Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Mafia - Основн...
Написал: TweakTheSound
Дата: 06.12.2016
Ответов в теме: 8778
Тема: Энель vs Белоу...
Написал: Jam
Дата: 06.12.2016
Ответов в теме: 1
Тема: NB-кроссворд
Написал: Енот
Дата: 06.12.2016
Ответов в теме: 188
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 107
Учеников: 92
Шиноби: 15

Jam, Енот, volt, Abrakadabra, Kotorobot, Ananulsonna, TweakTheSound, Kurosaki, nikita1197, Nathan92, Hifuki, Acid_Cake, Arekku, hp777

Как Акацки в отпуск просились (главы 1и 2)

Глава 1.
– Мадара-сан, – Итачи топтался у входа в комнату главного Учихи, – а может, нам того, в отпуск?..
Среди всех Акацук только Пейн, он же Нагато, Конан и Итачи знали, кто здесь на самом деле главный. А в отпуск хотелось решительно всем. Шутка ли, целый год почти без сна и отдыха и практически без нормального места жительства – тут Какузу постарался! Сколько не намекали ему все Акацки, включая Лидера, что пора бы им, как приличному бандформированию, обзавестись своей штаб-квартирой со всеми подобающими наворотами. Ну, или хотя бы с комнатами, кроватями и удобствами не на дворе! Так нет. Разве у этого жлоба чего-то допросишься! Он заявил, что и пещера на берегу речки – это тоже слишком дорого и можно было бы поискать что-то попроще… Акацки испугались, что их казначей и правда переселит их куда-нибудь в «попроще» – в землянку, например, и по-тихому разговор свернули. Тут их светлые головы осенила другая гениальная идея: если нельзя жить в нормальных условиях, то хоть отдохнуть-то можно! И двинули всем составом доносить общественное мнение до своего божественного лидера.
Ничего плохого не подозревающий Лидер Пейн, он же Нагато в теле Яхико, сидел себе спокойненько на своем любимом месте – на кончике языка статуи в деревне Дождя. Короче, дома. Как невесть откуда к нему ввалилась вся честная компания Акацук под предводительством Какузу и начала что-то шумно доказывать.
– Хочу, нах*й, в отпуск! Уе*у к чертовой матери, если не пустишь!!! – орал Хидан.
– Заткнись, чертов выродок! – не отставал Какузу, ни на какие курорты я денег не дам!!! Лидер-сан, можно я его прикончу?
– Лидер-сан, можно я прикончу Какузу? – Кисаме враз высвободил Самехаду от бинтов.
– ЧЕГО? – удивился Какузу. – А тебе я что сделал?
– Что сделал? Что сделал?! – вопил самый синий из всех Акацук. – Да я из-за тебя забыл, как нормальная жизнь выглядит. Я уже не помню, когда последний раз наведывался в развеселые кварталы! Да что там – я забыл вкус саке!!! – Кисаме с силой бахнул Самехадой об пол, отчего та заворчала. – Из-за тебя у меня нет ни копейки! Ты, экономист хренов, все деньги отбираешь. Даже те, что мне на миссиях случайно перепадают.
– Все, что вы добываете на миссиях, принадлежит организации, – флегматично отозвался казначей.
– Жлоб несчастный!!! – заорал Хошигаки и кинулся на счетовода.
Если бы не отменная реакция Итачи, успевшего вовремя схватить за руку своего напарника, то без приличной потасовки тут не обошлось бы. Лидер поджал губы: с деньгами у Акацки было все в порядке, благодаря стараниям Какузу, но его иногда, а точнее, всегда здорово заносило с экономией. Не успев как следует развить эту мысль, Лидер переключил свое внимание на другого персонажа из его разноцветной коллекции – Зетсу.
– Э-э, Лидер-сан, правда, давайте все махнем в отпуск. А то я тут завяну! Какузу не дает мне ни копейки на удобрения, мотивируя тем, что все витамины есть в натуральной пище, а в соседних деревнях уже реально просекли, что пропадают люди. Мне скоро есть будет нечего! А с таким мизерным количеством ультрафиолета я окончательно потеряю свой обворожительный окрас. То ли дело на море: солнце, воздух и пропажей народа никого не удивишь…
– Воду и солнце ему подавай! – возмутился Какузу. – У нас перед домом речка есть. Поди, посиди на бережке, чай снова позеленеешь!!!
