Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Fire Game №43
Написал: Absolute
Дата: 09.12.2016
Ответов в теме: 475
Тема: Classic mafia ...
Написал: rtw0w
Дата: 09.12.2016
Ответов в теме: 105
Тема: Самый быстрый ...
Написал: G-MEN
Дата: 09.12.2016
Ответов в теме: 22
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 263
Учеников: 212
Шиноби: 51

Jam, APoliner, Ichimarik, Енот, Sheogorath, Джарлакс, wapedMig, Scissors, rtw0w, Inkorak, Orkwar, Emil15, Andreas, Сяко, Acid_Cake, Pain_Rikudo, G-MEN, FrostSound, Roaring_Hamster, Mirage_Coordinator, Мой_Ангел, Hikikomori, Nickel, aleks6699, Крошка_Инод, kotaamatsukami1997, Ormut, Fish_Day, Dark_Emperor_Zeref, Mitchel, WhoAmAY, Raziga, FaSt, The_Normal_One, zavo, Nathan92, harful, Toros, Absolute, [Полный список]

Как Акацки в отпуск просились (главы 5, 6)

Глава 5

В это время «дома» у Тоби:
– Может мне к ним пойти? А то его святейшество Пейн опять чего-нибудь напутает!!!
За неимением собеседника Мадара общался сам с собой. Сидя в чем мать родила на краю ванной, он выкрашивал ногти на ногах в ярко красный цвет.
– А может и не пойти?..
Учиха задумчиво посмотрел на дело рук своих. Скривился. И пробурчав: «Не-е, фиолетовый мне больше идет!», начал рыться в тумбочке в поисках флакончиков с другим лаком и ацетоном.
Тем временем у Пейна:
– Ли-и… Ли-и… Ли-идер-сама, – заикался Сасори, вправляя на место, в прямом смысле отпавшую от такой новости челюсть. – Я что, похож на няньку?!!
– Я не ребенок!!! – вопил блондин, пытаясь отцепить свой плащ от канделябра. – Но Данна, мне уже девятнадцать лет!!!
– Да ну?! А как по мне, так тебе все двенадцать! – ехидно ухмыльнулся кукольник.
– Может я и младше Вас, зато я не играю в куклы! – выпалил Дейдара и, тут же пожалев о сказанном, втянул голову в плечи.
Как ни странно Сасори не разозлился. Он неопределенно взмахнул рукой и, меланхолично уставившись на подрывника, протянул:
– Играю… не играю. В куклы... не в куклы. Куклами… а может – С КУКЛАМИ?!!
Дей, наконец сообразив, чего это обычно обидчивый кукольник такой спокойный, и кто сейчас окажется в роли куклы, бросил попытки освободиться и стал лихорадочно добираться до своей сумки с глиной, которая, как назло, перекрутилась ему за спину. Не успел. Сасори оказался быстрее и в подрывника полетели тысячи отравленных иголок.
– В твоем теле все дырки забиты этой ядовитой гадостью? – ухмыльнулся Кисаме, как раз принесший супницу с миса-супом.
– А что такое?! – ощетинился Сасори.
– Я тоже так хочу! – простодушно заявил Кисаме, улыбаясь во весь свой острозубый рот.
– Могу поспособствовать, – заинтересовался Сасори. – А ты как хочешь, полностью куклой стать или частично? Сразу говорю, полностью – практичнее. Ты совершенно не чувствуешь боли и можешь заменять и изменять почти любую часть своего тела.
– Даже цвет кожи?! – Кисаме с надеждой уставился на марионеточника.
– Конечно. На какой захочешь. Да хоть на малиновый в сиреневый горошек – дело вкуса!
– Не-е, лучше на телесный! Но, в принципе, мне это подходит… – уже всерьез призадумался Кисаме.
Лидер, слушавший этот разговор вполуха, насторожился. Ему совсем не хотелось заиметь в команде еше одну коварную и обидчивую марионетку, и Пейн стал следить за развитием диалога внимательнее.
– Только, если хочешь полностью, есть одно «Но!», – предупредил Кисаме Сасори. – Могут возникнуть проблемы в личной жизни… ну, как бы это сказать? Нет, ну ты, конечно, сможешь… даже ОГО-как сможешь… ну, ты меня понимаешь?!
Кисаме одобрительно закивал.
– Только вот, э-э-э, твои дев… парн… пассии, – выкрутился Сасори, – могут начать на тебя неадекватно реагировать.
