Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

Игры по Наруто
На форуме
Тема: Ларкейд Драгни...
Написал: Mingo
Дата: 05.12.2016
Ответов в теме: 2
Тема: Самая полезная...
Написал: Mingo
Дата: 05.12.2016
Ответов в теме: 7
Тема: Кто сильнее? ...
Написал: Rubilаx
Дата: 05.12.2016
Ответов в теме: 95
Друзья сайта
Наша кнопка
Naruto-Base.Su: Сообщество Фанатов аниме и манги Наруто, Блич, Хвост Феи
Статистика

В деревне: 73
Учеников: 58
Шиноби: 15

DarSh, Yelloy_Flash), nareki, Cellinger, M-OwL, SoulRiver, Max24, Bytboymn, LORDVIEW, Mingo, Ormut, CarlPA

И снилось ворону, что был он лисом. Арка 1. Глава 9

Рассвет занимался над пока ещё спящей Конохой медленно, но верно. Неспешно приподнявшись над скалой с высеченными на ней лицами прежних глав деревни, солнце стало лениво разливать золотисто-оранжевый свет по улицам и подворотням селения, по окнам его домов. Наконец, лучи достигли окна и моей квартиры.

— Саске?.. — позвал я, продолжая бездумно пялиться в окно.

— Мм? — протянул друг с пола; ему опять приспичило ночевать у меня на его личном, хранящемся обычно у меня в кладовой футоне.

— Вставать будем? — поинтересовался я.

С футона донёсся неопределённый не то вздох, не то хмык, однако затем Саске медленно сел — его голова оказалась вровень с моей, всё так же покоившейся на подушке.

— Сколько у нас ещё времени? — его голос звучал хрипловато после сна.

— Достаточно, — я тоже сел и потянулся. На самом деле, я соврал: времени у нас было не просто достаточно, а выше крыши. Ну вот кто, кто додумался назначать сбор на час дня? Теперь придётся всё утро как-то себя развлекать!

— Хорошо, — отозвался Саске, поднимаясь с футона. — Я первый в душ.

— Нечестно!.. — начал было возмущаться я.

— Я гость, — решительно перебил меня друг. — Да и потом, когда ты ночевал у нас, я тебя всегда вперёд пропускал.

— Я выигрывал право первенства в честных боях!

— Я поддавался.

— Ну да, ну да, — захмыкал я и замахал рукой.

Демонстративно закатив глаза, Саске удалился в сторону ванной, оставив меня одного. Ещё немного посидев на кровати, я дотянулся до прикроватной тумбочки и, взяв с неё резинку, завязал хвост. День обещал быть погожим и приятным, весело щебетали птички, свившие гнездо под крышей дома, под моим окном уже кричали какие-то дети — не знаю, чего им-то не спится в такую рань.

Вот интересно, а другие участники экзамена на чунина уже встали? Волнуются ли они перед новым этапом, гадая, что их ожидает на сорок четвёртом тренировочном полигоне? Или, может, самозабвенно тренируются? От этих мыслей я почувствовал себя каким-то неправильным — ни волнения, ни страха, ни желания начать наматывать вокруг деревни круги в попытках выплеснуть энергию у меня не было — только нетерпение, восторженное ожидание чего-то нового. Накануне вечером, когда мы за ужином у Шисуи обсуждали предстоящий этап, джонин, услышав, что испытание будет проходить на сорок четвёртом полигоне, очень уважительно хмыкнул, однако сколько бы мы ни пытали его, в ответ получили лишь фразу: «Лес Смерти — опасное место».

Я в предвкушении прищурился. Лес Смерти, значит… Звучит и вправду опасно.

Тем временем шум воды в ванной затих, а через какое-то время в спальню заглянул свежий и бодрый Саске.

— Что на завтрак сделать? — ого, кажись, у него очень хорошее настроение, раз он даже добровольно приготовить что-то предлагает.