– Да что ты понимаешь в отдыхе! – вмешался в склоку самый молодой из Акацук – Дейдара. – Отдых должен вдохновлять! Подвигать на творчество, давать свежие идеи, м-м-м.
– Да, – вторил коллеге Сасори, – свежие идеи или свежий материал! Зетсу прав, у нас уже замечают недостачу людей: мне не из кого делать марионетки, а они, между прочим, – мое оружие! Да и вообще, я по песку соскучился! Хочу на пляж!
– Му-ха-ха-ха-ха… – раздался громогласный хохот Какузу. – Сасори, ты Буратино деревянный, какой тебе, нахрен, пляж?! Да ты в воде разбухнешь и испортишься!!!
– А вот и нет! – Кукольник обиделся. – Много ты понимаешь в марионетках! Я – настоящее произведение искусства. Я водостойкий!
– Ха! Но Данна, – влез в разговор Дейдара, – Вы тоже не слишком смыслите в искусстве!
– Что-о?! – заорал Сасори и, зная, что сейчас будет, наставил хвост Хируко на напарника.
– Настоящее искусство – это ВЗРЫВ! – заорал Дейдара. – КАЦ!!!
Все в ужасе пригнулись к полу, прикрыв головы руками. Когда отгремело, и Акацуки повытягивали шеи, оценивая масштабы причиненного ущерба, они удивленно обнаружили, что все и всё в целости и сохранности. Через пару секунд нашлось объяснение этому «чуду»: Пейн изолировал взрыв сферическим щитом и стоял посреди комнаты абсолютно злющий.
– Я… – задыхаясь от праведного гнева, начал Лидер, – стараюсь изо всех сил, чтобы принести мир на эту грешную, погрязшую в войне и насилии землю! А вы?!!
Усовестившиеся Нукенины опустили головы, только Итачи, как ни в чем не провинившийся, спокойно подпирал стеночку и головы не опускал. Пейн это заметил.
– Итачи, – Лидер елейным голосом обратился к Учихе, – а ты почему ничего не требуешь, не орёшь и не крушишь мой дом?
Слегка обалдев от такого дурацкого вопроса, Итачи сказал, что всем доволен, но от отдыха на каком-нибудь лазурном берегу не отказался бы. Нагато и сам с удовольствием махнул бы сейчас с Конан к морю на недельку-другую. И этих подопечных своих сплавил бы в отпуск на все четыре стороны. Но и Пейн, и Итачи хорошо знали, кто здесь принимает такие решения. Воспользовавшись тем, что все Акацки виновато рассматривали свои ботинки, Пейн сказал, что подумает на тему отпуска, и кивнул Итачи, чтобы тот испросил разращения на сие действие у настоящего Лидера.
Вот почему этим ранним утром в дверях у Мадары топтался именно Итачи.
– Сколько раз тебе повторять, – психовал Мадара, – называй меня Тоби. ТО-БИ!!! Нафига я, по-твоему, маску напялил, а? Наверное, для того, чтобы ты всем разболтал, кто под ней?
– Э-э-э, так мы тут одни. – Итачи пожал плечами, но, увидев покрасневший глаз, быстро исправился. – Ладно-ладно, прости. Так что там насчет отпуска?
– Какой, к черту, вам отпуск?! – возмутился Тоби. – Вы хоть кого-то из хвостатых поймали?! НЕТ! Вы хоть сколько-нибудь причинили вреда Конохе?! НЕТ! Вы вообще ничего полезного не сделали за последний год! Так какой вам, нахрен, отпуск?!
– Боюсь, если ты их сейчас куда-нибудь не ушлёшь, то будет бунт, – спокойно ответил Итачи.
– Чего? Какой еще бунт? – Мадара еще не вполне проснулся и, зевая, обалдело уставился на «родственничка».
Итачи, поняв, что с Великим и Ужасным сейчас «каши не сваришь», ибо он явно пребывал еще в мире грез и сновидений, потащился заваривать кофе: Мадаре, чтобы тот проснулся, и себе, чтобы… ну просто хотелось ему чего-то сладкого, не леденец же ему сосать! А кофе с тремя, нет, с пятью ложечками сахара – то, что надо!