– Да они на меня всегда неадекватно реагируют!!! – истерично взвыл Кисаме. – Или ты до сих пор не заметил, что я синий?!! – туманник от досады грохнул супницей об стол. – Хотя у тебя, по-моему, с этим проблем не возникает? Верно, но-о Дан-на?! – поддразнил кукольника Кисаме, перекривляя манеру Дейдары обращаться к Акасуне.
Сасори, все это время бросавшийся в уворачивающегося Дея отравленными иголками, прекратил сие бесполезное занятие и в отчаянии хлопнул себя ладонью по лбу. В это время плащ подрывника, благодаря тому, что тот вертелся как уж на сковородке, уворачиваясь от атак Сасори, наконец, выпутался из цепких лап канделябра и Дейдара шлепнулся на пол. Отряхнувшись, он тут же подскочил к Сасори и затрещал:
– Сасори–сама, почему вы не хотите, чтобы я был вашим напарником?! Если из-за моего возраста, так вон Итачи всего на три года меня старше! Или вы считаете меня не достаточно сильным?! Так знайте – в Иве день, когда я вступил в Акацуки (то есть день, когда Дейдара, слава Богу, покинул Камень) объявили национальным праздником!!!
«Как я их понимаю!» – закатил глаза песчаник.
– Или дело в моей несобранности, так я буду Вас слушаться! Я знаю, Вы считаете, что я много говорю, ну так я не буду говорить вовсе!!!
«Ага, как же!» – ухмыльнулся Сасори.
– А может, Вы боитесь, что я лучший творец, чем Вы? – Дей высокомерно тряхнул недочесанной шевелюрой. – Хотя я, при всем уважении к Вам, вынужден признать, что превосхожу Вас…
– Лидер-сама, я могу от него отказаться? – Сасори обреченным взглядом уставился на Лидера.
– Прости, но – нет! – Пейн был непреклонен, и чтобы не «рубить хвост по частям», добавил: – Это еще не все. Сегодня же вечером вы с Дейдарой отправляетесь на поимку биджу.
Дейдара уже было открыл рот, чтобы начать возмущаться и, по возможности спихнуть миссию на кого-то другого, но, увидев, что Сасори не возражает, решил в кои-то веки промолчать. Кукольник, немного помедлив прибитый новостями, спросил:
– За кем мы идем?
– За… Сюкаку, – осторожно ответил Лидер, понимая, что кукловод сейчас либо начнет орать и кидаться всем, что под руку попадется (а попадается обычно что-то острое и ядовитое) или впадет в депрессию.
Случилось второе: Сасори, пошатнувшись, оперся о стол, и кое-как доплетясь до своего места, плюхнулся на спину Хируко и застонал:
– Да за что Вы так со мной, а? Что я Вам такого сделал, Лидер-сама?
Лидеру-саме, конечно, было, что возразить кукловоду, но он решил не подливать масла в огонь. Уже раза три отругавши себя за то, что не оставил этот разговор на потом, Пейн попытался утешить кукольника:
– Сасори, это всего лишь миссия!
– Сасори-семпай! – совершенно счастливый Дей вовсю улыбался кукловоду. – Может Вам что-нибудь нужно?
– Дейдара, – обреченно выдохнул кукольник и уставился в кавайные голубые глазки доставучего блондина, который теперь не отходил от него ни на шаг, и все время норовил «чем-то помочь». – Ты мне поможешь, если исчезнешь из этой комнаты, этой деревни и моей жизни!!! Но это невозможно, так что принеси мне мою масленку с тонкой насадкой и хватит с тебя.
Подрывник обиженно надул губки, но все-таки поплелся искать в ящике с инструментами семпая нужный предмет.
Какузу, которому до сих пор не давала покоя мысль о деньгах, зря потраченных на отпуск, воспользовался тем, что все заняты своими делами и утащил Лидера в укромный уголок.
– Вы это серьезно насчет отпуска?! Это же столько рю!!! – зеленые глаза казначея потемнели от ужаса.
– Вполне! Но ты только не волнуйся…
Поздно. Престарелый жадина обеими руками схватился за грудь, видимо одно из его расчетливых сердец таки не выдержало пытки тратой денег! Главбух начал потихоньку оседать на пол.
– Мы все едем отдыхать совершенно бесплатно! – поспешно добавил Пейн, подхватывая раскисшего казначея под локти.
– Правда?!! – мгновенно выздоровел Какузу.
– М-да. Хозяин одной из тамошних гостиниц должен мне кругленькую сумму, как раз нам на поездку хватит. Только остальным не говори, что отдых в счет долга.
– Может, лучше деньгами возьмем? – казначей с надеждой заглянул в Ринеганы Лидера.