— Хм, — с наигранной задумчивостью протянул я. — Даже не знаю, какое из твоих фирменных блюд выбрать: сгоревшие тосты, омлет со скорлупой или же пересоленную, похожую на сопли кашу?..

— У Учих нет предрасположенности к готовке, — огрызнулся Саске, задетый за живое тем, что его порыв не оценили. — Шисуи исключение.

— Не спорю, — примирительно улыбнулся я. — Знаешь, у меня отличная идея.

— Какая?

— Давай напросимся на завтрак к Сакуре. Её мама печёт просто чудесные пирожки.

— Хм, — теперь уже Саске задумался, причём всерьёз. — Неплохая идея.

— Уж всяко лучше, чем твои кулинарные изыски, — не преминул поддеть его я.

Приняв душ и одевшись (Саске всё это время пролежал на моей застеленной кровати, поминутно хмыкая и нетерпеливо цокая языком), я наскоро покидал в подсумок оружие и прочие мелкие вещи, которые могли пригодиться на экзамене, закрепил на поясе катану и вместе с другом вышел на улицу. Погода и в самом деле царила великолепная, и это лишь улучшало моё и без того радужное настроение.

Добравшись до дома Сакуры, мы притормозили за углом, чтобы в честном поединке в «камень-ножницы-бумага» решить, кто будет стучаться и изображать голодную сиротинушку. По счастью, удача сегодня была на моей стороне, так что я практически силой затолкал недовольного Саске вверх по лестнице, ведущей к двери. Наградив меня поистине испепеляющим взглядом, он покорился неизбежности и постучал. Тишина длилась секунд пять, а затем внутри квартиры раздался крик:

— Сакура, кто это там пришёл?!

— Почём мне знать?! — донеслось более глухо. — Я у себя!

— Так пойди посмотри!

— Блин, тебе же ближе!

— Ты как с матерью разговариваешь?!..

— Может, пойдём? — неуверенно предложил я, вовсе не желая быть втянутым в семейные разборки.

— Нет уж, — отрезал Саске. — Я голодный.

— А тебя не смущает?..

— Ничуть. Тем более что странности моей семейки она уже видела.

Я ничего не сказал, однако от хмыканья всё-таки не удержался. Тем временем в квартире послышались шаги, а затем открылась, наконец, дверь, явив нам ещё всклоченную после сна Сакуру.

— Доброе утро, — ровно поздоровался Саске, неплохо копируя обычное невозмутимое выражение лица брата.

— Ой, Саске-кун! — воскликнула девушка; заливаясь краской, она принялась судорожно запахивать и без того хорошо скрывавший её ночнушку халат и непроизвольно завязала пояс на жуткий узел. — Изуна! Что вы здесь?..

— Кто там?! — донёсся из дома женский голос.

— Саске-кун и Изуна! — через плечо крикнула Сакура, продолжая нервно коситься на нас (Саске всё ещё пытался выглядеть равнодушным, и я держал мину под стать его, хотя внутренне уже сгорал от смеха).

— А что им надо?!

— Откуда я знаю?! Ты же не даёшь мне время спросить!

— Нам бы позавтракать, — спокойно сообщил я.

— А что, бесплатная столовая в квартале Учих сегодня не работает? — буркнула Сакура, раздражённая перепалкой с матерью.

— Шеф-повар на целый день угнан в Академию, — отозвался я, пожимая плечами.

— В классе Минори устраивают нечто вроде «Дня додзюцу», — пояснил Саске. — С ней вместе учится парень Хьюга, и учитель попросил привести по шиноби из каждого клана. Я так понял, сначала будет что-то типа лекций, а напоследок состоится тренировочный бой между обладателями Шарингана и Бьякугана.

— Наверное, было бы интересно посмотреть, — заметила Сакура, сменяя гнев на милость.

— Ну, Сакура, тебе вполне может представиться такая возможность и во время экзамена, — заметил я. — Хотя нет, — я повернулся к другу, — Саске, давай договоримся сразу: если команда Гая на нас нападёт, я беру Неджи. Ты, если хочешь, можешь заняться парнем в зелёном трико…

— Так что?! — крик госпожи Харуно не дал Учихе возможность ответить на моё лестное предложение.