Вернувшись с двумя чашкам ароматного напитка, Итачи застал главный бич Конохи мирно сопящим в две дырочки под одеялом в розовых облаках.
– Мадара, тьху-ты, Тоби-сан. – Итачи потряс спящего за плечо.
– А-а-а, кофе! – Довольно потянувшись, Мадара сел на кровати и принялся поглощать ароматный напиток. – А ты неплохо готовишь кофе, – похвалил он Итачи.
– Меня Конан научила. – Парень засмущался.
– Ну что там у вас опять стряслось? – уже благодушнее поинтересовался Тоби. – И почему это с подобными вопросами явился ты, а не мой божественный заместитель?
– А он занят, – хохотнул Итачи, вспоминая, что сейчас творится дома у Пейна.
– Как это – он занят?! Я ему ничего не поручал! – возмутился Мадара. – Что, у него снова самодеятельность?
– Да нет. – Итачи снова подавил смешок. – Просто наши коллеги решили погостить у него денек-другой, пока не решится вопрос с отпуском. А меня, как посвященного в курс дела и меньше всех возникавшего, отправили к тебе.
– А чего не Конан? – Главный Лидер пожал плечами.
– Так она громче всех кричала: «Хочу на Мальдивы!»
– А-а-а… – Мадара понимающе кивнул. – Ну ладненько, будем разбираться.

Тем временем в башне Пейна творилось абсолютно неизвестно что. Дорвавшиеся до более-менее нормального жилья Акацки тут же передрались за то, кто пойдет в душ первым.
– Я первый! Пошли все нах*й, выродки! – орал Хидан, оттягивая за хвост слившегося с Самехадой Кисаме.
– Нет, я! – вопил протискивающийся между ними Зетсу. – Мне влага нужна больше вашего!
– Ах ты, кактус уёб*нный, сорняк-переросток, я тя щас нахрен скошу в гербарий! – взвыл Хидан и, оставив в покое хвост Кисаме, замахнулся косой на Зетсу.
Двуличный Акацук, зная, что у Хидана хватит дури сделать то, что он пообещал, постарался удалиться в стену. Но не тут-то было: оставленный без присмотра Кисаме тут же надул свой водяной пузырь, и Хидан с Зетсу мгновенно всплыли кверху брюхом, так как ни тот, ни другой толком плавать не умели. Благо, им обоим отсутствие кислорода не очень вредило, ибо один был бессмертным, а другой вообще растением! Хошигаки, поняв, что этих двоих утопить вряд ли удастся, решил сыграть на опережение (он-то плавать хорошо умел) и рванул к ванной комнате. Как только Хидан и Зетсу оказались за пределами водяного шара, тот лопнул, а Кисаме уже схватился за ручку двери но… тут над их головами нависло нечто!
– Я смотрю, вы уже помылись, м-м-м. – Дейдара, наблюдавший за происходящим из-за угла, ухмылялся. – КАЦ!
Висевшее под потолком нечто оказалось глиняной бомбой и рвануло так, что Кисаме выкинуло в окно, Хидана откинуло в другой конец коридора, как раз к лестнице, с которой он благополучно скатился вниз. Один Зетсу вовремя ретировался с поля боя, отделавшись оглохшим ухом на черной половине тела, что очень развлекало белую. Избавившись от соперников, Дей заперся в ванной, предварительно понаставив маленьких бомбочек на стены, потолок и пол – против Зетсу.
Конечно, шумное происшествие не осталось незамеченным для Пейна – одно из его тел тут же материализовалось у двери ванной. Осмотрев учиненный разгардияж, Нагато схватился за голову, тело Пейна, соответственно, сделало то же самое.
– Нет, это ж какая скотина?! Конан только что тут все убрала!!!
Пейн дернул ручку двери в ванную комнату, она оказалась запертой. Он со злости забарабанил в двери. Из-за нее раздался невинный голосок Дейдары:
– Пошли нафиг, не открою!
