прижал ее к себе и одним прыжком сократил расстояние, разделяющее его с непутевым напарником.
- Дейдара-сенпай! Только посмотрите, кого я поймал! – воскликнул горе-нукенин, приплясывая на месте.
Тсукури обреченно вздохнул и в недоумении уставился на то самый «объект». Как оказалось, к ближайшему дереву был надежно привязан какой-то шиноби из Листа. Совсем еще мальчишка: худощавый, долговязый, с заостренно-вытянутым лицом и черным хвостом жестких, как солома, волос. Во взгляде темных раскосых глаз читалось удивление вперемешку с испугом; губы же шептали что-то сбивчивое, совершенно невнятное и, вероятно, абсолютно бестолковое.
- Шикамару..? – еле-еле выдавила из себя до невозможности изумленная куноичи. Даже сопротивляться перестала, повисла бессильно на шее нукенина: сама вцепилась своими дрожащими ручками в ворот его плаща.
-Вы знакомы? Прекрасно, хмм, - довольно хмыкнул Тсукури и, поразмыслив, обратился к напарнику: - Тоби, шел бы ты к остальным. Направляйся на север, нужное место отыщешь в семистах метрах отсюда. О пленниках я позабочусь, мм.
Шикамару поежился всем телом и невольно сглотнул.

Как только Тоби скрылся за деревьями, подрывник перешел к действиям. Решив, что медлить больше ни к чему, он усадил пленницу на траву чуть поодаль от ее знакомого и уселся напротив сам.
- Твой приятель, мм? – спросил негромко, кивнув в сторону Нара. Ответа не последовало. Дейдара усмехнулся горько и, глядя в широко распахнутые, испуганные глаза, склонился к самому лицу девчонки; облизнулся и прошептал в маняще приоткрытые губы тихо, почти интимно: - Не волнуйся, он не будет нам мешать…
А в следующую секунду – с неким наслаждением медленно провел влажным языком по нижней губе куноичи. Просто потому, что так захотелось. В воздухе повисла полупрозрачная леска слюны, растянулась от его рта к ее и, беззвучно лопнув, забрызгала крошечными блестящими капельками подбородок ошалевшей от страха Темари.
На мгновение над поляной повисла напряженная тишина, нарушаемая лишь тихим шелестом листьев. С ближайшей ветки шумно вспорхнула птица – и внезапно все оборвалось. Окончательно и бесповоротно.
- Ублюдок! Убери от нее свои руки! – зарычал не своим голосом Шикамару. Задергался, намертво привязанный к дереву, затрепыхался, как пойманный в силок звереныш – бессильный и беспомощный, слабый и ни на что не способный.
Тсукури же тем временем без особых усилий завалил отбивающуюся и истошно голосящую девицу на спину и тут же приставил к ее тоненькой шейке холодное лезвие куная.
- Будешь орать и вырываться – убью сначала тебя, а потом его, - спокойно заверил ее подрывник. – А будешь хорошей девочкой – сохраню жизнь обоим, хмм.
Темари тут же затихла, поджала губы и, звучно всхлипнув, кивнула.
- Только… пожалуйста, не на глазах у Шикамару… - взмолилась тихонько, засверкала блестящими от слез глазами из-под длинных полуопущенных ресниц. – Умоляю…
- Нам нечего стесняться, - отрезал Дейдара и, чуть надавив на рукоять куная, провел лезвием вниз по шее пленницы, безжалостно царапая им нежную девичью кожу. Девчонка задышала часто, рвано, закусила до крови губу. Сжалась внутренне, но не отстранилась.
Нара, до этого момента самоотверженно вырывающийся, вдруг затих. Зажмурился так, что меж бровей пролегла глубокая складка; заскрипел зубами от осознания собственной бесполезности, собственной незначительности.
- Темари… - только и смог выдавить из себя он, прежде чем беззвучно затрястись всем телом, забиться от немых удушающих рыданий. – Отпусти ее, прошу…
Тсукури в ответ лишь сокрушенно покачал головой.