— Мальчики зашли проведать меня перед экзаменом! — отозвалась Сакура. Я сделал страшные глаза и тихо затопал ногой, напоминая о цели нашего визита, но девушка шикнула на меня и обернулась к вышедшей в коридор матери.

— Здравствуйте, Мебуки-сан, — чуть ли не хором поприветствовали её мы с Саске.

— Здравствуйте, мальчики, — женщина дружелюбно улыбнулась нам, не прекращая вытирать кухонным полотенцем мокрую тарелку. — Не хотите зайти? Мы как раз собирались завтракать.

— С удовольствием! — закивал я.

— Тогда проходите, — пригласила она и вновь скрылась на кухне.

Переступив порог, Саске негромко спросил Сакуру:

— А твой отец?..

— Его нет, — так же тихо отозвалась она. — Уехал на пару дней в столицу по делам.

Коротко кивнув, Саске стал разуваться, и я последовал его примеру, после чего втроём мы прошли в кухню. Стол уже был накрыт, и Мебуки-сан вновь улыбнулась и жестом пригласила нас устраиваться.

Накормили нас в доме Харуно, надо признать, как дорогих гостей (у меня даже закралась подлая мыслишка почаще напрашиваться на обеды к подруге, ведь надо Шисуи и послабления иногда давать), а застольный разговор был лёгким и ни к чему не обязывающим. Когда же трапеза подошла к концу, а Сакура собралась, мы простились с Мебуки-сан и вышли из дома.

— Ну что? — протянул я, неспешно шагая в толпе по широкой торговой улице. — Что делать будем? До сбора ещё часа два, если не больше.

— Пошли в парк, — предложил Саске. — Полагаю, нам необходимо кое-что обсудить.

Солнце поднималось всё выше и припекало всё сильнее, и чтобы спастись от зноя, мы, купив по мороженому (купили мы с Сакурой, их учиховская светлость воротит нос от сладостей), устроились на скамейке в тени большого бука. Неподалёку на мощёной плиткой площадке играли с мячом дети, слишком маленькие, чтобы ходить в Академию, и их звонкий смех доносился до нас, делая этот солнечный день ещё теплее и ярче.

— Предлагаю подумать над нашей стратегией на сегодняшнем экзамене, — произнёс Саске, отрывая меня от наблюдений за карапузами.

— Ну давай, — отозвался я. — Для начала, что мы имеем?

— Площадка, на которой будет проходить этап, называется Лес Смерти, — сказала Сакура. — Значит, это почти наверняка будет испытанием на выживание.

— Согласен, — кивнул Саске. — Не могу сказать, что это лучший расклад для нас.

— В самом деле, — согласился я, откидываясь на спинку скамьи и задумчиво поглаживая подбородок не занятой мороженым рукой. — Нет, я в принципе представляю, что можно кушать в лесах Страны Огня, а что нельзя, но ведь наверняка не только в выживании будет заключаться задание — слишком просто.

— Особенно зная Анко, — хмыкнул Саске, складывая на груди руки.

— Да, она та ещё затейница, — ухмыльнулся я, лукаво поглядывая на друга. В отместку он вновь попытался испепелить меня взглядом, причём на этот раз почти успешно — во всяком случае, кончиком вафельного рожка, который в этот момент доедал, я всё-таки подавился.

— В любом случае, — сказала Сакура, когда я откашлялся, — нам нужно будет постоянно быть настороже и не терять бдительность.

— Согласен. Как только прибудем на место, необходимо будет…

Я резко осёкся, услышав пронзительный детский крик. Обернувшись на площадку, я мигом вскочил с места и ринулся туда — одного из детей, мальчонку лет пяти, крепко схватил за майку и поднял над землёй шиноби из Сунагакуре.

— Эй! — окликнул я его, приблизившись. — Отпусти мальчика.