– Нет! Я сказал отпуск, значит отпуск!!! – безапелляционно заявил Пейн, которому очень хотелось на покой.
Тем временем в комнату с торжественным видом вплыл Кисаме. Он нес огромного размера трехъярусный сливочный торт, украшенный замысловатыми узорами из крема, маленькими шоколадными бантиками и разноцветными сладкими розочками. На торт расстарался местный кондитер, который не очень ровно дышал к леди Ангел. Эта трехэтажная вкусность соблазнительно проплыла мимо ругающихся Сасори и Дейдары. Последний, восхищенно выдохнув: «Нифига себе коврижка!», непременул слизнуть немного крема своими ротиками на ладонях. Слава Пейну, этого не увидел Итачи, который шел следом за тортом, то есть за Кисаме, и нес несколько блюд с нарезкой копченого лосося.
– КИСАМЕ!!! – с кухни раздался угрожающий вопль Конан. – Ты куда торт поволок?! Это же десерт! А-ну верни на место! – тон подруги лидера напрочь отбивал желание спорить и Хошигаки нехотя повернул обратно.
Итачи и Дейдара огорченно вздохнули. Учиха, поставив блюда с рыбой подальше от Кисаме, повернул вслед за напарником.
– Э-э… Итачи-сан, осторожнее! – крикнул вдогонку гению Какузу. – Ну вот, опять! Может тебе очки надеть? Я тут реквизировал парочку у… ну, неважно у кого. Хочешь, одолжу? – казначей заботливо похлопал Учиху по плечу.
Покраснев, как свежесваренный рак, Итачи хмуро потрогал растущую шишку у себя на лбу. Ему было ужасно стыдно и обидно. Стыдно потому, что он снова при всех треснулся лбом о косяк двери, а обидно потому, что все присутствующие Акацуки покатывались со смеху и теперь были совершенно уверенны, что он-таки слепой как крот! Вообще то, Итачи видел не очень хорошо, но в этот раз он впилялся в двери по другой причине – он считал розочки и шоколадные бантики на торте, выбирая с какого боку будет отрезать кусок для себя и просто выпустил из внимания поворот. Короче, ситуация было не ахти! Если Итачи скажет правду – что долбанулся башкой не сослепу, а потому, что пялился на торт, то его коллеги полягут прямо здесь в неравном бою со смехом, а его репутация грозного гения мира шиноби накроется медным тазом. Но ничего не сказать в свое оправдание означает собственноручно расписаться в своей близорукости и напялить, предложенные Какузу очки. Как не крути все равно получается лажа! Так и не придумав, что сказать, Итачи прошествовал в коридор демонстративно-четко посередине дверного проема.
– Надо холодненькое приложить, – с сочувствием сказал другу Кисаме, когда они подходили к кухне.
– О господи, Итачи-сан, снова?! Может тебе к окулисту сходить? – Конан выслушав пояснения туманника, легонько потрогала шишку Итачи, тот болезненно поморщился. – Постоя, я, кажется, еше помню одно медицинское джитсу…
В общем, когда Конан неким, известным видимо только ей джитсу, и не без помощи Кисаме и пакета со льдом, удалось-таки избавить несчастного Учиху от позорной шишки, нукеннины наконец-то снова занялись столом.
Следом за лососем были принесены всевозможные окономияки (жаренная лапша с мясом, морепродуктами и овощами), онигири (блюдо из пресного риса с начинкой, слепленного в виде треугольника и завернутого в нори), гёдза (пельмени-углы), бутылок десять саке, сябу-сябу и тд. и тп. Суши и сашими были предусмотрительно поставлены подальше от Кисаме и поближе к Лидеру. Последним штрихом к почти накрытому столу, стала фирменная фаршированная акулья голова от Итачи.
– Когда-нибудь эта же судьба постигнет и тебя, – Зетсу многозначительно указал Кисаме на кулинарный шедевр Учихи.
Хошигаки надулся и потом до обеда не разговаривал ни с Итачи, ни с Зетсу. Но, не разговаривал это не значит – не ругался!
– Так, прошу к столу, – потирая руки, обратился к присутствующим Лидер.
Все радостно двинулись в указанном направлении, но туже обнаружился досадный недосмотр.
– А где стулья?
Кому первому принадлежала данная фраза история умалчивает, но в течении ближайших пяти минут ее на разный лад повторили еше как минимум семь шиноби. Взбешенный лидер налетел на Хидана:
– Я же сказал тебе найти стулья!
– Них*я не правда, Лидер-сама! Вы мне сказали: «Отвали от меня нахрен, придурок, пусть каждый ищет себе сидушку сам!».