Алый кушак медленно, но верно разматывался, скользил легкой лентой-спиралью по округлым бедрам, затем - по стройным ногам куноичи. Секунда – и длинное черное кимоно съехало с дрожащих плеч, обнажая подтянутое бледное тело.
Дйдара медлить не стал: сразу же облапил девчонку за талию, притянул к себе, принялся целовать властно, требовательно, проталкивая ей в рот влажный от слюны язык. Пленница позволяла Тсукури делать с собой все, что тот пожелает. Не стала сопротивляться, когда подрывник с силой надавил ей на плечи, заставляя опуститься на траву. И когда легонько толкнул в спину, вынуждая стать на четвереньки, повиновалась тоже. Но когда Дейдара положил горячие ладони ей на ягодицы, осторожно раздвигая их в стороны - не выдержала, сломалась.
-Нет, не трогай меня! Отпусти! – закричала истошно, стала рваться прочь, ползти вперед, цепляясь пальцами за сухие травинки.
- Тише, тише, - зашептал успокоительно подрывник, притягивая куноичи за бедра ближе к себе.
Прижался пахом к ее ягодицам, и, двигаясь вверх-вниз, потерся через одежду. Полупрозрачная клякса смазки тут же размазалась по плотной ткани плаща, аккурат посередине красного облака. Темари яростно задергалась, попыталась привстать на коленях, но Тсукури тут же вернул ее на место и для надежности навалился сверху.
– Что за дела, мм? Мы же договорились! Да и приятель твой, вроде, не против.
Уронив голову на грудь, Шикамару сотрясался всем телом. Его руки, изрезанные грубыми веревками, обильно кровили: все попытки шиноби освободиться оканчивались ничем, причиняли лишь еще больше страданий и боли.
- Я убью этого подонка, Темари. Обещаю, - не поднимая глаз, прошептал Нара.
Дейдара же просто-напросто издевательски рассмеялся.
- Буду ждать с нетерпением, да! А пока я, пожалуй, разрешу тебе понаблюдать за нашим сношением, мм, – ухмыльнулся Тсукури, расстегивая на себе плащ.

Темари беззвучно плакала, пока подрывник поудобнее пристраивался к ней сзади. Вздрагивала и кусала губы, когда он умело ласкал ее, гладя и растирая влажные складки пальцами, проникая ими внутрь – сначала осторожно и медленно, затем все настойчивей, все быстрее. Ей было неприятно, ужасно стыдно и до безумия мерзко. А когда Дейдара опустился на нее сверху, придавливая своим весом, заставляя согнуть дрожащие руки в локтях, прижаться щекой к земле, по-блядски выгнуть спину и широко раздвинуть ноги, предлагая всю себя, - стало еще и жутко неудобно. Больно? Больно было потом: когда Тсукури приставил головку своего члена к ее влажному входу и настойчиво толкнулся внутрь. Силу подрывник не рассчитал: въехал глубоко, легко разорвал почти неощутимую преграду на своем пути. Внутри девчонки было влажно и горячо, а еще мучительно, просто невыносимо тесно... Чертовски хорошо, даже несмотря на судорожные рыдания доносящиеся откуда-то снизу.
- Будет легче, если ты расслабишься и примешь меня, - прошептал нукенин, ласково поглаживая кончиками пальцев набухшие, плотно обхватывающие его член лепестки.
Темари же упорно не желала расслабляться: лишь нервно вздрагивала и всхлипывала жалобно от такого рода прикосновений к своему телу, ерзала влажной от слез щекой по примятой траве и кусала губы в кровь. Дейдаре все это совершенно не нравилось: не такого развлечения для себя он желал. Благо, можно всласть поиздеваться над пленным мальчишкой…
- А ты чего ревешь, щенок, мм? Неужели расстроился, что твою подружку испортили? – с притворным сожалением и неприкрытой издевкой в голосе осведомился Тсукури. – Или сам хотел поучаствовать, мм?
Шикамару поднял на него тяжелый, полный ненависти и отвращения взгляд, прошептал одними лишь губами:
- Отпусти ее. Можешь убить меня, только ее отпусти.
- И не подумаю, - в который раз издевательски хмыкнул Дейдара и, заговорщицки подмигнув убитому горем парню, начал медленно двигаться внутри своей пленницы.
Девчонка вскинулась, качнула бедрами и, получив отдачу, забилась, заплакала в голос. Подрывник же нарочно запрокинул голову назад и громко застонал, убыстряя темп, гулко ударяясь мошонкой о раскрасневшиеся губки при каждом толчке. Знал наверняка, что парень из Листа смотрит на все это: на страдания и унижения своей распрекрасной подружки, и на то, как упивается этими страданиями сам Тсукури.
Дейдара делал со своей пленницей все, что заблагорассудится: то приподнимал девчонку за бедра и раскачивал такое послушное, такое податливое тело навесу, дергая и силой насаживая его на свой член; то наваливался, ложась грудью на выгнутую дугой девичью спину, вбивался внутрь яростными, грубыми толчками; то зачем-то закидывал ногу на бледное девичье плечо и двигался плавно, медленно, наслаждаясь легкостью скольжения.