Отведя от ребёнка гневный взгляд, песчаник посмотрел на меня.

— Иди, куда шёл, — не слишком-то дружелюбно посоветовал он. — Я ничего плохого не сделаю, только научу малолетку манерам.

От этих слов мальчишка в его руках задёргался сильнее, а на его испуганно расширившиеся глазёнки навернулись слёзы.

— Я… я не специально!.. — пролепетал он, очень стараясь не разреветься. — Я случайно в вас мячиком попал, дяденька…

— Слышал? — вновь обратился я к противнику. — Он не специально; так что, будь добр…

— А если не буду? — вкрадчиво поинтересовался генин.

— Мне придётся попросить тебя менее вежливо, — я предупредительно опустил руку на катану.

Парень прищурился. Не отпуская свою жертву, он потянулся было к закреплённому у него за спиной обмотанному бинтами предмету, как вдруг раздался голос, остановивший его:

— Канкуро, хватит тебе, — к нам подошла блондинка, активничавшая вчера на письменном экзамене. — Дался тебе этот малец.

— Не лезь, Темари, — бросил парень, по-прежнему не отрывая от меня взгляда. — Это дело принципа.

— Дело принципа — побить ребёнка ростом тебе по пояс за то, что он не уследил за резиновым мячиком? — крайне едко уточнил я. Даже не оборачиваясь, я прекрасно знал, что стоящие у меня за спиной друзья сейчас синхронно закатывают глаза.

Скривившись, Канкуро разжал руку — мальчонка упал, но я успел подхватить его на руки прежде, чем ребёнок шмякнулся о землю, и быстро отскочил чуть назад, спасаясь от мгновенно последовавшего удара. Поставив мальчика на ровную поверхность (тот тихо всхлипнул и поспешил спрятаться за ногами Сакуры), я стремительно обнажил клинок и бросился на врага, однако мой удар был заблокирован высунувшейся из замотанного бинтами предмета рукой. Понятно, марионетка. Дёрнув клинок на себя, вырывая его из захвата, я вильнул в сторону и замер в боевой стойке, направив острие меча на врага.

— Похоже, одна из команд до полигона не дойдёт. В полном составе, по крайней мере, — зловеще проговорил кукловод, с негромким стуком опуская пока ещё обёрнутую бинтами марионетку на землю.

— Уверен, Суна будет по тебе плакать, — отозвался я, вновь готовясь напасть. Блондинка из Песка продолжала бездействовать, хотя и поглядывала на товарища с неодобрением; мои друзья тоже не вмешивались.

Я сделал шаг — и вынужден был резко отпрыгивать, потому что между мной и противником вдруг взвилась стена из песка, появившаяся так неожиданно, что даже меня чуть не застигла врасплох. Сохраняя безопасную, на мой взгляд, дистанцию, я принялся искать глазами шиноби, сотворившего эту преграду — и очень быстро нашёл.

— Довольно, — холодный, абсолютно неживой голос. Неужели так может говорить двенадцатилетний ребёнок?

— Г-гаара… — Канкуро неожиданно стушевался перед младшим товарищем. — И ты здесь…

— Ты позоришь деревню, — всё так же бездушно продолжил парень, на лбу которого был вытатуирован иероглиф «Любовь». Какая ирония. — Немедленно прекрати.

— Они первые напали! — попытался оправдаться Канкуро.

— Ага, причём это было самое страшное тайдзюцу нашей деревни: «Атака резиновым мячиком», проведённая пятилеткой, — насмешливо сообщил я.

Теперь полные льда бледно-зелёные глаза обратились ко мне. Закалённый опытом выдерживания уничтожающих взглядов злого Мадары, я не дрогнул, однако в тот момент, когда наши глаза встретились, что-то внутри меня, тёмное, глубоко сокрытое, пришло в движение.

— Иоши! — надрывный крик какой-то женщины прервал наши игры в гляделки. Подлетев ко всё ещё прятавшемуся за Сакуре мальчику, женщина — наверняка его мать — порывисто схватила ребёнка на руки. — Глупый, зачем ты полез к шиноби?! Сколько раз мне тебе говорить?!..