– Ах это ты, Дейдара! – заорал Лидер. – Я почему-то именно так и подумал. Ну все, мое терпение лопнуло, ты покаран…
– Лидер-сама. – За дверью что-то шлепнулось, матюкнулось, послышалась бодрая возня и несколько небольших взрывов. Затем снова тихий мат и звук шагов босых ног по мокрому кафелю. Дверь приоткрылась, и в проеме показалась кавайная рожица, обрамленная мокрыми светлыми волосами. – Ну почему если что-то случается, Вы сразу думаете на меня? – Дей надул губки и убрал мокрую челку с лица.
– А что, я ошибся? – Лидер улыбнулся еще кавайнее Дея.
– Ну, вообще-то это все Кисаме… м-м-м…
Если честно, то все разрушения на этаже действительно принадлежали усилиям Великого Мечника Тумана. После его водяного пузыря, который все перевернул вверх дном, бомбе Дейдары уже было попросту нечего разрушать. Лидер огляделся. Уверившись в справедливости слов Дейдары, он только спросил:
– А где Кисаме?
Дей пожал плечами.
– После взрыва я его не видел. Но, по-моему, кто-то выпал из окна. – И пока Лидер не перекинул свой гнев на него, смылся обратно в ванную.
Пейн рванул к разбитому окну – внизу на асфальте лежала какая-то синяя куча.
– Только этого мне не хватало! – возопил Лидер. – Мадара-сан меня прибьет!!!
С этими словами он опрометью бросился вниз, но, походу смекнув, что другой Пейн уже находится на улице, побежал к месту происшествия другим телом. Мысленно перебирая все возможные последствия его недосмотра за подчиненными, Нагато разглядывал то, что осталось от Хошигаки Кисаме после падения. Наконец, Лидер решил не тянуть кота за яй… то есть, просто не тянуть! И повернул к дому, чтобы послать кого-то отодрать тело Кисаме от мокрого асфальта. Но тут неестественно выгнутая голова хохотнула, открыв жутковатый оскал.
– Лидер-сама, не поможете мне сесть? А то мне так лежать как-то неудобно.
Слегка побледнев, насколько может побледнеть труп, Пейн потянул Кисаме за протянутую руку. Тот сел и стал отряхивать с себя грязь улицы, понося Дейдару на чем свет стоит.
– Ты же умер! Я видел, что поток твоей чакры остановился… – Пейн шокировано выпучил глаза-Риннеганы.
– А, Вы про это? – Кисаме снова нахально осклабился. – Так это Самехада мне чакру восстановила, долго объяснять… – Он любовно погладил плетеную рукоять меча с эфесом в виде черепа. – Пока она со мной, меня убить почти нереально. В отличие от этого малолетнего пиро-маньяка. Ну я ему задам!

Оставив Мечника и его меч разбираться с их планами на будущее, Пейн направился к Конан. Ему срочно требовалась порция саке, то есть, саке требовалось Нагато, а Пейн пошел искать подругу Лидера или хотя бы бутылку саке. Но расслабиться ему сегодня была явно не судьба…

Глава 2.
Где-то на третьем этаже раздавались отчаянные крики и мат. Среди спорщиков Лидер сразу признал Хидана и Какузу. Направив ближайшего Пейна к источнику нарушения спокойствия, Нагато удивленно обнаружил среди скандалящих шиноби свою, всегда покладистую и спокойную, подругу.
– Конан, что тут происходит? – вопросил Пейн, не видя очевидных причин для спора.
– А-а-а, Лидер-сан, Вас-то нам и надо! – Какузу почему-то очень обрадовался его появлению.
Этот факт не на шутку встревожил Нагато. В последний раз, когда казначей был так рад его видеть, все Акацки в целях экономии переехали из запущенного, но удобного особняка в пещеру к Джуби на рога, где даже удобств не было! Они с Конан, конечно, отказались от жизни такой, сославшись на их божественную миссию, и удалились в деревню Дождя. Тоби тоже слинял в одну из многочисленных секретных резиденций клана (а вот и не угадали, не Учиха). В целях конспирации он заселился на секретной жилплощади клана Сенджу. Никто на это не возразил: Акацкам было в глубокой степени «до-лампочки», где ночует Тоби, да они и не знали, где. А из хозяев дома в живых никого не наблюдалось. Так что ушлый Мадара-сан теперь полновластно распоряжался нехилым домиком со всеми удобствами, принадлежащем клану Сенджу. Он даже не снял со стены в гостиной портрет Первого Хокагэ. Ему нравилось время от времени усаживаться на диван с чашкой травяного чая и вазочкой сладостей напротив портрета. Сидя так, Учиха Мадара пытался закончить какой-то, видимо, очень важный диалог, известный только ему и Сенджу Хашираме. Конан, Нагато и Итачи, а только они и наблюдали этот странный процесс, считали, что у Мадары на старости лет «крыша поехала», и он стал сентиментальным. Но остальные Акацки были вынуждены прозябать в условиях, которые им выбрал экономный Какузу, и уже были на своем моральном пределе от жизни такой. Припомнив все это, Лидер с самой милой улыбкой повернулся к казначею.