– Я такого не говорил! – немного покрасневший Пейн виновато покосился на Конан. – Во всяком случае – не так.
– Но смысл-то Хидан передал верно! – невовремя вмешался в разговор Итачи, за что и получил.
– А может, ты предложишь нам что-то конкретное?! – разгневанный Лидер вопросительно уставился на подчиненного.
– Я предложу?.. – протянул Итачи, нервно оглядываясь по сторонам в надежде найти хоть что-нибудь пригодное для сидения. – Я предложу… э-э-э… Сасори!
– Что Сасори? – не поняли Акацки.
– Ну, – смутился Учиха,– пусть Сасори сделает нам стулья, он же умеет.
Разобиженный кукольник, услышав, что его, великого художника, сравнили с обычным плотником, показал всем пару, больше приличествующих Хидану, замысловатых жестов и отвернулся к стенке. Дейдара побежал утешать новоиспеченного напарника. Остальные же Акацки расстроенно глотали слюни, глядя на ломящийся от всяких вкусностей стол.
– А может ну его, эти стулья?! – предложил Зетсу. – И так, стоя поедим?
– Ну уж нет! – воскликнул Лидер. – Так, товарищи, у вас на все про все пятнадцать минут, я засекаю! Делайте что хотите, но чтобы каждый из вас обзавелся чем-то приличным, или хотя бы пригодным, для сидения! Те, кто не осилит это сложнейшее задание, будут официально признаны недостойными звания «Нукенин ранга S» и завтрака, соответственно, тоже.
Акацки, тихо бранясь, разбрелись в поисках того, на чем можно сидеть. Пейн и Конан, как хозяева дома, взяли пару стульев (а больше у них и не было!) со своей кухни. Какузу, как ответственный за финансы организации, успел за утро оценить масштабы, расположение и стоимость пейновского добра и без проблем, нашел себе в закромах Лидера вполне приличный раскладной табурет. Кисаме, ухватив несколько сопротивляющегося Итачи под локоть, утащил того на улицу в соседнюю забегаловку (для всех по сей день оставалось загадкой, откуда Великий Мечник знает точное расположение всех злачных мест в любом селении). Там еще минуты три Хошигаки уламывал Итачи применить Цукиеми на трактирщике и утянуть у него парочку мягких и удобных кресел. Зетсу… ну, Зетсу как всегда шарился по мусорнику. Он так увлекся подбиранием объедков, что напрочь забыл, зачем вообще сюда полез. У Дейдары проблем с поисками того, на что можно сесть не возникло. Сасори, кажется наконец смирившийся с тем, что это белобрысое нечто теперь его новый напарник, подвинулся и пригласил того сесть рядом с ним на спину Хируко. А Хидан вообще подкатил к своему месту кусок толстой водопроводной трубы, на ней и расселся.
Не прошло и, выделенных Пейном, пятнадцати минут, как все Акацки были в сборе: Пейн важно восседал во главе стола, недоуменно рассматривая выданную ему чашку в розовых слониках, Конан, сидящая по правую руку от Лидера, следила за тем, чтобы никто не таскал еду с тарелок, пока все не сядут за стол. Под любопытными взглядами коллег Кисаме и Итачи, пыхтя от напряжения, притащили два огромных кожаных кресла и водрузили их справа от Конан. На противоположном краю стола расположились Сасори и Дейдара. Из всех Акацук, подрывник был единственным, кто до сих пор даже не перекусывал и теперь, от нетерпения и голода, вертелся во все стороны, порываясь стащить со стола кусочек ну хоть чего-нибудь, за что постоянно получал то от Конан, то от Сасори. Какузу, усевшись слева от Лидера, тихонько что-то вещал тому на ухо. Судя по перекошенной от ужаса физиономии главного Пейна – это был очередной гениальный план по урезанию расходов на организацию Акацки. Далее покачивался на своей трубе Хидан – он уже минут пять, как был готов приступить к завтраку. На самом краю стола гордо восседал Зетсу на лопнувшем пластиковом ящике из-под стеклотары.
– Ну что же, наконец-то все в сборе! Можем приступать к еде! – возвестил о начале трапезы Пейн. – Всем приятного аппетита!
Но, стоило Акацкам только потянуться за щедро расставленными по столу вкусностями, как в дверях появился Тоби.