— Всё хорошо, мама! — пискнул ребёнок, утерев рукавом курточки слёзы. — Тот братишка меня спас! — и он радостно ткнул пальцем в мою сторону.

Стараясь удержать довольную улыбку, я убрал катану в ножны. Женщина перевела взгляд на меня — и вдруг её лицо исказила гримаса ненависти и отвращения. Крепко прижав сына к себе, она зашипела на него:

— Ты что, не знаешь, что с ним нельзя разговаривать? Быстро, пошли отсюда!

Моя радость улетучилась моментом.

— Всегда пожалуйста, — с сарказмом бросил я ей в спину. — Мне было совершенно не сложно помочь вашему сыну.

Женщина обернулась на меня.

— Больше не подходи к нему, демон! — буквально выплюнув эти слова, она быстрым шагом направилась прочь.

— Чего это она? — тихо спросила Сакура, удивлённая настолько, что, похоже, напрочь забыла о противниках.

Не ответив, я лишь усмехнулся и беспечно махнул рукой, однако Саске, продолжавшему буравить меня типично учиховским пытливым взглядом, этого явно было недостаточно. Как и невысокому парню из Песка; он, не отрываясь, смотрел на меня, словно искал на моём лице подтверждение каких-то своих умозаключений. Я снова встретился с ним взглядом — тьма в моей душе вновь шевельнулась. Мне даже на миг показалось, что я услышал угрожающий глухой рык.

— Как твоё имя? — очень тихо спросил шиноби — словно песок прошелестел над ухом.

— Узумаки Изуна, — я изо всех сил сохранял спокойствие. — Твоё?

— Собаку но Гаара, — последовал ответ. — Ты заинтересовал меня.

— Взаимно, — я решительно разорвал зрительный контакт. — Пойдём, Саске, Сакура?

— Да, — быстро кивнула девушка и первая заторопилась к выходу из парка. Подождав меня, смерив ещё одним подозрительным взглядом недавних противников, Саске последовал за ней.

Я молча шёл рядом с другом, не оглядываясь — мне хотелось как можно скорее уйти из опасной близости этого Гаары. Я не боялся его, вовсе нет, — я боялся ту силу, которую, похоже, этот шиноби с пустыми глазами разбудил. Неужели та тварь, что запечатана во мне, пробудилась, почуяв в этом парне… родню?

— Вполне возможно… — пробормотал я себе под нос. Саске тут же скосил на меня глаза.

— О чём ты? — очень тихо, чтобы не услышала шедшая впереди Сакура, спросил он.

— Не бери в голову, — отозвался я, хотя и понимал, что друг так просто не отвяжется.

— Ты знаешь, что имела в виду та женщина?

— Сказал же, Саске, я…

— Ты знаешь, Изуна, — он нахмурился. — Объясни.

— Давай поговорим потом, — быстро сказал я и, в два шага нагнав Сакуру, пошёл рядом с ней. За моей спиной Саске тихо цыкнул. Я же, не особо вслушиваясь в слова подруги, вслух размышлявшей, а не зайти ли нам в аптеку за энергетическими пилюлями, старательно давил завладевший мной ненадолго страх.

Судя по тому, что я ощутил, Печать Четвёртого Хокаге, о которой говорил Итачи, всё-таки начала давать сбой. Чёрт, как не вовремя-то… Разумно, конечно, было бы прямо сейчас плюнуть на всё и разыскать Итачи, выложить ему начистоту, что знаю о том, кто во мне запечатан, потребовать начать решать, наконец, вопрос с обучением меня контролю над бидзю… Но, естественно, я так не сделаю — если уйду сейчас, подведу Саске и Сакуру, которые из-за меня вылетят с экзамена. Я не поступлю так с друзьями.

Теперь в моём сознании отдавалось насмешливое фырканье. Значит, эта тварь имеет определённый доступ к моим мыслям. Чёрт.