– И зачем же я вам так срочно понадобился? – продолжал источать мед Пейн.
– Какузу и Сасори не могут поделить комнату! – ответила за главбуха Конан.
Учитывая то, что обитель бога не была рассчитана на прием гостей, тем более, в таком количестве, то оборудованных для этого комнат было – аж одна, и та – запасная спальня, на случай размолвки с Конан. Вот из-за нее, из-за комнаты, а не из-за Конан, и разгорелся спор.
– Я, как самый пожилой член организации и как ответственный за финансы, должен нормально высыпаться, так что спальня моя! – Какузу встал в позу.
– Если бы ты не был таким жлобом, то мы все всегда нормально высыпались бы! – Сасори зло уставился на казначея.
– Мать вашу, атеисты ёб*нные, мне нужно место для прославления Джашина-самы! А-а-а! Уеб*ща, пальцем деланные, вы не понимаете истинно верующего джашиниста!!! – разорялся Хидан.
– Не-ет, это самая солнечная комната и тут замечательный, просторный балкон. – Из-за двери высунулась голова Зетсу в окружении листьев с шипами.
– А ты, гребаный веник, иди прорастать на крышу, там еще светлее! – «вежливо посоветовал» бессмертный и, ухватив человека-растение за один из листьев, вытянул его из комнаты.
– Мне нужно уединение. Настоящее искусство не терпит суеты. Я не могу творить вечное среди толпы обывателей! – напомнил о себе Акасуна но Сасори.
– Это кого ты назвал обваляте… э-э-э… обувате… короче, кем ты нас обозвал?! – возмутился валяющийся на полу Зетсу. – Я тя щас сожру!!!
– А не сможешь – зубки туповаты! – довольно ухмыльнулся Акасуна и демонстративно постучал по деревянной груди.
Но задетого за живое Зетсу это не остановило, и он вцепился в плечо Сасори. Тот заорал от возмущения, выдернул себе ногу и стал дубасить ею навязчивое растение. Балансируя на оставшейся конечности и размахивая деревяшкой во все стороны, он долбанул по голове Хидана, который незамедлительно завопил благим матом и воткнул свою косу в спину Сасори.
– Выродок! Я только что отполировал свое тело! – Кукольник неестественно вывернул голову на сто восемьдесят градусов и, вытащив из своей спины косу, воткнул ее в голову бессмертному.
Какузу достал блокнотик и методично записывал, кто, сколько и чего попортил, перемежая свою писанину выкриками:
– Акасуна, на новый полироль можешь даже не рассчитывать, денег не дам! И тебе, Хидан, на новый плащ тоже!
– Жлоб несчастный! – взвизгнул Хидан, отдирая от себя прилипшего теперь к нему оголодалого Зетсу. – Боль, о великий Джашин-сама, как прекрасна боль! Прекрати жевать мой плащ, гребаное растение…
Потасовка только набирала обороты, как в конце коридора появился резко пахнущий банановым гелем для душа Дейдара с идеально наманикюренными ногтями. А с лестницы уже доносились тяжелые шаги Кисаме. Почуяв генеральный погром, Пейн в отчаянии заломил руки.
– Господи, да сделай с ними что-нибудь! А то они весь наш дом в щепки разнесут, – взмолилась Конан, схватив за грудки Пейна и в упор уставившись в Риннеганы Нагато. Того снова бросило в холодный пот.