Глава 6
Все Нукенины недовольно переглянулись. Появления парня-баки особой радости ни у кого не вызывало. Разве что у белой половины Зетсу, которая дружелюбно замахала ему рукой, за что была обозвана черной «Жизнерадостным идиотом!» и получила весьма увесистый подзатыльник. Сасори особого интереса к Тоби вообще не проявил. Дейдара зловредно ухмылялся, придумывая, как незаметно подкинуть в суп этому доверчивому дурачку парочку С1. Кисаме просто уставился на баку, ожидая, когда тот снова ляпнет что-то не то, чтобы от души поржать. Приблизительно тоже сделал и Хидан. Какузу недовольно скривился, потому, что присутствие Тоби обычно сопровождалось, хоть и меньшими по масштабу, чем у Кисаме и Дейдары, но все-таки разрушительными последствиями. А Итачи и Пейн озабоченно переглянулись, пытаясь угадать, какая причина могла привести сюда сегодня Мадару.
Вообще-то, никакой особой причины появляться тут у Тоби не было. Просто после ухода Итачи главный Учиха сделал утреннюю зарядку для самых крутых шиноби, набрал ванну, напустил туда ароматной пены, блаженно понежился в горячей воде, сделал маникюр, педикюр, маску (нет, не ту, что он обычно носит, а косметическую: зеленую такую с дольками огурца на глазах), пообещал себе, что снова отрастит роскошную шевелюру и сделает любимую прическу, натянул свой ненаглядный шелковый домашний халатик и тапочки, полез в холодильник,.. а там пусто! В общем – это и была основная причина, почему Тоби был сейчас здесь – Мадаре банально было лень готовить! Нет, ну можно, конечно, было просто пойти в ближайшую забегаловку и позавтракать там, но Мадара, честно говоря, уже заскучал, неделю просидев в одиночестве, и решил немного поразвлечься за счет Акацук и подоставать их идиотскими выходками. Осталось только придумать какую-нибудь «очень важную причину» своего появления – для Пейна.
Конан, как добропорядочная хозяйка, тут же подхватилась и унеслась на кухню за дополнительным столовым прибором. Все снова были вынуждены ждать, глотая слюни. Ради Тоби никто от еды, конечно, отказываться не стал бы, но за столом отсутствовала и Конан тоже, так что все терпеливо злились, не желая прогневать Лидера. Сам Лидер ждал потому, что боялся прогневать Конан. К счастью леди Ангел вернулась быстро, и все, наконец, приступили к трапезе. Самыми голодными как всегда оказались Кисаме, Зетсу и Дейдара. Первый радостно тянул в рот все, в составе чего не было рыбы, запивая доброй порцией саке. Правда, вредный Пейн таки подпортил ему аппетит, демонстративно-медленно уплетая свои сашими. Да и Какузу, меланхолично выковыривающий фарш из акульей головы, аппетита не прибавлял, вынуждая рыб-мэна поглощать все новые и новые порции саке – для успокоения! В итоге уже минут через десять Кисаме назвал Какузу Итачи-саном и попытался одолжить денег у Лидера. Хвала Джашину, он не полез обниматься к Конан, а то на обед у Акацук был бы акулий суп с особой приправой «Самехадушка». Зетсу испортить аппетит было невозможно ничем, поэтому сидящим рядом с ним Хидану, Тоби и Дейдаре приходилось чуть не силой отбирать у обнаглевшего троглодита порции для себя. Но Мадара не был бы Мадарой, если бы не знал слабостей своих подчиненных. Слабиной желтоглазого Акацука был алкоголь – пьянел плотоядный мухомор, что называется с пол-оборота.
– Зе-етсу-са-ан, – плаксивым тоном обратился к «начальнику» Тоби, – не передадите мне пожа-а-алуйста во-он те гёдзи?
– Сейчас-сейчас, – забеспокоился белый Зетсу.
– Сиди, не дергайся! – шикнул на него черный…
Пока половины Зетсу выясняли между собой отношения, хитрый Тоби вылил им в рис грамм двести водки. Разъяренный семейной ссорой каннибал, разом заглотил содержимое своей тарелки, тут же поморщился, поджал листья в комок и со словами: «Мамочка, я, кажется, пустил корешки!» ляпнулся рожей в тофу. Но, пока Тоби обезвреживал каннибала, пакостный Дейдара успел-таки сунуть ему в тарелку свое творение и теперь нетерпеливо ерзал на Хируко в ожидании, когда Тоби это все проглотит.
– Да не вертись ты, черт! Только действуешь на нервы! – проворчал кукольник. – Лучше помоги мне смазать мое левое лезвие на спине, а то оно что-то последнее время заедает.