Несмотря на то, что на полянке возле сорок четвёртого тренировочного полигона Конохи собралась почти сотня шиноби, царило мёртвенное молчание. Налетевший ветер эффектно шевелил раскидистые кроны мощных деревьев, начинавшихся за высоким забором из металлической сетки. Даже с моего места было видно огромную змею, лениво поедавшую жаворонка, буквально минуту назад радостно певшего на одной из ветвей. Похоже, местное зверьё совсем бесстрашное, раз даже на границе территории чувствует себя вполне вольготно; что же начинается дальше, в чаще?..

— Итак, — бодро начала Анко, выглядевшая самой довольной из собравшихся, — второй этап экзамена на чунина — испытание на выживание. Однако выжить в этом лесу — не единственная ваша цель, — она достала из кармана пальто и показала всем два свитка: белый и синий. — Дальше пройдут лишь те команды, которые в течение пяти дней прибудут в башню, расположенную в центре полигона, имея при себе оба свитка — и Неба, и Земли. И да, запомните хорошенько: до конца экзамена вы не должны открывать их; если пренебрежёте этим правилом… что ж, лучше вам навсегда остаться в блаженном неведении относительно того, что будет в этом случае. Всего вас двадцать шесть команд; одна половина получит свитки Земли, другая — Неба. Следовательно, — Анко мило улыбнулась, — отсеем мы, как я уже говорила, как минимум половину.

— Но ведь нет гарантии, что, даже захватив оба свитка, команда доберётся до башни, — сказала Сакура. О Рикудо, и опять она включила режим констатации очевидных фактов.

— Точно-точно, — Анко прищурилась и хищно оскалилась, — самых невнимательных и беспечных из вас в этом лесу наверняка съедят. Поэтому, — она запустила руку в другой карман и на сей раз достала кипу листов, — мне нужно, чтобы вы подписали эти согласия. Подпись означает, что вы в полной мере осознаёте опасность экзамена и добровольно идёте на риск — а с меня это снимает ответственность в случае вашей гибели. Так что группа не получит свой свиток, пока все трое не предоставят подписанную бумажку, — она протянула стопку стоявшему ближе генину, после чего формуляры пошли по рукам. — В общем, подписываете, ребята; скоро начнём выдавать свитки.

Некоторое время спустя все заявления были заполнены, и команды по очереди стали заходить под отгорожённый плотной шторой навес, где стоял стол экзаменаторов и где выдавались свитки. Когда с этим нужным делом было покончено, все разошлись к своим стартовым точкам — всего ворот на полигоне было сорок четыре, так что с лихвой хватило, чтобы распределить экзаменуемых.

И вот, наконец, был дан сигнал к началу. Чунин-экзаменатор распахнул перед нами створки — и мы с друзьями бросились в Лес Смерти навстречу неизведанному.

— Давайте решим сразу, — на бегу сказал Саске, возглавлявший отряд по общему немому согласию, — прочёсываем лес в поисках противников или же ищем башню и устраиваем засаду в её окрестностях?

— Сложный вопрос, — отозвался я. — Наша команда объективно не самая быстрая даже среди бывших одноклассников из Академии, да и с поисковыми техниками у нас, мягко говоря, слабовато. Возможно, лучше будет сыграть дурачков и специально нарваться на атаку.

— Сыграть дурачков? — переспросила Сакура. — Что ты имеешь в виду?

— Шуметь в лесу, к примеру. Разводить костры, оставлять следы — мало ли, как ведут себя идиоты.

— Гениально, — фыркнул Саске, но тут же добавил: — Хотя, определённый резон в этом есть. По крайней мере, не нужно будет заморачиваться с поиском врагов.

— Ага, — усмехнулся я. — Главное, чтобы они нападали порциями, а не всем скопом.

— Ну, так мы ведь не будем изображать совсем идиотов, — резонно заметил Саске.