– Чертов Мадара! Бросил меня самого с этими… а ведь обещал помогать! – прошипел себе под нос Нагато и, набрав побольше воздуха в легкие Пейна, гаркнул на подчиненных: – А-НУ, ПРЕКРАТИТЬ БАЛАГАН!!!
Все ошарашено обернулись. Лидер редко позволял себе повышать голос. Но к сегодняшнему дню это явно не относилось.
– ВСЕ! БЫСТРО! В ГОСТИНУЮ! – не терпящим возражений тоном, приказал Пейн. – И тихо там, пока я не приду и не решу, что мне с вами делать! И не дай бог кто-то из вас снова привлечет мое внимание, – Пейн обвел риннеганистым взглядом всех присутствующих, – душу заберу! И хрен отдам обратно!!! Всем понятно?!
– Да, Лидер-сама, – хором ответили трухнувшие шиноби.
Это был первый раз, когда Лидер пригрозил им своим легендарным додзюцу. Толпа притихших ниндзя нестройным рядом двинулась вниз по лестнице, по направлению к так называемой гостиной, по ходу сетуя на несправедливость мироздания и Пейна в частности.
– Конан, зайди ко мне, пожалуйста, – уже выдохшимся голосом попросил Нагато. – Ума не приложу, что с ними делать?
– А от Итачи новостей нет? – Конан, переговариваясь с Пейном, направлялась в комнату Нагато.
– Не-а. Знаешь, еще немного и я сам их сошлю куда-нибудь на окраину страны Земли, – обреченно буркнул Пейн.
– Ну-ну, – куноичи погладила напарника по плечу, – не горячись. И вряд ли в стране Земли обрадуются Дейдаре…

Тем временем в «резиденции» Тоби…
– Ну, так ты что-то надумал? – Итачи недовольно скрестил руки на груди, которому было искренне жаль Нагато.
Лицо настоящего Лидера озарила отвратительно-дружелюбная улыбка, от которой Итачи бросило в холодный пот. В такие моменты он искренне сожалел, что Мадара при нем не носит маску!
– Вы ведь позагорать хотели? – сладенько протянул Тоби. – Зетсу света не хватает для качественного фотосинтеза, да?
– Ну да, – согласился Итачи, не понимая, к чему это клонит Мадара.
– Ну так совместите приятное с полезным! – усмехнулся Главный Лидер. – Будет вам и песок, и солнце. Отправляйтесь за Однохвостым!
– Что-о?! – Бедный Итачи не ожидал ТАКОЙ подлянки. – Да кто на это согласится?! Я же говорю тебе: у нас бунт!!!
– Да-а, а я еще думал из тебя лидера клана Учиха сделать! Ну, на случай, если план Конохи по их уничтожению провалится. Но вижу – зря. Плохой из тебя лидер! Не понимаешь ты, как народ мотивировать!
– Ты много понимаешь! – Итачи обиделся. – Тебя вообще из деревни выгнали! Ничего не скажешь – верх благоразумия: поссориться с собственным кланом, вступить в бой с самим Хаширамой, который, кстати, хотел с тобой помириться, лишиться почти всех сил. И ты еще будешь учить меня уму-разуму! Да лучше бы ты сидел спокойно и стал бы вторым Хокагэ! И НИЧЕГО ЭТОГО НЕ БЫЛО БЫ!!!
Видя, что Итачи разошелся не на шутку, Мадара пошел на попятную:
– Ладно-ладно, я был слишком молод, вот! Оставим в покое мое темное прошлое, поговорим о настоящем. Вы отправляетесь за Сюкаку…
– Да я же сказал: никто не пойдет, – напомнил Итачи.
– А вот тут ты не прав. – Тоби хитро сощурился и блеснул красным глазом.
«Маску, маску… надень маску, пожалуйста!» – мысленно взмолился Итачи.
– Так, передай Нагато следующие инструкции: первое – поделить всех на пары…
– Так нас уже делили, – перебил Лидера Итачи.
– Это вас с Кисаме делили, – съехидничал Мадара. – Ты забыл, что у нас один предатель и двое новеньких?! - И убедившись, что Итачи не намерен его больше перебивать, продолжил: – …на пары: Кисаме/Итачи, Пейн/Конан – так и остаются. Кто там громче всех вопит, что ему не нужен напарник?