С этими словами Акасуна сунул Дейдаре в руки масленку и скинул с себя плащ до пояса, подставляя напарнику спину. Дей, при виде полуобнаженного но Данны, забыл про все на свете и полностью сосредоточился на кукловоде. Хитрый Мадара, который, конечно же, заметил, что сунул ему в лапшу подрывник, воспользовался тем, что малолетний маньяк занят, а Хидан закрыв глаза, горланит затрапезную молитву Джашину, поменялся с фанатиком тарелками. Но эту махинацию заметил Итачи, который наелся еще на кухне и теперь развлекался тем, что смешивал саке с томатным и лимонным соками. Залпом выпив полстакана импровизированной «Кровавой Мэри», Учиха вперил многозначительный шаринганистый взгляд в Тоби, давая тому понять, что его ухищрение не осталось незамеченным, и вынуждая последнего избавиться от «улики». Что тот и сделал, завопив: «Тоби хочет сябу-сябу!» и потянувшись через весь стол за тарелкой с названным блюдом и, конечно же «случайно», задев локтем тарелку с лапшей и вывернув ее на пол. Затем, с чувством выполненного долга, Тоби внимательно выслушал подробное описание себя лично, своих внешних данных, умственных способностей и перечень тех мест, в которые, по мнению Какузу, он должен немедленно отправиться и, слегка приподняв маску, мирно принялся поедать свое острое лакомство. И все бы обошлось миром, но лапша со взрывчаткой, падая со стола, нависла на ящике, на котором сидел… или лежал… короче – находился Зетсу. Дейдара, который, как обычно, ничего не заметил, завершил обработку своего любимого семпая, и, пригнувшись так, что из-за стола был виден только один его пакостный голубой глаз, тихонько прошипел: «Кац!». Бедного вусмерть пьяного Зетсу подбросило под самый потолок. Все присутствующие ошарашено вытаращились на полет каннибала. Только Дейдара в недоумении уставился на Тоби, который старательно «ловил» своего «начальника». К счастью пьяный Зетсу абсолютно без вреда для себя приземлился под стол и громко захрапел. Все с облегчением выдохнули и, так как иных повреждений не наблюдалось, снова вернулись к принятию пищи. Практически все первые блюда были уже съедены, пришло время подавать десерт.
– Еще одна такая выходка, Дейдара, и я лично позабочусь о том, чтобы ты умирал долго и мучительно!!! – с чувством прошипел прямо в ухо блондину Акасуна.
– Простите, Сасори но Данна! – немного дрогнувшим голосом прошептал в ответ подрывник, чувствуя как в его бок уперлось ядовитое острие хвоста Хируко.
– Так-то лучше! – Сасори, расслабившись, убрал свое «жало», а Дейдара закипая от бессильной злости, буравил глазами мирно уплетающего свой завтрак Тоби.
Торт прибыл на стол без приключений, только обнаружилось, что кто-то воткнул в него свечки.
– У кого-то день рождения, а я не знаю? – Пейн обвел подчиненных вопросительным взглядом.
Послышался нестройный хор: «Нет», «Кажется, нет!», «Да нет, вроде!» и только Мадара, с невинным видом потягивающий сок через соломинку, воскликнул:
– Тоби, хороший мальчик! Он решил, что со свечками будет веселей! Тоби хочет загадать желание! Пжал-ста, пжал-ста, пжал-ста, Лидер-сама!!!
Итачи закатил глаза. Он и раньше считал, что Мадара переигрывает, а сейчас он решил, что главный Учиха просто играется, пользуясь тем, что выглядит так молодо. И, конечно, Итачи был уверен, что Тоби задумал какую-то пакость.
– Ну что ж, загадать желание это неплохая идея, – согласился Лидер. – Так, каждый загадывает по желанию, а потом дружно задуваем свечи!