На том и порешили. Углубившись в лес километра на полтора, мы устроили привал на полянке, через которую протекал небольшой ручей. На этот раз разводить костёр мы не стали, а просто присели передохнуть, преспокойно ожидая от жизни счастья. Однако, как назло, это самое счастье в лице противников к нам упорно не шло; уж не знаю, то ли часть леса глухая, то ли враги были просто сражены наповал нашей беспалевностью и не решились связываться с такими рисковыми ребятами — как бы то ни было, по прошествии часа нам пришлось менять дислокацию. Фактически, лишь этим мы и занимались оставшийся день: переходили с места на место, отводя душу на чрезмерно больших и голодных местных зверюшках. Один только раз за всё это время на нас отважился напасть какой-то парень из Аме, но быстро слинял, стоило нам с Саске легонько его шугануть — очевидно, пришёл противник один и совершенно не ожидал, что встретит сопротивление.

Когда солнце окончательно скрылось за древесными кронами и в Лесу Смерти воцарились густые сумерки, мы с друзьями остановились на полноценный привал (уже таясь, как положено), чтобы отдохнуть и набраться сил.

— Если завтра тактика идиотов себя не оправдает, придётся переходить к более решительным действиям, — заметил Саске, когда мы с ним устраивались на отдых; Сакуре выпало дежурить первой.

— Думаю, не придётся, — пожал я плечами, заботливо устраивая у себя под боком верную катану. — Не можем мы два дня подряд не натыкаться на врагов.

Саске ограничился тем, что неопределённо дёрнул головой, после чего перевернулся на другой бок и затих. Абстрагировавшись от любых мыслей, я тоже довольно быстро уснул.

Разбудил меня во тьме ночной лёгкий толчок от Саске, требовавшего таким образом, чтобы я сменил его на посту. Мне выпало дежурить в последние два часа до рассвета, так что я, прихватив меч, сел на замшелый валун у входа в нашу пещерку, сотворённую мощными корнями деревьев, и принялся внимательно вглядываться и вслушиваться в ночь. Вокруг примечательного не происходило ровным счётом ничего: тихо сопели во сне мои товарищи, изредка шуршали в траве какие-то мелкие животные, где-то в стороне ухала заунывно сова.

Пользуясь временем, я обстоятельно продумывал всё, что предстояло мне сделать по окончании экзамена. В первую очередь, конечно, нужно поговорить с Итачи. Обо всём. Зажать его где-нибудь в уголке и выпытать, наконец, все известные ему секреты, касающиеся меня. Помимо того, надо будет ещё стрясти с Итачи обещанные свитки с клановыми техниками Узумаки, а также при удобном случае постараться помириться с Минори-чан…

Рассвет стал медленно заниматься, с трудом продираясь сквозь плотное сплетение стволов и крон — вокруг нашей поляны лес был густ. Кроваво-красный свет растекался по прогалине, завораживающий, прекрасный… и вдруг какой-то мой инстинкт, по происхождению причём вовсе не учиховский, а нового тела, в голос завопил: чужая чакра — рядом враги!

— Саске, Сакура, — тихо позвал я, подбираясь, плавно обнажая меч, скользя взглядом по окрестным зарослям кустарника. — Подъём.

— Что случилось? — Саске проснулся мгновенно и уже стоял рядом со мной с собственной катаной в руке.

— Пока ничего, — отозвался я, всё ещё напряжённый внутренне. — Мне показалось, я почуял кого-то…

— И, как вижу, не ошибся, — мрачно закончил за меня друг.

Тихо и неслышно, словно тени, на поляне возникли двое шиноби в одинаковых чёрных плащах со стоячими воротниками и рисунком из красных облаков с белой окантовкой. В остальном же наши гости кардинально отличались друг от друга: один был высок, мускулист и широкоплеч, другой — низок, едва ли по плечо товарищу, и подтянут. Первый был, судя по виду, опытным, прошедшим много боёв шиноби лет тридцати, а второй — совсем ещё мальчишкой, всего года на три-четыре старше нас. Эти двое представляли собой довольно комичное зрелище, не считая того факта, что символы деревень на их протекторах — разные, к слову сказать — были по-нукенински перечёркнуты, и я даже не будучи хорошим сенсором ощущал исходившую от этих шиноби мощь.