Он нарочно кончил внутрь. Девчонка даже не поняла ничего: все так же билась в истерике, пока Тсукури, глухо постанывая и вздрагивая всем телом от только что полученного оргазма, толчками выпускал в нее горячую, вязкую сперму.
Уже спустя несколько секунд он убрал ладони с ее дрожащих бедер и подался назад - влажный от смазки и семени член легко выскользнул наружу, сразу же обмяк. Поняв, что все закончилось, что ее больше ничто не держит, Темари безвольно рухнула на бок и свернулась жалким клубочком, подтянув поцарапанные коленки к груди. Заплакала тихонько, почти беззвучно, окончательно сломленная и безнадежно испорченная.
Изредка поглядывая на куноичи, подрывник торопливо одевался. Он никак не мог понять: почему ликование, еще совсем недавно переполняющее его, вдруг сменилось бескрайними раздражением и ненавистью к самому себе. На душе отчего-то стало тяжело, невыносимо мерзко. Уходя, Тсукури глянул на Шикамару через плечо: тот, как оказалось, сверлил его злым, выжидающим взглядом, снова исступленно рвался, силясь освободиться. Впрочем, тщетно.
- Ты ответишь за это, чертов ублюдок! – выкрикнул ему вслед Нара.
- Забирай ее и уходите, - проигнорировав угрозу парня, коротко бросил Дейдара и, зачем-то взмахнув рукой, будто бы случайно, выронил из рукава кунай.
А в следующую секунду – взметнулся вверх и растаял в облачке серого дыма. Словно и не было его никогда. Словно все, что недавно произошло на этой поляне, на самом деле - всего лишь нелепая выдумка, страшный сон. Страшный сон, который скоро непременно забудется и больше никогда о себе не напомнит.

***
- Моя очередь выбирать, - Кисаме окинул взглядом троих куноичи и улыбнулся, обнажая немыслимое количество острых зубов. Пленницы заметно занервничали.
- А ты не ох*ел часом?! – рявкнул на него Хидан, замахнулся кулаком для пущей убедительности. Правда, вскоре руку опустил и, чуть отдышавшись, добавил раздраженно. - Сейчас мой черед!
- Это еще почему? - возмутился Хошигаки и, зло сверкнув глазами, потянулся за Самехадой через плечо.
Хидан в ответ лишь ухмыльнулся и ловко крутанул в руке свою косу, как бы намекая сопернику, что тоже не против хорошей драки.
Продолжение следует...
______________________________
Афиша к фанфику - http://static.diary.ru/userdir/2/9/2/2/2922402/76384001.jpg
Категория: Хентай/Сёдзе-ай/Сёнэн-ай | @SashaLexis | Просмотров: 3421 | Добавлено: 28.12.2012

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]