Акацки задумались: Какузу мечтательно вперив зеленые глаза в потолок, пожелал (кроме о-о-огромной кучи денег, конечно) еще одну о-о-огромную кучу денег. Хидан, задумчиво покачиваясь на трубе, никак не мог придумать себе желание. Чего там обычно все желают? Денег? Так они ему не надо? Власти? Тоже не-е-е! Бессмертие? Уже есть! В итоге бессмертный пожелал, чтобы Джашин-сама никогда его не разлюбил и, чтобы Итачи с Дейдарой, да и Сасори (чего греха таить) не воровали у него средства для укладки волос. А, еще Хидан пожелал, чтобы Какузу хоть раз спер у него гель для волос, ну, или хотя бы расческу, и воспользовался ею! Пейн и Итачи, конечно же, пожелали мира во всем мире! А еще Итачи пожелал новую пижамку, темно красную с розовыми шаринганчиками (а не это бесстыжее нечто, которое ему презентовал экономный Какузу) и, чтобы казначей перестал покупать одну банку геля для волос на всех! Ну и, конечно же, чтобы его любимый глупый братик наконец-то стал Крутым Шиноби! Пейн еше пожелал, чтобы Конан была не такой ревнивой, Мадара не таким хитроумным, а Итачи не таким загадочным (короче – невозможного) и еще, чтобы его горячо любимые Акацуки поскорее свалили из деревни Дождя, пока они ее в конец не разгрохали и не сравняли с плинтусом его божественную репутацию! Конан пожелала, чтобы сбылись мечты Нагато и Яхико и, чтобы нигде не было войны. А еще: новое кимоно, набор теней для век, брасматик «Volum`Express», лифчик «Push up» (две штуки), новый купальник от «Кристина Риччи», сабо в тон купальника, сиреневое с розами парэо, пирсинг, инкрустированный алмазиком, так, карат в 10… она как раз закончила желать, когда пришло время задувать свечи. Кисаме был грозным маньяком только снаружи и пожелал всем своим друзьям здоровья и счастья. А себе? Ну, себе Кисаме пожелал, разве что, чтобы после загара его кожа перестала быть настолько синей. А так, он уже был вполне счастлив! Сасори пожелал, чтобы Дейдара провалился сквозь землю и, судя по наклонностям подрывника, желание Сасори было более чем выполнимо! А еще Акасуна пожелал снова увидеть свою бабулю и, чтобы та его не прибила за плохое поведение (как исполниться это его желание мы уже знаем). А еще песчаник пожелал новую марионетку из исключительно одаренного шиноби (и почему-то вспомнил про Орочимару). Потом, покосившись на подрывника, еше раз пожелал тому скорой, но мучительной смерти. И еше пожелал стильные облегающие плавки для поездки на море, но снова встретившись взглядом с Дейдарой, решил, что вместо плавок лучше шорты, причем подлиннее и пошире! Дейдара пожелал… ну, одно из двух его заветных желаний и так сегодня исполнилось – он напарник самого Сасори но Данны. Осталось только изобрести ООО – ШМУИ (Оборудование Окончательно Обезвреживающее Шаринган Мерзкого Учихи Итачи) – его блондин и пожелал. Мадара, естественно пожелал: вернуть свои силы, уничтожить Коноху, всемирную власть, матч-реванш с Хаширамой и самый большой кусок торта с во-он той симпатичной розочкой. Зетсу пожелал только торт.
Когда с пожеланиям было покончено, все дружно задули свечи и наперегонки стали отрезать себе куски торта. Пейн сладкоежкой не был, а Конан была на диете, поэтому свою часть они уступили, ноющему над ухом Тоби, который, под завистливый взгляд Итачи, отхватил внушительный кусок сливочной сладости и утащил его на свое место. Где тут же принялся поглощать десерт, запивая бананово-клубничным нектаром. Какузу тоже сладкоежкой не был, но из природной жадности попытался оттяпать и часть Хидана тоже. Беспечный бессмертный заметил это, только когда казначей уже положил торт себе на тарелку и, завопив: «Ты что, совсем ох*ел, придурок?!!» отобрал у казначея всю его добычу. Какузу на это только заржал. Хидан, заметив, что напарник не злиться, недоверчиво уставился на того, но затем все же поделился тортом. Какузу снова хохотнул – Хидан отдал ему кусок больше, чем оставил себе. Сасори, естественно, за столом присутствовал исключительно из солидарности, молча наблюдая, как его новый напарник с кавайной рожицей уминает бисквит, запивая шоколадным молоком.
«Нет, ну какой же он еше ребенок!» – вздохнув, подумал Акасуна.
Сидевший рядом Тоби, уже умял все свои сладости, и приставал к Дейдаре, пытаясь вызвать того на разговор. Но подрывник либо не обращал на баку никакого внимания, либо презрительно отмахивался от него. Тоби это надоело, и он воспользовался тяжелой артиллерией, дабы обратить на себя внимание подрывника.
– Дейдара-семпай, искусство это ведь БУМ?!
– Угу! – с набитым ртом кивнул Дей.
– А что вы говорите, когда хотите создать искусство?
Наивности Тоби не было придела и Дейдара пожав плачами, проглотил кусок торта, сказал:
– Кац!
И тут как рвануло! Все повскакивали с мест, выясняя, что случилось. Один Итачи спокойно наминал свой тортик. Он с самого начала чего-то такого и ожидал! Пейн и Какузу уже начали было орать ни Дейдару, когда все заметили, что подрывник сидит весь с ног до головы заляпанный тортом.