— Вы за свитком? — решил всё-таки уточнить я на всякий случай, про себя молясь, только бы они ответили «да».

Невысокий парень хохотнул.

— За свитком ли мы, мм? — насмешливо переспросил он, откинув с лица длинную светлую чёлку. — Разве мы похожи на генинов?

— Ты бы вполне сошёл, — заметил его спутник словно бы справедливости ради.

— Припомню, — сквозь зубы пообещал блондин и вновь повернулся к нам. — Давайте сразу сознавайтесь, детишки: кто из вас джинчурики Кьюби, мм?

Твою!.. Я едва удержался от восклицания вслух. Вся эта ситуация начинает попахивать проблемами.

— Понятия не имеем, о чём вы, — надменно произнёс Саске, старательно державший перед врагами лицо, даже понимая, что они во много раз сильнее нас.

— Уж не знаю, кого вы ищете, — добавил я как можно более спокойно, — но явно не нас.

Странный огромный предмет, обмотанный бинтами (что-то в последнее время прямо мода на такие штуки пошла), закреплённый за спиной высокого шиноби, вдруг зашевелился. Ниндзя же усмехнулся.

— Лжёшь, мальчик, — сказал он, буквально пожирая меня взглядом маленьких жестоких глаз. — Ты именно тот, кто нам нужен, и знаешь об этом.

— Вы ошиблись, — резко повторил Саске, выставляя вперёд руку с зажатым в ней клинком; Сакура за его спиной тоже приготовилась к возможному бою.

Высокий снял свою огромную штуковину с плеча.

— Да неужели?..

— Эй-эй, чур, джинчурики мой! — подал голос блондин; распахнув плащ, он запустил обе руки в висевшие у него на поясе большие сумки. — Я покажу ему силу моего Искусства, мм!

— Напоминаю, что он нам нужен живым, — сказал его товарищ, неодобрительно поглядывая на парня. — Так что пыл свой поумерь; с джинчурики буду сражаться я.

— Это ещё почему, мм?!..

— Ребята, — очень тихо, уголком рта сказал я друзьям, пока противники спорили. — Бегите.

— Мы тебя не бросим, — решительно заявил Саске, но я перебил его:

— Ты просто не понимаешь, насколько это серьёзно.

Саске шокировано на меня посмотрел, на миг забыв обо всём.

— Неужели то, что они говорят?..

— Быть не может, — прошептала Сакура, поражённая до глубины души.

— Неважно, — я поудобнее перехватил катану. — Я отвлеку их на себя, а вы бегите обратно к забору, найдите кого-нибудь из экзаменаторов и скажите, что здесь нукенины.

— Сакура справится с предупреждением и одна, — упрямо сказал Саске. — Я останусь с тобой.

— А если на Сакуру нападут? — раздражённо прошипел я; у меня не было ни времени, ни желания вступать с ним в полемику. — Бегите и не спорьте. Просто сделайте так, как я говорю…

— Заткнись! — нетерпеливо прикрикнул на товарища старший нукенин и обратил взгляд на странный забинтованный предмет. — Интересно…

— И что же говорит твоя возлюбленная, мм? — с сарказмом поинтересовался парень.

— Что тот темноволосый мальчонка — Учиха, — теперь шиноби уставился на Саске.

Блондин снова засмеялся.

— Да этот старый извращуга Орочимару слюной захлебнётся, если мы ему живого Учиху приведём, мм! — радостно сообщил он непонятно кому. — Будет прыгать на задних лапках и рассыпаться в благодарностях, да!

Высокий шиноби неприятно оскалился, обнажив острые треугольные зубы.

— Ну что, тогда забираем этих двоих. Девчонку можешь убить.

А вот теперь у нас действительно очень серьёзные проблемы.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 16 | Добавлено: 16.11.2016

Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]