– Какузу - он не хочет ни с кем делиться, – отозвался гений клана Учиха.
– А-а-а, наш старый хитрый казначей… пусть обучает молодые кадры. Передай Нагато, чтобы дал ему в напарники Хидана. Этого он не попортит! А то на него новеньких не напасешься, он, видите ли, чуть что не по его, сразу мочит. Убивец хренов! - Мадара недовольно фыркнул и продолжил: – Так, кто там еще без пары? Сасори, Дейдара и Зетсу-сан? Ну, последнего я пока оставлю за собой, а вот стоит ли ставить в пару нашему кукловоду этого малолетнего пиро-психа-художника? Они оба с нехилым сдвигом в голове… и все время соревнуются…
– Так пускай они и ловят Биджу! Наперегонки! Тем более, Сасори родом из той же деревни, что и Джинчуурики Сюкаку.
Мадара задумался: «А ведь верно: Сасори хорошо знает местность, а у Дейдары достаточно дури, пардон, энергии, чтобы полезть в драку с таким чокнутым Джинчуурики, как Собаку но Гаара, тем более, тот вроде стал Казекагэ… Ну вот, уже всяких малолеток в Кагэ принимают, а меня, в мною же созданной деревне…» Тоби от злости раздавил чашку, которую до сих пор держал в руках.
– Ты чего? – удивился Итачи, подавая Мадаре салфетку.
– Не важно. – Главный Лидер мотнул головой. – Дейдару в пару к Сасори! Что там дальше? Мотивация? Запоминай, Итачи: Сасори и Дейдара и сами побегут за Сюкаку, если сказать им, что настоящее искусство то, которое способно побороть Биджу. Нагато скажи, пусть пошлет Зетсу за ними последить, заодно будет ему отменный фотосинтез! Остальным передай, что на границе Ветра и Реки есть отличный санаторий на берегу моря, и если они будут вести себя хорошо и слушаться Лидера, то две недели отпуска «all inclusive» им гарантированы. - И, предвосхитив вопрос Итачи насчет истерики Какузу, добавил: – Нашему казначею-сану передай, что это нам ничего стоить не будет, так как хозяин должен Пейну по-крупному. Остальным этого знать не стоит, пусть ценят щедрость лидера!
– Здорово ты все придумал! – восхитился Итачи, про себя отметив, что этот старый хитрый манипулятор уже начинает его слегка напрягать, и надо бы выучить парочку техник против Мадары – так, на всякий случай…
Уже прощаясь у дверей с любезно провожающим его Мадарой, Итачи вдруг посетила интересная идея.
– Тоби-сама, – Мадара насторожился от слишком уж почтительного обращения к нему Итачи, – может, подкинешь меня до деревни Дождя? А то, боюсь, пока я туда своим ходом, то от нашего любимого Лидера и его шести тел ничего не останется. – Итачи состроил кавайные глазки.
Главный Учиха вздохнул, но, в конце концов, работоспособное состояние всех Акацук, а особенно Нагато, прежде всего в его интересах.
– Ладно. – Великий и Ужасный махнул рукой.
Натянув на лицо свою маску, валявшуюся на столике в прихожей, он взял Итачи за руку, и через мгновение они оба уже стояли на пороге башни Пейна.
– Если что, меня тут не было! – Тоби сверкнул на прощание Шаринганом и скрылся в вихре временно-пространственной техники.
«Даже не хочу представлять, что меня там ждет!» – подумал Итачи, заметив странную красно-синюю лужу на асфальте перед домом, и толкнул входную дверь.
Следующая глава
Категория: Юмор | @NikcS | Просмотров: 3619 | Добавлено: 08.07.2011

Всего комментариев: 2
#1. Асула Спам  (21.08.2012, в 13:48)
АсулаАвтор,
скажу вам честно. Разыграть такие отношения между Акацками очень хорошая идея и у вас она получилась.Особенно нравятся Хидан и Какузу. Мне очень понравилось. Особенно я наблюдала за Итачи. Здесь он тоже предстал в такой эм... немного в другом облике. И это очень нравится многим! :o
+1  
#2. TeterDim Спам  (20.10.2012, в 20:24)
TeterDimПолностью согласен!
0  
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]