– Тоби, чертов мелкий выродок!!! Ты где взял эти свечи?!! – Дейдара угрожающе навис над «хорошим мальчиком».
– Э-э-э… на кухне, – невинным голосом протянул Тоби и попятился назад. – Только мне одной не хватило, и я взял немного вашей глины, семпай. Я думал, вы сердиться не будете! Я же для всех старался! – Тоби предусмотрительно отодвигался все дальше и дальше от Дейдары. – Я вставил фитилёк и скатал свечку…
– Ты скатал бомбочку, дебил!!! – заорал перемазанный тортом блондин, и ему на нос съехал шоколадный бантик. Дейдара позеленел от злости и кинулся вдогонку за улепетывающим Тоби.
– Догонит. Точно догонит! – воскликнул Кисаме.
– Не-е-е, Тоби быстро бегает! – хихикнул Сасори, которому уже доводилось гоняться за бакой.
– Предлагаю сделать ставки, господа! – с этими словами Какузу достал свой любимый блокнотик и ручку.
Акацуки наперебой стали высказывать свои варианты. В итоге победили те, кто был за Тоби, ибо тому удалось-таки улизнуть от праведного гнева «семпая».

Спустя некоторое время…
Акасуна но Сасори уже битый час стоял у двери в ванную комнату и дожидался Дейдару, который отмывался от торта.
– Да хватит тебе там сидеть. Нам пора на задание!!!
– Я никуда не пойду в таком виде, – хныкал за дверью подрывник.
– Ну чего тебе опять не хватает? Подводки для глаз, фена, лака для ногтей? – закатил глаза Акасуна. – Ненавижу ждать!!!
– Сасори но Данна, – из ванной вылез смущенный Дейдара, – а у вас лака для волос нету?
Пещянника передернуло. Он много чего хотел сказать Дейдаре, но передумал и молча вынул из собранной дорожной сумки флакон с лаком. Подрывник что-то благодарно взвизгнул и умотал укладывать волосы. Минут через двадцать Акасуна но Сасори и Цукури но Дейдара уже стояли перед лидером, который наставлял их в путь-дорогу:
– Не дай Бог вернетесь без биджу, я с вами не знаю что сделаю!
– Можете на нас положиться, Лидер-сан, – ответил Сасори.
– Я все равно не понимаю, почему вы хотите идти сейчас, вечером было бы гораздо удобнее. А так вы будете в Суне в самый солнцепек!
– Поверьте, лучше сейчас, – авторитетно заявил Акасуна и, попрощавшись с присутствующими, направился к выходу. Дейдара отправился следом.
Потом Лидер разыскал растительного Акацука и приказал ему следить за всеми действиями кукловода и подрывника. И, если что-то пойдет не по плану, тут же сообщить. Зетсу, сытый, и довольный тем, что в Суне солнца навалом, захватил две бутылки с минералкой и отправился шпионить.
Когда Сасори, Дейдара и Зетсу отбыли, к Пейну подошел Какузу. Лидеру стало нехорошо – у бухгалтера снова был такой вид, словно он сейчас будет выдвигать планы по сокращению и без того минимального акацучьего бюджета. Вообще-то главбух действительно завел разговор о бюджете организации, только в этот раз его идея Лидеру пришлась по душе. Какузу донесли, что в деревне скрытой в Траве находиться один из шиноби, за голову которого платят огромные деньги на черном ранке. И Какузу просил разрешения у Лидера отправиться за этим человеком. Лидер был не против и Какузу, выпихав за двери наотрез отказывающегося пихтарить в Кусу Хидана, отправился в путь.
Затем Нагато попросил Конан найти Итачи и Тоби и проводить обоих в комнату Лидера. Он хотел выяснить, что тут забыл Мадара. Итачи нашелся первым.
– Ты не в курсе, что тут делает наш лидер? – спросил у вошедшего Нагато.
Итачи отрицательно помотал головой. Через пару минут явился и сам Тоби. Увидев вопросительные взгляды подчиненных, главный Учиха немного озадачился: он забыл придумать причину своего появления здесь, а сознаваться в том, что ему просто стало скучно и было лень самому готовить себе еду, было как-то не комильфо. Вот он и наплел что-то про ненадежность своих подчиненных, про контроль и про сроки задания.
Предыдущая глава
Категория: Юмор | @NikcS | Просмотров: 1052 | Добавлено: 23.10.2012

1 комментарий :)
#1. TeterDim Спам  (09.11.2012, в 18:40)
TeterDimХорошие истории пишешь,молодец!
0  
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]